Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Цифровое бесправие: антиобщественный копирайт

АрхивМнения
автор : Кори Доктороу   02.11.2004

Вторая часть. Печальная история о борьбе корпораций с собственными потребителями, о нечестной конкуренции под видом защиты от хакеров, о Дмитрии Склярове и Йоне Йохансене и о том, кто всегда первым страдает в битве за копирайт.

Вторая часть лекции о технических средствах защиты авторских прав и проблемах, которые они сулят современному обществу, которую писатель Кори Доктороу читал в исследовательском подразделении Microsoft. "Компьютерра-Онлайн" начала публикацию в понедельник (читать лучше начать с первой части) и закончит в пятницу.

<< Вернуться к предыдущей части


2. Системы DRM вредят обществу

Поднимите руки те, кто думает что-то вроде: "Но DRM и не должна быть защитой от хитрых взломщиков, она рассчитана всего лишь на средних пользователей! Это как ограничитель скорости!"

Опустите руки.

Вы заблуждаетесь по двум причинам: одной технического порядка, другой - социальной. Хотя они обе вредны для общества.

Вот вам техническая причина: не надо быть взломщиком, чтобы справиться с DRM. Надо лишь уметь искать с помощью Google, Kazaa или любого другого поискового инструмента общего назначения, чтобы найти готовый текст, который уже написан кем-нибудь поумнее.

Поднимите руки те, кто думает нечто подобное: "Но NGSCB (Next-Generation Secure Computing Base - Безопасная компьютерная платформа следующего поколения, широко известная под кодовым наименованием Palladium) может решить эту проблему: мы запрем все секреты в логической схеме и залепим все эпоксидкой".

Опустите руки.

Поднимите руки те, кто является соавтором аналитического отчета "Теневые сети" (The Darknet and the Future of Content Distribution). Всех членов первой группы прошу познакомиться с людьми, подробно изучившими теневой интернет. В этом отчете, помимо прочего, доказывается, что идея DRM провалится как раз по этой причине. Опустите ваши руки, парни.

А вот вам и социальная причина фиаско DRM: стремление сохранить честность честного пользователя равносильно попыткам оставить высокий рост рослому человеку. Вендоры DRM уверяют нас, что их технология рассчитана на средних пользователей, не на организованные преступные группировки вроде украинских пиратов, штампующих миллионы контрафактных копий высокого качества. И не на ушлых студентов колледжа. И не на тех, кто умеет редактировать реестр, нажимать клавишу "Shift" в нужный момент или пользоваться поисковиком. В конечном итоге оказывается, что DRM призвана защитить контент от самого необразованного и наименее способного пользователя из всех.

Хочу поведать вам правдивую историю о пользователе, который столкнулся с системой DRM. Эта умная женщина окончила колледж, но в электронике ничего не смыслит. У нее трое детей. В гостиной у нее есть DVD-плеер, а детской стоит старый видеомагнитофон VHS. Однажды она принесла домой детям DVD с фильмом "История игрушек". Такой диск является серьезным вложением средств, и учитывая, что почти все, до чего добирается ребятня, в итоге вымазывается джемом, женщина решила переписать фильм с DVD на видеокассету для детей: таким образом можно было бы сделать еще одну видеокопию, как только первая прикажет долго жить. Женщина подключила DVD-плеер к видеомагнитофону, нажала на плеере кнопку воспроизведения, видеомагнитофон поставила на запись и села ждать.

Прежде чем продолжить повествование, я хочу остановиться на данном моменте и выразить свое восхищение человеком, которого можно считать едва ли не технофобом, тем не менее, сумевшим выстроить в воображении достаточно точную модель всей операции. Она рассудила, что, правильным образом подключив к друг другу два устройства, сможет скопировать цифровой диск на аналоговую ленту. Подозреваю, что каждый из присутствующих в зале выполняет в своей семье роль технического эксперта первой линии обороны. Разве не замечательно бы было, если бы все наши не слишком продвинутые друзья и родственники проявляли столько же смекалки?

Хочу также подчеркнуть, что это и есть тот самый пресловутый честный пользователь. Она не делает копию для своих соседей. Она не делает копию с целью продать ее с лотка на улице. Она не переписывает фильм на жесткий диск своего компьютера, не кодирует его кодеком DivX и не выкладывает для файлообмена в сети Kazaa. Эта женщина занимается "честным" делом - переводит запись из одного формата в другой. Переписывает на домашнюю видеокассету.

Только вот ничего у нее не выходит. Запись не получится благодаря встроенной DRM-системе от компании Macrovision, которая (по закону) есть в каждом магнитофоне, использующем в видеосигнале пустой интервал вертикальной развертки. Macrovision можно победить с помощью устройства за десять долларов, которое всегда можно купить на eBay. Но наша героиня не знает этого. Она "честная". Технически неискушенная. Не глупая, заметьте, просто наивная.

Исследование о теневых сетях рассматривает такую возможность: там даже предсказывается, как, в конце концов, поступит такой человек - узнает о пиринговой сети Kazaa, и когда в следующий раз захочет достать кинофильм для детей, просто скачает его из сети и запишет на болванку.

Чтобы как можно дальше отсрочить этот день, наши законодатели совместно с крупными правообладателями разработали принципы убийственной политики, именуемой anticircumvention (противодействием обходу ограничений).

Вот как она работает: если установлено ограничение (контроль за доступом) на распространение защищенного авторским правом контента, то снятие этого ограничения незаконно. Незаконно создание средств взлома. Незаконно распространение информации о способах создания таких средств. Один суд даже признал незаконным сообщать кому-либо, где можно узнать о способах обхода ограничений.

Помните закон Шнайера? Любой способен создать настолько сложную криптосистему, что не сумеет найти в ней уязвимостей. Единственный способ обнаружить дыры в безопасности заключается в раскрытии принципов действия системы и приглашении сторонних специалистов для тестирования защиты. Но отныне мы живем в мире, где любой шифр, охраняющий защищенный копирайтом контент, нельзя никому передавать. Именно это и довелось узнать принстонскому профессору Эду Фелтену, который со своей командой подготовил для академической конференции доклад об узких местах SDMI (Secure Digital Music Initiative - Инициативы по защите авторских прав на музыку в цифровом формате) и предложенной звукозаписывающей индустрией схемы установки "водяных знаков". RIAA (Американская ассоциация звукозаписывающих компаний) в ответ пригрозила Фелтену судом, если он попытается копаться в этом. Мы встали на его защиту, потому что Эд относится к тем людям, которые симпатичны обеим сутяжничающим сторонам - безупречный и чрезвычайно приятный человек, так что тогда RIAA отступилась. Счастливчик Эд. Следующему парню уже не могло так повезти.

На самом деле, следующему парню и не повезло. Им оказался Дмитрий Скляров, русский программист, делавший на хакерской конференции в Лас-Вегасе доклад об уязвимостях в формате электронных книг компании Adobe. ФБР посадило его за решетку на целый месяц. Он признал вину и вернулся в Россию (Здесь Доктороу допустил неточность. Освобождение Склярова произошло в результате судебной сделки: прокуратура сняла с него все обвинения в обмен на договоренность об участии программиста в судебном разбирательстве против компании "Элкомсофт". - прим. переводчика), где русский эквивалент Госдепартамента сразу предъявил развернутое официальное предостережение всем русским ученым, посоветовав держаться подальше от американских конференций, так как мы (США) уже явно превратились в такую страну, в которой некоторые уравнения вне закона.

Противодействие обходу ограничений - мощное орудие для желающих избавиться от конкурентов. Если объявить устройство двигателя своей машины объектом, находящимся под защитой авторского права, можно подавать в суд на всякого, кто полезет в него с ключом в руке. Это дурная новость не только для автомехаников: вспомните "хотроддеров", которые модифицируют свои автомобили с целью добиться улучшения технических характеристик. Есть уже компании вроде Lexmark, заявляющей, что в картриджах для ее принтеров используются защищенные копирайтом технологии - программное обеспечение, вывешивающее флажок "я пуст", как только заканчиваются чернила в тонере. И Lexmark подала в суд на конкурирующую фирму, которая выпустила перезаправляемые картриджи, которые переустанавливают этот флажок. Даже компании, производящие пульты для дистанционного открытия ворот гаражей, уже включились в эту гонку, объявив, что конструкция их приемников сигнала тоже защищена авторским правом. Охраняемые копирайтом машины, тонеры для принтеров и пульты дистанционного открытия гаражных ворот - а дальше что, защищенные авторским правом люстры?

Даже в контексте узаконено - прошу прощения, "традиционно" - защищенных копирайтом материалов, таких как фильмы на DVD, противодействие обходу ограничений - плохая идея. Авторское право - это тонкий баланс отношений. Оно предоставляет авторам и их издателям кое-какие права, однако также резервирует некоторые права и за потребителями. Например, автор не имеет права запрещать кому-либо переводить свои книги в формат, изобретенный для слепых. Что еще важнее, автор мало что может сделать, после того как вы законно приобрели его книги. Если я что-то у вас покупаю - книгу, картину или DVD - то оно становится моим. Переходит в мою собственность. Не мою "интеллектуальную собственность" - жутковатый вид псевдособственности, нашпигованной исключениями, послаблениями и ограничениями, а настоящую, без дураков, действительную ощутимую "собственность" - ту самую, которую суды определяли по закону на протяжении столетий.

Однако противодействие обходу ограничений позволяет правообладателям выдумывать себе новые потрясающие права, издавать специально сработанные под себя законы, безответственные и неосмотрительные, которые отчуждают у вас права на физическую собственность в их пользу.  Региональная кодировка DVD представляет собой пример подобного произвола: нет такого копирайта ни здесь, ни где бы то ни было, насколько я знаю, по которому автор должен контролировать, где именно мне наслаждаться его творчеством, уже после того как я ему заплатил за его шедевр. Я могу купить книгу, бросить ее в дорожную сумку, извлечь ее в любом пункте на пути из Торонто в Тимбукту и прочитать, где бы я в данный момент не находился. Я могу даже покупать книги в Америке и привозить их в Великобританию, где у автора, вполне возможно, заключен эксклюзивный договор на распространение произведений с местным издателем, продающим его работы по цене вдвое выше, чем в США. Эксперты по авторскому праву именуют это "первой продажей", но, может быть, проще назвать это "капитализмом"?

Ключи для дешифрования DVD контролируются организацией под названием DVD-CCA, и эти ребята подсовывают целый ворох лицензионных требований любому, кто получает у них ключ. Среди прочего, в числе ограничений присутствует и региональное кодирование: если купить DVD во Франции, на диске будет стоять отметка, говорящая: "Я европейский DVD". Когда привезете этот DVD в Америку, ваш плеер сравнит эту отметку со списком разрешенных региональных кодов, и если одни не совпадут, устройство сообщит вам, что купленный вами диск нельзя воспроизвести.

Помните: нет такого копирайта, который позволяет автору так поступать. Когда составляли положения авторского права, авторам предоставили возможность устанавливать контроль за показом, исполнением, копированием и использованием их творений в последующих чужих произведениях искусства, но географических ограничений там не оказалось отнюдь не случайно. Это делалось намеренно.

Оттого, когда ваш французский DVD не воспроизводится в Америке, то это происходит не потому, что этого требует закон. Все дело в том, что студии изобрели бизнес-модель, а потом придумали закон о копирайте, которым ее и подперли, чтобы не развалилась. DVD-диск и DVD-плеер находятся в вашей собственности, но если сломаете региональную кодировку на своем диске, то станете нарушителем принципов противодействия обходу ограничений.

Именно так получилось с Йоном Йохансеном, молодым норвежцем, пожелавшим смотреть французские DVD на своем норвежском DVD-плеере. С этой целью он и его друзья написали программу для взлома CSS. В Америке этого парня теперь ожидает немедленный арест; а в Норвегии студии подняли невообразимый шум, вплоть до обвинений Йохансена в "незаконном проникновении в компьютерную систему". Когда же адвокат норвежца поинтересовался, на чей компьютер проник его подзащитный, ответом ему было: "На свой собственный".

Его бесспорная, реальная физическая собственность была отчуждена дикой, номинальной, метафорической интеллектуальной собственностью на его же DVD-диске: система DRM будет эффективна лишь в том случае, если плеер перейдет в собственность того, чью запись он проигрывает.

Конец второй части. Читайте третью часть >>

- Перевод Олега Данилова

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.