Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Пиратству - бой!

АрхивКолонка Золотова
автор : Евгений Золотов   08.07.2004

Термин "компьютерное пиратство" впервые был упомянут тридцать лет назад. Сегодня ущерб, причиняемый пиратами, исчисляется десятками миллиардов долларов. Что такое компьютерное пиратство, кто им занимается, и стоит ли с ним бороться?

Очередную страшилку принесли вчера англоязычные СМИ: глобальное исследование, проведённое ассоциацией разработчиков программного обеспечения Business Software Alliance совместно с компанией IDC, выявило, что мировая индустрия ПО потеряла в прошлом году на софтверном пиратстве двадцать девять миллиардов долларов. Главным технологическим "пособником" пиратов названы пиринговые сети, а местами средоточия - Китай, Вьетнам, Украина и (правда, на шестом месте, с 87% пиратского софта от общего объёма всех инсталляций) Россия.

Софтверное пиратство или, если быть точным, нарушение прав владельцев программной продукции - настоящий бич рынка информационных технологий. В разных странах из-за различий в законодательствах под пиратством понимают несколько разные вещи, но в большинстве случаев законами об охране интеллектуальной собственности преследуется копирование лицензионных программ с целью их продажи или даже простой передачи другому лицу, а также продажа и перепродажа оригинальной копии. Многое зависит и от владельца конкретной программы, вольного выбирать условия, на которых его продукт будет предоставлен третьим лицам. Впрочем, общепринятая практика известна: большинство компьютерных компаний сегодня не продают софт, а предоставляют его в аренду. В пользовательских соглашениях, вроде того, что поставляется с каждым продуктом лидера софтверного рынка, компанией Microsoft, оговорено, что покупатель платит деньги не за саму программу, а за право пользоваться ею. Эта оговорка препятствует получению конечным пользователем прав собственности на продукт.

Пираты компьютерные получили своё прозвище за схожесть с пиратами морскими: они считают для себя возможным посягнуть на чужую собственность. Но если имена морских разбойников вошли в историю (все мы знаем о Гарри Моргане и Билли Кидде), то компьютерное пиратство остаётся уделом "тёмных лошадок", никогда не показывающих своего лица. Их можно опознать лишь по кличкам и названиям групп, к которым порой, вопреки убеждениям, проникаешься уважением, словно под действием пресловутого стокгольмского синдрома заложника: так, думаю, многие из читающих эти строки добрым словом помянут группу Radium, в своё время кормившую всю Россию (да и не только Россию) взломанным аудиософтом.

Таким образом, о самих пиратах нам почти ничего не известно, а вот история введения этого термина задокументирована. Первым - как бы невероятно это ни звучало - приравнял бесплатное копирование лицензионных программ к пиратству Уильям Генри Гейтс III, тот самый, что и по сей день стоит у руля Microsoft. В феврале 1976 года он написал историческое Обращение к энтузиастам - письмо, в котором указал на существование рынка программного обеспечения и тот вред, что причиняет разработчикам платного софта принятая в среде компьютерщиков практика свободного копирования программ. Создав интерпретатор языка BASIC для персонального компьютера Altair, Гейтс с коллегами по Microsoft (Пол Аллен и Монте Давидов) уже тогда в полной мере ощутили, сколь тяжёлыми могут быть последствия пиратства - лишь 10% от общего числа установленных копий их продукта были оплачены.

Как видите, в период становления софтверного рынка всё было предельно просто и наглядно. Сегодня оценка ущерба - одно из самых больных мест в теории противников пиратства. Очевидно, что если на рынке были проданы сто пиратских копий программы (понятное дело, по бросовой цене), то это совсем не значит, что при отсутствии пиратов на нём можно было бы продать сто лицензионных копий. BSA (в которую входит и Microsoft) и многие другие компании и организации, раздялеющие её взгляды, закрывают на это обстоятельство глаза и считают, что все пользователи пиратских копий - потенциальные покупатели. А помножив их число на стоимость лицензионных копий программных продуктов получают гигантские цифры потерь - вроде тех 29 миллиардов, что были упомянуты выше.

Многие из радикально настроенных пользователей вообще предлагают отказаться от использования термина "пиратство", поскольку он искажает суть процесса копирования программ. Ведь если вы сделали копию лицензионной программы, у производителя вроде бы ничего не убыло, так что и вы ничего не украли. Пиратство лучше считать средством саморегуляции рынка программного обеспечения, которое не позволяет разработчикам слишком уж зажиреть: пираты служат естественным ограничителем бесконечного повышения цен на программную продукцию, ибо чем выше цена, тем чаще данную программу будут копировать без спроса и разрешения.

Однако обвиняя во всех бедах разработчиков программного обеспечения, обычно почему-то забывают далёкую теперь середину XX столетия, когда софт был физически неотделим от вычислительной техники. Вспомните первые ЭВМ, которые программировали с помощью переключателей-соединителей. Развитие техники позволило отделить программную часть от самой машины, портировать на другие компьютеры и даже платформы, но сути это не меняет: без программы машина - всего лишь бесполезная железка. Владелец железяки - человек, которого никто ни к чему не обязывает, который может и сам написать софт для своей машины, но всё же, очевидно, потенциальный покупатель. Так что за программы стоит платить. Их стоит охранять. А софтверное пиратство следует называть пиратством.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.