Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Есть ли будущее у Hi-Fi?

АрхивМнения
автор : Олег Нечай   22.02.2007

MP3 в качестве универсального аудиоформата права на жизнь не имеет. Приверженность ему лишь маскирует беспомощность звукорежиссёров и конструкторов аудиотехники.

Термин "Hi-Fi" за последние годы заметно дискредитировал себя. Причина этого кроется не столько в широком распространение массовой аудиотехники посредственного качества, которую недобросовестные производители громко именуют "хайфайной", сколько в утрате общепризнанного представления о том, что следует считать "высокой верностью звучания". В самом деле: зачем покупать дорогую аппаратуру, если "лицензионный" CD с записью модной поп-группы отличается от пиратских MP3 практически лишь ценой и буклетом, а FM-радиостанции, похоже, окончательно и бесповоротно перешли на вещание музыки исключительно в сжатых форматах. Какая может быть речь о "хай-фае", если подавляющее большинство новых записей изначально загублено мастерингом с чудовищной компрессией динамического диапазона, а нормальные качественные записи стали штучным элитарным товаром? Общий уровень качества звучания бытовой аудиоаппаратуры, как ни странно, неуклонно снижается, и эту деградацию не в силах замаскировать ни многоканальные системы, ни DSP, "улучшающие" звучание заведомо ущербных с точки зрения звука форматов вроде MP3, ни супермногоформатные проигрыватели, на которых SACD звучит хуже, чем обычный компакт-диск на качественном CD-плеере.

Конечно, мне обязательно возразят, что зато с появлением новых форматов всю музыкальную коллекцию можно уместить в кармане, а разницы между CD и MP3 большая часть слушателей просто не слышит. Что касается коллекции в кармане, то безусловных достоинств в этом я не вижу. Наверное, с одной стороны, это неплохо, что музыка избавляется от каких-то чисто материальных привязок, существуя в некоем виртуальном виде двоичного кода, с лёгкостью переносимого с одного винчестера на другой. Однако вместе с тем уходит в прошлое подача музыки как материального артефакта, а с ней - и концептуальная целостность оформления пластинки и того, что записано на этой пластинке. Дизайн обложки, буклет, иллюстрации в нём - всё это обладает чрезвычайно сильным эстетическим воздействием. Неслучайно владельцы коллекций грампластинок до сих пор не могут привыкнуть к маленьким вкладышам к CD - они просто ничтожно малы в сравнении с конвертами для "винила", некоторые из которых можно было часами разглядывать и даже использовать в качестве картин, украшающих комнату. Цифровые пластинки, которые многие по привычке именуют "альбомами", уже давно не альбомы, а сборники отдельных песен, в лучшем случае, запакованные в маленькую коробочку.

То, что люди не слышат разницу между CD и MP3 - факт прискорбный, но это вовсе не причина, а следствие. Следствие воспитания слуха на низкокачественных записях и низкокачественной аппаратуре. Хорошая стереосистема даже человеку, бесконечно далёкому от заболевания, именуемого аудиофилией, даёт понять всю несостоятельность того же MP3 в качестве формата для хранения и прослушивания музыки. Многие уже забыли, что MP3 создавался для потокового передачи звука через интернет, и там ему самое место. Никто не ждёт качественного звука от, например, средневолнового радиовещания или динамика мобильного телефона, но они имеют право на жизнь, поскольку занимают свою ёмкую нишу. MP3 в качестве универсального аудиоформата права на жизнь не имеет. Приверженность ему лишь маскирует беспомощность звукорежиссёров и конструкторов аудиотехники.

Сегодня, когда ёмкость памяти компактных плееров уже измеряется десятками гигабайт, нет решительно никакой объективной причины продолжать использовать сжатые аудиоформаты с потерей качества. Даже потенциал банального CD с несовременными параметрами 16 бит/44100 Гц ещё далеко не исчерпан, о чём свидетельствуют всё новые модели CD-проигрывателей высшего класса. Однако, отказавшись от ущербных форматов, производителям придётся отказаться и от привычных комплектующих - копеечных микросхем и дешёвых трансформаторов, миллионами штампуемых на многочисленных китайских заводах. Самозванцам придётся отказаться от гордого звания звукорежиссёра, а настоящие профессионалы смогут воспитывать достойную смену. Человек быстро привыкает к хорошему, и ему уже нельзя будет подсунуть "модные" плееры, звучащие хуже, чем самодельный радиоприёмник тридцатых годов XX века.

К сожалению, воспитание слуха - дело не одного дня и не одного года. Более того, даже на самой великолепной аппаратуре невозможно воспитать хороший слух - без посещения "живых" концертов никак не обойтись, иначе с чем же сравнивать звучание того или иного аппарата? Здесь мы приближаемся к пониманию того, почему термин "Hi-Fi" сегодня почти полностью утратил своё смысловое наполнение. Всё дело в том, что этот термин, который, кстати, имеет вполне определённое формальное описание в немецком стандарте DIN 45500 от 1973 года с рядом последующих дополнений и изменений, означает именно максимальную приближённость воспроизводимой аудиосистемой музыки к её "живому" исполнению. Если нет "живого" исполнения, то нет и критерия оценки. С чем нам сравнивать музыку, сгенерированную в недрах синтезатора? Или "голос" безголосого "певца", сделанный в компьютерной студии?

Давно пора честно признать, что в применении к электронной, да и вообще "электрической" музыке просто не существует понятия "высокой верности звучания". Есть лишь идея звукорежиссёра, реализованная с той или иной долей профессионализма и убедительности. К сожалению, профессионализма в последние годы становится всё меньше и меньше, что особенно заметно на современных записях классической музыки, где нужны знания и опыт. Здесь художнику недостаточно сказать "я так вижу", а надо ещё и уметь рисовать.

Выходит, записи классической музыки - единственное прибежище Hi-Fi? Да, именно так. Но плохо ли это? Не думаю. К счастью, пока в мире существуют вечные эстетические ценности, нам будет, с чем сравнивать всё остальное.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.