Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Свободная культура. Притеснение творцов

АрхивМнения
автор : Лоуренс Лессиг   30.01.2007

Мы теряем творческие возможности повсюду. Людей принуждают отказываться от самовыражения. Идеи не высказываются. И хотя многое, возможно, по-прежнему создается, его все равно не распространяют.

Вторая часть отрывка из книги Лоуренса Лессига "Свободная культура". Начать чтение лучше с первой части.


Борясь с "пиратством" и оберегая "собственность", индустрия контента развязала настоящую войну. Лоббирование вкупе с многочисленными официальными кампаниями теперь втянуло в эту войну и правительство. Как любая война, ущерб от нее будет и прямым, и косвенным. Как во всякой войне запретительств, пострадают от нее, в основном, простые люди.

До сих пор я стремился описать последствия этой войны, в частности, ее пагубное действие на "свободную культуру". Но теперь я намерен развить данное описание последствий в дискуссию. Оправдана ли эта война?

На мой взгляд, нет. Нет убедительной причины, почему на сей раз и впервые закон должен защищать старое от нового, как раз когда мощь собственности под названием "интеллектуальная" достигла своего исторического пика.

Однако "здравый смысл" видит ситуацию иначе. Здравый смысл по-прежнему на стороне Косби и индустрии контента. До сих пор звучат требования полного контроля во имя собственности, некритическое отторжение "пиратства" все еще в действии.

Если эта война затянется, последствий будет много. Я хочу обрисовать три из них, и все их можно считать недооцененными. Я вполне уверен, что третье точно недооценивают. Насчет двух других я не столь уверен. Первые два защищают современные RCA, только вот нет никакого Говарда Армстронга, дожидающегося своего часа, чтобы побороться с сегодняшними монополистами от культуры.

В последующие десять лет мы станем свидетелями взрывного развития цифровых технологий, которые дадут практически каждому возможность создавать и распространять контент. Именно созданием и распространением контента, безусловно, человечество занималось с незапамятных времен. Так мы учимся и общаемся. Однако создание и распространение при посредничестве цифровых технологий отличаются принципиально. Качество и уровень другие. Можно послать письмо по электронной почте, рассказав кому-нибудь о шутке, которую вы увидели на канале "Comedy Central", а можно послать видеоклип. Можно написать эссе о несостоятельности аргументов политика, который вам совершенно не импонирует, а можно снять небольшой фильм, предъявляющий другую точку зрения. Можно написать стихотворение для выражения своих нежных чувств, а можно скомилировать сборник песен любимых исполнителей и выложить его в Сеть для всеобщего доступа.

Это цифровое "создание и распространение" отчасти является развитием того создания и распространения, которое всегда было неотъемлемой составляющей нашей культуры, а отчасти представляет собой нечто совершенно новое. Оно продолжает в духе "Кодака", только еще и раздвигает границы подобных "кодаковским" технологий. Технология цифрового "создания и распространения" сулит миру необычайное разнообразие в творчестве, которым легко везде будет делиться. А так как данная креативность прилагается к демократии, она даст широкому кругу граждан возможность использовать технологию для самовыражения, критики и внесения собственного вклада в общую культуру.

Технология, таким образом, подарила нам шанс делать с нашей культурой нечто такое, что прежде всегда было доступно отдельным личностям в пределах мелких изолированных групп. Представьте себе, как в небольшом городке пожилой мужчина рассказывает историю собравшимся соседям. А теперь подумайте, как выросла до всемирного масштаба аудитория таких рассказчиков.

Однако все это возможно, только если такая деятельность считается законной. При нынешнем режиме правового контроля это не так. Забудьте на миг о файлообмене. Вспомните о своих излюбленных сайтах в Сети. О веб-страницах, на которых составляются краткие описания разных телешоу прошлых лет, сайтах с каталогом мультфильмов, начинающимся с 1960 годов, страницах со смикшированным изображением и звуком, высмеивающих политиков или отдельные виды бизнеса, о страницах, на которых собираются газетные статьи на сильно разнящиеся научные и культурные темы. По всему интернету рассеяно множество творческих работ. Но по действующим законам вся эта деятельность нелегальна.

Данная презумпция все сильнее будет остужать творческий пыл, покуда продолжат множиться примеры чрезмерных наказаний за неявные правонарушения. Невозможно четко уяснить, что позволено, а что - нет, и при этом наказания за переступание черты ошеломительно суровы. Четверым студентам, которым RIAA грозила судом, за создание поисковиков, содействующих копированию песен, предъявили иск на 98 миллиардов долларов. В то же время World-Com, обманувший вкладчиков на одиннадцать миллиардов, что, в свою очередь, привело к потере инвесторами в рыночной капитализации свыше 200 миллиардов долларов, отделался штрафом всего в 750 миллионов. А по закону, который сейчас рассматривается Конгрессом, нерадивый доктор, ампутировавший пациенту здоровую ногу, понесет наказание в виде выплаты до 250 тысяч долларов за боль и страдания несчастного человека. Как в здравом уме можно свыкнуться с нелепостью мира, в котором максимальный штраф за загрузку пары песен из интернета больше наказания за безалаберность врача, зарезавшего пациента на операционном столе?

Последствия такой неопределенности в законе в совокупности с чрезмерно жестокими наказаниями приведут к тому, что немало творческой деятельности либо никогда так и не осуществится, либо ни за что не осуществится гласно. Мы загоняем этот креативный процесс в подполье, клеймя современным Уолтов Диснеев как "пиратов". Мы не даем бизнесам возможности полагаться на общественное достояние, потому что границы его намеренно очерчены расплывчато. Ничто не окупается, кроме того, что требует приобретения прав на создание, и получается, что позволено творить лишь тем, кто может заплатить. Как это было в Советском Союзе, хоть и по совсем другим причинам, нам предстоит познакомиться с искусством андерграунда, не потому что посыл будет обязательно политическим, а просто из-за противоречивости темы, так как само творческое деяние чревато нарушением закона. По Соединенным Штатам уже разъезжают выставки "нелегального искусства". В чем заключается их "нелегальность"? В микшировании окружающей нас культуры с целью выражения критического отношения или переосмысления.

Отчасти причина этого страха незаконности кроется в меняющемся законодательстве. Я описывал это изменение в десятой главе. Но еще больше в том виновата увеличивающаяся легкость отслеживания науршений. Как обнаружили в 2002 году пользователи файлообменных сетей, правообладателям не составляет труда через суд потребовать от интернет-провайдеров раскрыть личные данные тех, кто владеет нелегальным контентом. Это подобно тому, как если бы ваш кассетный плеер передавал список песен, которые вы слушаете конфиденциально у себя дома, а кто угодно мог бы на эту передачу настроиться из каких-то собственных побуждений.

Никогда в нашей истории художнику не приходилось волноваться о возможном посягательстве его труда на чью-то чужую работу. А вот современный художник, использующий средства Photoshop и обменивающийся контентом в Сети, вынужден постоянно беспокоиться на этот счет. Изображения есть повсюду, но свободно использовать в творчестве можно только те, которые куплены у Corbis или у еще-какого-нибудь банка изображений. А в момент приобретения срабатывает механизм цензуры. Рынок карандашей свободен, и заботиться о его влиянии на творчество не приходится. Однако в области культурных икон совсем зарегулированный и монополизированный рынок, и право культивировать и трансформировать их не является столь же свободным.

Юристы редко обращают на это внимание, потому что они, как правило, не эмпиричны. Как я уже писал в седьмой главе, в ответ на историю с документалистом Джоном Эльзе адвокаты мне неоднократно твердили, что такое использование является честным, а значит, я не прав, утверждая, что закон его регулирует.

Но ведь честное использование в Америке просто означает право нанять адвоката для защиты своего права творить. При этом адвокаты предпочитают не вспоминать о том, что наша система удивительно плохо действует, когда дело доходит до защиты права на честное использование, - практически в любом контексте, но здесь особенно. Слишком дорого обходится, слишком долог процесс, а результат зачастую имеет мало общего со справделивостью изначального требования. Судебная система, может быть, и сносна для очень богатых. Для всех прочих это препона в традиции, гордо зиждящейся на господстве закона.

Судьи и адвокаты могут убеждать себя в том, что честное использование обеспечивает адекватную "свободу действий" между регулированием закона и доступностью, которую закон должен разрешать. Однако вопрос в том, насколько досягаемой стала наша правовая система, чтобы кто-то действительно в это верил. Рамки правил, налагаемых издателями на писателей, кинопрокатчиками на кинематографистов и газетами на журналистов, и являются истинными законами, регулирующими творческую деятельность. И правила эти имеют мало общего с "законом", в котором судьям так сопокойно дышится.

Ибо в мире, где угрожают штрафом в 150000 долларов за одно намеренное нарушение копирайта, где требуются десятки тысяч долларов даже для защиты в суде от обвинений в нарушении копирайта, и эти деньги никогда не вернутся к ложно обвиненному ответчику - ни цента из потраченного на защиту своей свободы слова, в таком мире поразительно широко трактующиеся нормы под вывеской "копирайта" душат волеизъявление и творчество. В таком мире люди должны быть нарочито слепы, чтобы верить, что они принадлежат к свободной культуре.

Как сказал мне Джед Горовиц, бизнесмен из Video Pipeline:

"Мы теряем (творческие) возможности повсюду. Людей принуждают отказываться от самовыражения. Идеи не высказываются. И хотя многое, возможно, (по-прежнему) создается, его все равно не распространяют. Даже если делать что-то..., вам не позволят ничего распространять в мейнстримовых СМИ, покуда вы не получите которкую записку от адвоката со словами: "Вопрос улажен". Вам даже на трансляцию по общественному радио не получить такого разрешения. Вот где они все контролируют".

Читайте продолжение на следующей странице: Суть "свободной культуры" та же, что и у "свободного рынка", хоть интересы, воздействующие на культуру, более фундаментальны.

- Лоуренс Лессиг, "Свободная культура", М.: Фонд "Прагматика культуры", 2007. ISBN 5-98392-009-X. Перевод Олега Данилова под ред. Виктора Ильина.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.