Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Секрет стерео

АрхивМнения
автор : Олег Нечай   15.02.2007

Сегодня, в эпоху многоканального цифрового звука, кажется немыслимым, что всего полвека назад люди довольствовались монофоническим аналоговым качеством и получали наслаждение от прослушивания.

Сегодня, в эпоху многоканального окружающего цифрового звука, кажется немыслимым, что всего полвека назад люди довольствовались монофоническими аналоговыми записями и получали удовольствие от их прослушивания. Между тем, первые серьёзные опыты в области стереофонической звукозаписи относятся лишь к концу двадцатых - началу тридцатых годов XX века, а первые коммерческие стереофонические грампластинки были выпущены лишь в 1958 году. Пластинки с четырёхканальной или квадрофонической записью появились в 1971 году, однако большой популярности они не получили из-за высокого износа по сравнению со стереофоническими и необходимости использовать нестандартные проигрыватели.

Впрочем, говоря о том, что эра стерео началась лишь в конце пятидесятых годов прошлого столетия, я был не совсем прав. На самом деле, первая публичная демонстрация стереофонического звука состоялась в 1881 году в ходе Парижской электрической выставки. Тогда изобретатель Клемент Адер установил в Парижской опере несколько примитивных телефонных микрофонов, которые при помощи телефонной сети были подключены к паре телефонных же капсюлей, которые мы сегодня назвали бы наушниками. Через эти трубки посетители выставки смогли в стереозвуке слышать всё, что происходило на сцене оперного театра. Чтобы представить, насколько удивительными такие представления были для людей того времени, достаточно сказать, что тогда не было никаких электронных развлечений, за исключением только что появившегося телефона, патенты Белла на который датируются 1875-77 годами.

Счастливчики, которым удалось услышать эту "прямую трансляцию", отмечали необычный характер звучания и очевидный пространственный эффект, благодаря которому можно было локализовать расположение того или иного инструмента в оркестре. Более того, подобные телефонные трансляции были поставлены на коммерческую основу - для этого нужно было приобрести специальный домашний аппарат и подписку на услуги оператора или воспользоваться платными автоматами, установленными в кафе и гостиницах. Такая услуга под названием Theatrophone предоставлялась во Франции с 1890 по 1932 годы, а с 1895 по 1925 годы - и в Великобритании под названием Electrophone.

Однако примерно до начала тридцатых годов стереофония оставалась не более чем занятной игрушкой, и лишь в середине двадцатых британская радиокомпания BBC попыталась транслировать двухканальные радиопередачи, которые пользовались оглушительным успехом. Правда, для их прослушивания нужно было иметь два радиоприёмника: один канал передавался на длинных волнах из Манчестера, и второй - на средних частотах местных филиалов BBC.

В начале тридцатых прогремела знаменитая "Стена звука": тогда специалисты компании Bell Labs разместили от 50 до 80 микрофонов вокруг симфонического оркестра. К каждому из них был подключён свой громкоговоритель, установленный в отдельной комнате, причём размещение этих динамиков полностью соответствовало расположению микрофонов вокруг оркестра.

В дальнейших опытах уже со стереофонической звукозаписью были замечены такие известные американские музыканты того времени, как Леопольд Стоковский и Дюк Эллингтон. Запись "Прометея" Скрябина в исполнении Филадельфийского оркестра под управлением Стоковского, сделанная на восковой диск 12 марта 1932 года, считается самой ранней из дошедших до наших дней стереофонических звукозаписей.

Затем началась Вторая мировая война, и развитие стереофонии и бытовой радиотехники вообще в европейских странах и США затормозилось. Однако в Германии исследования продолжались, о чём свидетельствуют прекрасно сохранившиеся великолепные стереофонические записи "живых" исполнений классической музыки начала и середины сороковых годов. Любопытно, что на записи Пятого фортепианного концерта Бетховена в исполнении Оркестра Берлинского радио и пианиста Вальтера Гизекинга, производившейся в 1945, году отчётливо слышны звуки бомбёжек, которые тогда уже достигли немецкой столицы. Как ни удивительно, но в своём оригинальном виде эти записи увидели свет только в шестидесятых годах - ни одна звукозаписывающая фирма не хотела рисковать, издавая диковинные стереопластинки, которые не понятно, на чём слушать.

Современные многоканальные системы обязаны своим успехом, прежде всего, оптическим носителям и цифровой звукозаписи. Первые позволяют бесконтактно воспроизводить записанную на них информацию без ухудшения качества после многократного проигрывания. Вторая же даёт возможность применять самые разнообразные системы кодирования информации, используя один и тот же физический носитель. Иными словами, на один и тот же диск можно записать и монофоническую программу, и программу, состоящую хоть из ста независимых каналов - вопрос лишь в алгоритмах расшифровки записанной информации и способах её преобразования в звуковые волны.

Однако, несмотря на широкое распространение многоканальной звукозаписи, всё-таки сфера её применения до сих пор ограничивается кино - на подавляющем большинстве дисков DVD с фильмами записан многоканальный звук. При этом основная масса музыки до сих пор издаётся в стереофоническом звучании, и двухканальный звук удовлетворяет даже самых утончённых меломанов. В чём же секрет долголетия именно классического стерео? Не в том ли, что у человека всего два уха, а не пять, семь или восемь? Но мы же чувствуем разницу между шестиканальным и двухканальным звуком при просмотре фильмов и при прослушивании музыки на DVD и на носителях новых аудиоформатов DVD-Audio и SACD. Получается, что эта разница в действительности не столь важна для восприятия музыки и того послания, которое она в себе заключает? Или секрет в чём-то другом?

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.