Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Свободная культура. Загадки

АрхивМнения
автор : Лоуренс Лессиг   29.01.2007

В 2005 году мы уже публиковали отрывки из книги Лессига "Свободная культура", в которой обсуждается сложившаяся в области авторских прав ситуация. Скоро книга будет издана и в России, а "Компьютерра-Онлайн" публикует новый отрывок её перевода.

В 2005 году вы уже могли читать на нашем сайте отрывок из книги Лоуренса Лессига "Свободная культура". Недавно она была целиком переведена на русский язык, и совсем скоро будет издана фондом "Прагматика культуры". На этой неделе "Компьютерра-Онлайн" снова публикует с продолжением выдержки из русского перевода книги.

Читайте также:
- рецензия на книгу в "Компьютерре"
- отрывки из "Свободной культуры", публиковавшиеся ранее.

В известном рассказе Герберта Уэллса альпинист по имени Нунес сваливается (в буквальном смысле, вниз по обледеневшему склону) в неизвестную и изолированную долину в перуанских Андах. Долина необычайно красива, со "сладкими родниками, пастбищами, ровным климатом, склоны покрывает плодородная бурая земля с зарослями кустарника, приносящего чудесные фрукты". Однако деревенские жители все слепы. Нунес расценивает это как подвернувшуюся возможность. "В стране слепых, - говорит он себе, - и одноглазый - король". Так он решает остаться жить в долине, дабы попробовать себя в роли правителя.

Об авторе. Лоуренс Лессиг, профессор права юридического факультета Стэнфордского университета. Выступал в качестве помощника судьи Джексона в антимонопольном процессе против Microsoft. Представлял интересы вебмастера Эрика Элдреда, оспаривавшего конституционность продления Конгрессом срока действия авторских прав. Основатель проекта Creative Commons. Автор нескольких книг о праве в информационном обществе. Член совета директоров Free Software Foundation, Electronic Frontier Foundation и ряда других организаций.

Все идет не так, гладко, как он рассчитывал. Он пытается объяснить, что такое зрение, жителям затерянной деревни. Они не понимают. Он говорит им, что они "слепы". У них нет такого слова в языке. Они думают, что он просто дурачок. В действительности, когда они начинают подмечать вещи, которые не доступны Нунесу (например, он не слышит приминающейся под тяжестью ступней травы), сельчане стремятся контролировать его. Тот, в свою очередь, разочаровывается все больше. "Вы не понимаете! - кричит он голосом, который должен был стать повелительным и твердым, а на деле стал ломаться. - Вы слепы, а я зрячий. Оставьте меня в покое!"

Но сельчане ни в какую не желают от него отставать. Не видели они, так сказать, и никакой добродетели в его особой способности. Даже предмет его любви, молодая женщина, которая ему представляется "красивейшим из созданий", по-видимому, не понимает прелести зрения. Описание Нунесом того, что он видит, "казалось ей, поэтичнейшей фантазией, и она слушала его рассказы о звездах и горах, о ее собственной белесой красоте, словно бы из снисхождения". "Она не поверила, - повествует Уэллс. - Она едва понимала его наполовину, но при этом испытывала мистическое удовольствие".

Когда Нунес объявляет о своем желании жениться на своей "таинственно очарованной" возлюбленной, отец невесты и все сельчане противятся браку. "Понимаешь, дорогая, - наставляет дочь отец, - он идиот. У него галлюцинации. Он ничего толком делать не умеет". И они отводят Нунеса к сельскому врачевателю.

После тщательного обследования целитель заключает: "У него поврежден мозг".

"Чем же?", - спрашивает отец невесты. "Эти странные штуки, называющиеся глазами, ... они больны..., так что они повредили ему мозг".

Врач продолжает: "Думаю, что могу с определенной уверенностью утверждать, что, для того чтобы его полностью исцелить, нам надо сделать простейшую хирургическую операцию, а именно, удалить эти больные органы (глаза)".

"Да благословит небо науку!" - восклицает в ответ отец невесты. Об этом необходимом условии для женитьбы сообщают Нунесу. (Придется вам обратиться к оригиналу, чтобы самим узнать, чем вся эта история кончилась. Я верю в свободную культуру, но не в пересказы того, чем все кончается). Иногда случается, что яйцеклетки двойняшек сливаются в утробе матери. Так получается "химера". Химера - это одно существо с двумя наборами ДНК. ДНК крови, например, может отличаться от ДНК кожного покрова. Эта возможность - недостаточно раскрытый генератор сюжетов для мистических детективов. "Но анализ ДНК со стопроцентной надежностью подтвердил, что на месте преступления обнаружена не ее кровь..."

До того как я прочел о химерах, я считал их существование невозможным. Один человек не может иметь двух наборов ДНК. Сама идея кода ДНК заключается в его уникальности. Однако на самом деле не только два индивидуума могут иметь одинаковый набор хромосом, как близнецы, но и один субъект может быть носителем двух ДНК, как химера. И наша концепция "личности" должна отвечать такой реальности.

Чем больше я стараюсь разобраться в борьбе за копирайт и культуру, которую порой я называл нечестной, а иногда недостаточно нечестной, в этих "копирайтных войнах", тем больше я склоняюсь к мысли о том, что мы имеем дело с химерой. Например, в схватке вокруг вопроса о том, что представляет собой пиринговый файлообмен, правы обе стороны, и обе же стороны ошибаются. Одни говорят: "Файлообмен подобен тому, как двое детей переписывают друг у друга записи, мы все этим занимались последние тридцать лет, даже не задумываясь". Это верно хотя бы отчасти. Когда я предлагаю своему другу послушать новый купленный мной диск, вместо того чтобы посылать ему CD, я даю ссылку на р2р-сервер, то есть, во всех отношениях я поступаю подобно тому, что каждый директор звукозаписывающего лейбла, несомненно, делал в детстве - менялся музыкой.

Но такое представление еще и отчасти ложно. Потому что, если мой р2р-сервер включен в пиринговую сеть, где получить доступ к моей музыке может каждый, тогда, разумеется, мои друзья могут скачать альбом, но понятие "моих друзей" растягивается до неосознаваемых пределов. Получается, что доступ к музыке оказывается у "десяти тысяч моих друзей". Вне зависимости от того, был ли обмен музыкой с другом тем, что "всегда разрешалось делать", нам точно никогда не позволяли делиться музыкой с "десятью тысячами друзей".

Сходным образом, когда другая сторона утверждает, что "файлообмен похож на кражу компакт-диска с полки в компании "Тауэр Рекордз", это тоже правда, по меньшей мере, отчасти. Если, после того как Лайл Ловетт (наконец) запишет новый альбом, вместо того чтобы купить его, я пойду и найду себе бесплатную копию диска в сети Kazaa, тогда это действительно будет сильно напоминать кражу у "Тауэр".

Но это не совсем воровство, все-таки. В конце-то концов, когда я краду компакт-диск у "Тауэр Рекордз", у них остается на один CD в продаже меньше. И когда я отбираю диск у "Тауэр Рекордз", то получаю кусок пластика и обложку, нечто такое, что можно поставить на полку. (Кстати, пока мы не уклонились от темы, следует заметить, что за кражу CD с полки максимальный штраф, который мне могут выписать по калифорнийским законам, по крайней мере, составляет тысячу долларов. Согласно же RIAA, наоборот, за загрузку диска с десятью песнями с меня потребуют выплаты полутора миллионов в качестве возмещения ущерба).

Но дело не в том, что обе точки зрения на файлообмен неверны. Суть заключается в том, что правы обе стороны - и RIAA, и Kazaa. Это химера. И вместо того чтобы просто отвергать аргументы противной стороны, следует задуматься над тем, как поступить с этой химерой. Какие правила должны к ней применяться?

Можно отреагировать, просто сделав вид, что это никакая не химера. Можно вместе с RIAA постановить, что всякий факт файлообмена является уголовным преступлением. Можно требовать с обычных американских семей возмещения ущерба в миллионах долларов только из-за того, что с домашнего компьютера совершался файлообмен. Можно и университеты заставить мониторить весь трафик в их сетях, дабы обезопасить компьютеры от преступных деяний. Такие меры кажутся радикальными, но все они либо предлагались, либо уже приняты.

В качестве альтернативы можно было бы поступить с файлообменом так, как дети делают что-нибудь понарошку. Можно совсем легализовать его. Пусть не будет вообще никакой ответственности, ни административной, ни уголовной, за выкладывание охраняемого копирайтом контента в Сеть. Уподобить файлообмен сплетням - если и вообще его регулировать, то не законом, а общественными нормами.

Обе реакции возможны, но мне кажется, что обе реакции ошибочны. Вместо того чтобы ударяться в одну из этих крайностей, следует выбрать такое решение, которое учитывает справедливость обеих позиций. И хотя в конце книги я сделаю примерный набросок системы, которая работает именно так, моей целью в следующей главе будет наглядная демонстрация того кошмара, к которому приведет абсолютная нетерпимость. Я уверен, что любая из двух крайностей хуже разумной альтернативы, но я также уверен, что полная нетерпимость хуже обеих крайностей.

Однако политика нетерпимости все больше прослеживается в линии нашего правительства. Посреди хаоса, порожденного интернетом, идет грандиозный самозахват. Право и технологии подстраивают под владельцев копирайтов таким образом, чтобы нашу культуру передать им под доселе невиданный контроль. И в этой крайности мы потеряем массу возможностей для новаторства и дальнейшего творчества.

Я говорю здесь не о возможности детям "воровать" музыку. Я указываю на то, что эта война покончит еще и с коммерческими и культурными инновациями. Никогда прежде мы не знали такой широкой гражданской свободы творчества, и мы только начинаем понимать, какую мощную волну новаторства подняла эта сила. А интернет уже пережил один цикл инновации технологий распространения контента. И закон за это ответствен. Как отметил вице-президент по вопроинтернетсам глобального развития в одном из таких инноваторов, в eMusic.com, критикуя DMCA за усиление защиты копирайтного материала:

"eMusic противостоит музыкальному пиратству. Мы распространяем защищенный копирайтом материал, и стремимся соблюдать эти права.

Но постройка технологической крепости, в которой засели ведущие лейблы, - ни в коем случае не единственное средство защитить копирайты, да и необязательно лучшее. Просто еще слишком рано задаваться этим вопросом. Естественные силы рынка вполне могут произвести на свет совершенно иную промышленную модель.

Это критический момент. Выбор, который делают промышленные секторы по отношению к этим системам, во многом определит облик рынка цифрового медиа и метода его распространения. Это, в свою очередь, непосредственно повлияет на доступные потребителю опции, как в плане досягаемости цифрового медиа, так и в отношении необходимой для этого аппаратуры. Обеднение выбора на такой ранней стадии игры затормозит рост рынка, навредит интересам каждого".

В апреле 2001 года eMusic.com был куплен корпорацией Vivendi Universal, одним из "ведущих лейблов". Позиция компании в связи с этим теперь изменилась.

Реверсируя сейчас всю нашу традицию терпимости, мы не просто сокрушаем пиратство. В жертву будут принесены ценности, важные для нашей культуры, и выродятся возможности, обещающие обрести необычайную важность.

Читайте продолжение на следующей странице: Людей принуждают отказываться от самовыражения. И хотя многое, возможно, по-прежнему создается, его все равно не распространяют.

- Лоуренс Лессиг, "Свободная культура", М.: Фонд "Прагматика культуры", 2007. ISBN 5-98392-009-X. Перевод Олега Данилова под ред. Виктора Ильина.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.