Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кризис в IT: Все будет х....о!

АрхивСтатьи
автор : Владимир Гуриев   11.11.2008

Пообщавшись с представителями ИТ-бизнеса, мы пришли к выводу, что происходящее прекрасно описывается популярным словом из шести букв. Точнее, слов два, но напечатать мы можем лишь второе - "дефолт".

Журналисты "КТ" пообщались с представителями ИТ-бизнеса и пришли к выводу, что происходящее прекрасно описывается популярным словом из шести букв. Точнее, таких слов два, однако напечатать мы можем только второе - "дефолт".

Причитания экономистов о том, что нынешний кризис к памятному дефолту 1998 года никакого отношения не имеет (и устроен иначе, и последствия будут иные), конечно, справедливы, однако разница, по большому счету, заключается лишь в том, что десять лет назад по своим долгам платить отказалось государство, а сегодня мы оказались в ситуации, когда платить по долгам отказываются все остальные (по крайней мере, опасность такая есть). И если десятилетней давности дефолт можно сравнить с огромным прыщом на кончике носа, то в этот раз прыщи, конечно, поменьше, зато равномерно распределены по всей поверхности лица. Для тех, кто забыл свое босоногое детство и считает, что прыщи- дело преходящее, у нас есть и другие метафоры. Более поэтичные и опасные.

- Нынешний кризис как гепатит B - ласковый убийца, - никто его не видит, а он уже внутри, - говорит Мария Черницкая, директор компании iContext. - В повседневной жизни он проявит себя уже через месяц.

- Нынешний кризис сейчас напоминает развивающийся инфаркт,- объясняет Сергей Рогов, ИТ-директор "Детского мира". - Пока процесс идет, совершенно ничего нельзя предпринять и начать лечение.

Первыми с гепатитом, инфарктом и прыщами в ИТ столкнулись вендоры и дистрибьюторы. Когда на пол валится дорожка из костяшек домино, всегда есть те костяшки, которые упали первыми. Они не виноваты. В терминологии Весельчака У - "их толкнули". Но они почувствовали кризис первыми и дадут проплакаться всем остальным.

Во всем виноват заказчик

Хотя на корпоративном рынке первыми начали все-таки клиенты.

Несколько лет назад американский писатель Николас Карр написал книжку "Does IT Matter", в которой на полном серьезе задавался вопросом, а нужно ли вообще тратить деньги на ИТ, ведь отдача от этих затрат зачастую бывает крайне неочевидна. Замах был на рубль, но поскольку Николас Карр не сумасшедший, а только прикинулся, удар получился на копейку. Всесторонне изучив вопрос, автор пришел к выводу, что инвестировать в ИТ нужно, а мнимая неэффективность вложений возникает, в частности, потому, что конкуренты тратят деньги на ИТ примерно в том же темпе, и совместные усилия участников рынка уравновешиваются1. Не "инвестировать нужно", а "отказаться от инвестиций невозможно". На баланс обе формулировки заносятся одинаково, но разница все-таки есть.

"Лишний жирок" сбросят все без исключения

Конкуренция возрастет. Более всего от кризиса пострадают небольшие и средние компании, не обладающие собственными солидными финансовыми ресурсами, которые испытают сложности в получении кредитов. В последние месяцы стоимость денег заметно возросла, и предел пока не достигнут. Контракты для госпредприятий и крупных компаний не предполагают предоплаты, все нужно делать за свои деньги, и выживут те, у кого они будут. Нельзя переоценить также опыт и доверие, которое та или иная компания заслужила на рынке. У тех же, кто пройдет кризис с минимальными потерями, появится шанс для рывка. Ну а "лишний жирок" сбросят все без исключения.

Анонимный комментатор

Беда только в том, что выкладки Карра, судя по всему, справедливы лишь для мирного времени, когда у компаний есть свободные деньги, и когда все - или почти все - действительно активно и, может быть, с удовольствием платят за информационные технологии. Когда же менеджеры поняли, что деньги закончились - хотя во многих случаях первыми исчезли не деньги, а нервы и способность к рациональному принятию решений, - компании стали "срезать косты". Другими словами, отказываться от финансирования непонятных, неочевидных и дорогих проектов. Неудивительно, что начали с ИТ.

- Будут мгновенные полные заморозки бюджетов, - говорит гендиректор ABBYY Сергей Андреев, - но потом начнется пересмотр жесткой заморозки в пользу быстрых, сберегающих ресурсы решений.

С ним согласны почти все опрошенные нами эксперты, с точностью до формулировок. Выживут в ближайшее время лишь те ИТ-проекты, которые обещают существенную экономию если не сегодня, то завтра. Генеральный директор IBS Сергей Мацоцкий, например, уверен в востребованности специализированных производственных решений с горизонтом окупаемости в три-шесть месяцев. На это заказчики деньги найдут. На что-то менее надежное или очевидное в плане быстрого возврата инвестиций - вряд ли.

- Издержки на ИТ будут сокращаться практически по всем направлениям, - подтверждает Сергей Кирюшин, CIO компании "Аэрофлот". - Работа по сокращению расходов в целом ведется всегда, но сегодня у нее иной подтекст. Будут сокращаться операционные расходы, уменьшатся объемы покупаемой техники и услуг.

Стратегию жесткого контролирования расходов вряд ли можно считать оптимальной по умолчанию. Казалось бы, если конкуренты сознательно придерживают свое развитие, самое время вырваться вперед, однако вряд ли таких отважных до безрассудства заказчиков найдется много. По словам Анны Зайцевой, аналитика УК "Финам Менеджмент", рост бюджетов маловероятен, хотя "такое решение могло бы позитивно отразиться на эффективности бизнеса в условиях кризиса". Вопрос, урезать ли ИТ-бюджеты, большинство корпоративных заказчиков для себя закрыло. Открытым остался вопрос, корректировать ли бюджеты текущего года, разрывать ли уже заключенные контракты - или войти в режим жесткой экономии с января. По нашим данным, АФК "Система", к примеру, планирует сократить свои расходы в 4-м квартале 2008 года на 30-45%. Есть и косвенные подтверждения того, что процессы сокращения бюджетов уже запущены: так, например, SAP, столкнувшийся с продажами ниже ожидаемых, уже заявил, что виной тому внезапно обострившаяся бережливость заказчиков.

В России кризис сложнее и сильнее

Нынешний кризис намного серьезнее, чем кризис 1998 года. Предыдущий кризис очень сильно и сразу ударил по населению, а в этот раз до того момента, как население полностью ощутит на себе его влияние, пройдет еще много времени. Компании и бизнес уже находятся под влиянием кризиса.

В 1998 году было сразу ясно, что делать. Разница в том, что ситуация в 2008 году меняется плавно, и не ясно, чего ждать дальше. Планирование очень затруднено. Я уверен, что 2009 год будет очень сложным.

В России кризис сложнее и сильнее, чем на Западе. Даже в странах Восточной Европы кризис почти не ощущается, а у нас он уже набрал силу: для того чтобы это понять, нужно просто меньше смотреть российское телевидение.

Константин Сидоров, президент группы компаний RRC

Даже в тех случаях, когда речь о сокращении ИТ-бюджетов не идет, можно ожидать замедления развертывания проектов из-за ужесточения требований поставщиков по срокам выплат.

Николас Карр такой панический менеджмент не одобрил бы, но, скорее всего, его читали только CIO и CTO, которые сегодня еще могут распоряжаться вверенными им бюджетами, но оказывают ничтожно малое влияние на объемы финансирования.

Хорошие новости

Даже во всемирном потопе можно найти что-нибудь хорошее, если сохранять оптимизм. Хорошие новости у нас пока на уровне прогнозов, зато их много, и они все разные.

Один из наших собеседников не исключил, что кризис облегчит конкуренцию с иностранными фирмами - "там, где о конкуренции между российскими и зарубежными компаниями вообще может идти речь": "В России нам будет легче конкурировать с иностранцами: сосредоточившись на основных своих рынках, они могут отодвинуть Россию на второй план, чем можно и нужно воспользоваться".

Кроме того, сам кризис несет в себе очищающую функцию. Если "лишние" компании с рынка уйдут, выжившим будет и прибыльней, и проще - это хорошая новость. Для тех, кто выживет.

- В России сегодня есть ряд компаний, которые играют заметную роль в отечественной ИТ-отрасли во многом благодаря кризису 1998 года, - отмечает Алексей Кудрявцев, генеральный директор ISG.

Оптимистично наши собеседники настроены и в отношении рынка труда. Сергей Андреев так и назвал вероятное снижение зарплат - "улучшение ситуации на рынке труда". С ним - не терминологически, но по сути - солидарны Сергей Мацоцкий, Тагир Яппаров ("АйТи"), а также наши собеседники в рекрутинговых агентствах.

Сергей Мацоцкий, генеральный директор IBS, вспоминая кризис 1998 года, упомянул о том, что "дефолт" стал катализатором популярности ERP-решений. Нынешний кризис может, по его мнению, привлечь внимание заказчиков к более сложным производственным решениям, касающимся логистики, сбыта, отношений с клиентами и т. д. В фаворе, как считает Мацоцкий, окажется и бизнес-консалтинг: "услуги по оценке отдельных инвестиционных проектов и оптимизации инвестиционных программ; услуги по реструктуризации холдинговых компаний, оптимизации их направлений бизнеса, численности персонала; услуги по разработке среднесрочных стратегий с учетом кризисной обстановки".

Боливар не вынесет троих

Навстречу психологически обнищавшим заказчикам несутся вендоры и дистрибьюторы, также столкнувшиеся с кризисом ликвидности. Не секрет, что подавляющее большинство компаний ведет бизнес на заемные средства, предоставляя, в свою очередь, кредиты партнерам, так что лаг между началом проблем в банковском секторе и финансовым давлением, которое начинают испытывать на себе ИТ-компании, получается минимальный. Переплачивать за издержки в конечном счете придется всем, хотя сейчас поставщики пытаются перенести основной удар на заказчика. Перенос ответственности происходит почти в автоматическом режиме. Вендор ужесточает условия для дистрибьютора (держа в уме, что дистрибьютор ему еще пригодится, поэтому слишком уж давить на него не стоит), дистрибьютор - на дилера (держа в уме, что хорошего дилера днем с огнем не сыщешь), а дилер - на заказчика, который и без повышения цен подумывал сократить закупки, скажем, на треть. При этом каждое звено в цепочке, по факту, теряет деньги, хотя не всегда речь идет об уменьшении наценки - дистрибьютор может, например, не повышая отпускных цен и не ставя дополнительных ограничений, уменьшить срок кредитных выплат для дилера с шести месяцев до трех. Конечному корпоративному покупателю такими сложностями голову стараются не забивать, все потенциальные недостачи уже посчитаны и заботливо включены в счет.

- Есть попытки перейти на стопроцентную предоплату, - рассказывает Сергей Рогов, - или сократить отсрочки платежей. Поставщики, имея на руках письма от своих европейских партнеров-вендоров, пытаются пересмотреть даже текущие соглашения.

Бен Бернанке, преемник Алана Гринспена на посту председателя Совета ФРС (США). Ананасы и рябчики в кадр не вошли

Добавим, что дистрибьютор может закладывать в отпускную цену не только уже известные ему издержки, но и недополученную из-за упавшего спроса прибыль. В этом случае заказчик платит не только за себя, но и немножко "за того парня". Впрочем, вряд ли эти гипотетические надбавки будут так уж велики. Когда дистрибьютору нужно оперативно расплачиваться с вендором, а взять кредит в банке проблематично, тут уже не до упущенной прибыли - главное, не остаться с затоваренным складом на руках.

- Кредиты подорожали, свободных средств нет, все пытаются оптимизировать бизнес, - продолжает выступать в роли адвоката дистрибьютора Рогов. - Поставщики требуют от нас точных прогнозов по закупкам, чтобы исключить появление излишков на своих складах.

Финансовый директор компании RSI Алексей Филиппов не исключает даже кратковременного снижения цен на компьютерную технику в течение первого квартала - "затоварившимся" компаниям нужно будет срочно опустошить склады, но уже в начале следующего года цены изменятся.

Тихой, но надежной гаванью для компаний, привыкших работать с корпоративными клиентами, станет госсектор. О сокращении государственных расходов на ИТ ничего не известно, схемы взаимодействия отработаны, платит государство не то чтобы исправно, но в конечном счете платит, а задержку выплат всегда можно предвидеть и заложить в стоимость товаров и услуг. Важным источником устойчивости станут госзаказы для региональных компаний, которые могут подпитываться сразу из нескольких бюджетов разного уровня.

- Распределение кризисных явлений будет более или менее равномерным, - подтверждает Анна Зайцева, - но в регионах может быть чуть проще.

- Меньше всего пострадают те компании, которые ориентированы на государственные деньги, - считает Алексей Кудрявцев.

Дорогие проекты будут приостановлены

Дорогие и длительные по инсталляции ИТ-проекты (внедрение ERP, CRM, консалтинг) в коммерческих компаниях будут приостановлены до лучших времен. В государственном секторе проблем скорее всего не возникнет, так как финансирование останется мощным и стабильным. Снижение цен произойдет в основном на оборудование, продающееся в розницу (а также на всю продукцию, завезенную на территорию РФ дистрибьюторами). Новые поставки оборудования из-за рубежа просто не будут проводиться в прежних объемах, но серьезного снижения там тоже не будет, так как затраты на производство и логистику не изменятся.

Борис Корольков, руководитель отдела корпоративных продаж Lenovo в России

Впрочем, эта палочка-выручалочка не для всех. С государственными органами работать непросто, и вряд ли на рынке появятся новые игроки, даже если им этого очень захочется. Кроме организационных трудностей есть и финансовые: госорганы стараются не работать по предоплате, поэтому для выполнения контрактов нужно иметь под рукой необходимые средства, а взять сегодня крупный кредит не проще, чем выиграть тендер.

Многое зависит от того, насколько затянется кризис, но вероятно, что цепочки движения товаров от вендора к потребителю упростятся как по горизонтали, так и по вертикали.

- В цепочке от производителя к покупателю больше всего будет страдать дистрибьютор, - говорит Алексей Кудрявцев. - Общая тенденция такова, что их число и объем бизнеса будут сокращаться.

Но и сама цепочка в отдельных случаях может стать короче. Опять же за счет дистрибьютора. Впрочем, сами дистрибьюторы в этом случае только "за". Если вендоры заберут на себя хлопотную, чреватую долгими платежами низкомаржинальную розницу, многие дистрибьюторы, вынужденные заниматься общением с розничными сетями "по долгу службы", вздохнут свободнее.

- Это было бы чудесно, - говорит Максим Сорокин, президент компании OCS. - Если вендор возьмет на себя эту почетную обязанность, я буду счастлив.

Однако у розницы свои проблемы.

Авторы благодарят Алана Гринспена за помощь в подготовке материала.


1. На самом деле, это очень хорошая и вдумчивая книжка, а мой пересказ одного из основных тезисов Карра соотносится с оригиналом примерно так же, как фраза "и, в общем, она расстроилась и легла на рельсы" с финалом "Анны Карениной". Да, на рельсы, да, легла, и даже она - но есть нюансы. - В.Г. [вернуться]

Из еженедельника "Компьютерра" № 41

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.