Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Электронные тараканы и виртуальное пространство

АрхивМнения
автор : Филипп Кео   29.10.2004

Как сохранить информацию и произведения искусства для далеких потомков и что несет в себе проникающая повсеместно виртуальность. Вторая часть доклада Филиппа Кео "Электронный кит, электронный кролик и электронный таракан"

Окончание доклада Филиппа Кео, директора Бюро Юнеско в Москве, на III Международной конференции "Человек, культура и общество в контексте глобализации современного мира. Электронная культура и новые гуманитарные технологии XXI века".

Начало читайте здесь.

Электронные тараканы

В 1999 году (т.е. за два года до трагических событий 11 сентября), Джарон Ланье, знаменитый пионер виртуальной реальности, предложил ответ на потенциальные глобальные конфликты и террористические атаки, направленные на самые известные места мировой цивилизации. В рамках конкурса, организованного New York Times Magazine, по созданию "капсулы времени, способной уцелеть на Манхеттене в течение тысячи лет", его концепция выглядела особенно оригинально. Идея Ланье заключалась в том, чтобы закодировать все архивы New York Times в ДНК тараканов, которые затем будут выпущены в определенных местах Манхеттена.

Знаменитый Нью-Йоркский таракан пережил все: землетрясения, голод, наводнения... Он смог бы пережить даже ядерный удар. При этом его гены чрезвычайно устойчивы. Они сочетаются с последовательностями ДНК, известными как "интроны", цель существования которых неизвестна. Исходя из этого, Ланье предложил использовать методы генетической рекомбинации для того, чтобы "переписать" последовательности интронов, которые, как мы знаем, состоят из четырех основных пар аминокислот. Компьютерная память оперирует двумя значениями (0 или 1), а память ДНК оперирует четырьмя значениями А, Т, С и G.

Таким образом, последовательность ДНК способна хранить вдвое больше информации, чем аналогичная цифровая. Следовательно, "цифровые" архивы могут быть непосредственно переписаны в их "генетический" эквивалент. Соответствующие последовательности ДНК могут впоследствии быть синтезированы, а затем пересажены в интрон ДНК через инъекцию в яйцеклетку таракана. Дальше совсем просто, нужно дать возможность архивным тараканам размножиться в несколько раз, а затем выпустить их в определенных местах на Манхеттене. Джарон Ланье предсказывает, что спустя несколько лет архивные тараканы с измененной памятью превратятся в "эндемики" (вид насекомых, встречающийся только в данной местности), а архив, который они переносят, превратится в "постоянный".

Я предлагаю рассмотреть следующую ступень развития идеи Ланье. Почему бы не переписать Всемирную Паутину в геном насекомых и грызунов нашей планеты? Ведь мы знаем, что Всемирная Сеть это "сеть сетей". В нашем случае мы имели бы дело с созданием своего рода дубликата, копии Всемирной Сети путем создания сети тараканов, мух, крыс, скорпионов, самых выносливых из известных нам видов. Каждый вид была бы привязан к определенной части Всемирной Сети. В чем преимущество? Хранится вечно и обеспечивает выживание. Конечно идея создания сети генетически модифицированных тараканов и мух не является "искусством" в строгом смысле этого слова, однако, это означало бы, что мы можем обеспечить сохранность всех художественных шедевров Манхэттена (по крайней мере на тысячу лет).

Подобные сети тараканов и крыс могли бы стать продолжением Всемирной Паутины в самых разных формах. Ведь существующая на сегодня ее конфигурация, очевидно, обречена на гибель. Многочисленные серьезные враги уже выстроились в шеренги, чтобы ускорить объявление о ее смерти. При этом я не имею в виду самую страшную опасность - "кибер-террористов". Главная проблема состоит в самой концепции Глобальной Сети. Юридическое уничтожение бесплатной файлообменной сети Napster явилось серьезным симптом этого противостояния, направленного на уничтожение великой либертарианской утопии, которая сопровождала рождение Всемирной Сети.
 
Однако уничтожение Napster представляется лишь прелюдией к более радикальным действиям. Несомненно, "общественная" интернет-сеть будет вынуждена постепенно уступить место сети, находящейся "в частном владении". Таково требование рынка. Сама мысль о предоставлении чего-либо бесплатно вызывает ужас в условиях капитализма. Очевидно то, что война объявлена свободному программному обеспечению, программному обеспечению с открытым исходным кодом и бесплатным файлообменным сетям. Это подтверждается новыми разработками правовой базы, технических и политических основ: национальные и международные договоры по интеллектуальной собственности становятся все более и более суровыми в части ее охраны, а государства мобилизуют все силы на борьбу с "пиратством" и "кибер-терроризмом".
 
Джарон Ланье говорил, что "Манхэттен - одно из самых ненадежных мест для хранения архивов на планете. Он является притягательной целью для террористического акта или вооруженного нападения в течение всего обозначенного срока (1000 лет)". И действительно, нам недолго пришлось ждать террористических актов. Можно предвидеть и последующие действия террористов. В глобальной цивилизации, основанной на так называемом "обществе знания", дальнейшие террористические акты не будут иметь целью уничтожение огромных офисных зданий, даже если они представляют собой сердце финансовой системы или позволяют убить максимально возможное количество людей. Террористы пойдут дальше. Следующий удар они нанесут по искусству, памяти (мира) или религии.

Уже завтра террористы или завоеватели не захотят убить человека, их целью станет душа их врага. Разрушительные пушечные выстрелы оставили на Бамианских Буддах свои послания-предвестники войны, объявленной духовному началу человека. Однако вернемся к нашим тараканам. Как отметил Джарон Ланье, его предложение является "отнюдь не шуткой или социальным комментарием". Оно представляет "лучшее технологическое решение". Это слишком деликатно с его стороны. Решение записать память человечества на ДНК тараканов представляется блестящей находкой не только с технической, но и с философской точки зрения. Это наглядно демонстрирует, к каким средствам мы вынуждены будем прибегнуть во имя сохранения духовного наследия в катакомбах Империи. Дух, который мог бы свободно парить над водой, будет низведен до таракана. Какой восхитительный закат эпохи.

Перед лицом такой перспективы, художник должен ответить на огромное количество серьезных вопросов. Что я должен делать? Должен ли я создать ДНК-совместимые файлы, чтобы облегчить работу архивариусам? Миллиардеры, которые могут позволить себе купить полотна Пола Сезанна, уже сегодня должны прибегнуть к хранению своих произведений искусства в банковских сейфах по очевидным причинам безопасности и сохранности. Гора Сент-Виктуар, увиденная тонким и жадным взором художника и перенесенная им на холст, ныне обречена на существование без проблеска дневного света. Но хранилища банков в грядущем тысячелетии не смогут оставаться надежной и достаточной защитой. В прессе появилось много репортажей о многочисленных произведениях искусства, которые похоронены под руинами Всемирного Торгового Центра. Мы должны идти намного дальше, если мы хотим сохранить память искусства и память человеческого духа для будущего и если мы хотим дать возможность будущим археологам отыскать следы прошлого.

В начале Второй Мировой Войны Джордж Оруэлл сказал: "Первое испытание для любого произведения искусства - это его способность к выживанию". Вчера нацисты выкрали и присвоили себе работы великих мастеров, что, по крайней мере, было данью уважения зла к добродетели. Завтра нам стоит опасаться того, что новые варвары разработают стратегию полного уничтожения духовного наследия. Они не будут больше стремиться завладеть художественными произведениями побежденного противника, их целью станет уничтожение памяти Другого.

Именно поэтому нам необходимо признать, что если произведение искусства должно выжить, его необходимо сохранить в интронах нашего таракана. И через тысячу лет, может случиться так, что они, бережно спрятанные в нескольких интронах ДНК, будут нам доступны лишь на языке моделирования трехмерного пространства (VRML). С их помощью мы и сможем совершать виртуальное путешествие, чтобы увидеть шедевры прошлого. Однако такой путь стоит рассматривать лишь как последнюю надежду на спасение, и при этом, только с помощью архивирования. Ведь сам по себе таракан не является ни искусством, ни религией, он всего лишь хранитель бледной и вынужденно упрощенной копии искусства. Вопрос стоит следующим образом: нужно ли нам, чтобы выжило искусство или же необходимо выжить нам, чтобы творить?

Искусство выживания может стать единственным искусством, достойным архивирования. С этой точки зрения, нам есть чему поучиться у тараканов: они оправдали смысл своего выживания. Но если нам действительно необходимо сохранять нашу память в их генах, не служит ли это доказательством нашей фундаментальной амнезии?

Виртуальное пространство, парадигма электронной культуры (E-culture)

Что такое электронная культура? По сути, это культура виртуального пространства (как противопоставление культуре реальности). Виртуальность превращается в одну из фундаментальных парадигм нашего времени.

Виртуальные технологии (цифровое кодирование, интерактивность, симуляция, сетевая технология, погружение...) окажут на человечество такое же влияние, как в свое время оказали использование железа, изобретение письменности и развитие техники. Тесные связи существуют между процессами глобализации в экономике, развития информационного общества и "сокращения доли ручного труда", вызванное повышением эффективности техники. Их объединяет всепроникающее понятие абстрактного. Абстракция - это способ перенести себя за пределы реального мира, чтобы погрузиться мыслями в идеальный мир понятий и образов.

С одной стороны, такое путешествие за пределы реальности очень полезно. Как ни парадоксально, оно позволяет лучше понять действительность, четче увидеть всю ее сложность. С этой точки зрения, виртуальность помогает нам лучше осознать реальность. Но с другой стороны, виртуальное путешествие за пределы реальности подвергает нас огромному риску: утрате человеческой оболочки, потере чувствительности и восприимчивости, отдалению от наших человеческих и социальных корней, одним словом, риску дегуманизации. Уже сегодня не надо далеко ходить за примерами обобщенной абстракции: абстрактность электронных денег и виртуальные ценности биржевых игроков; абстрактные товары и услуги, все более оторванные от материального мира; абстрактное понятия национального государства, беспомощного перед лицом глобального киберпространства; абстрактная теория "экономики внимания", которое сводит процесс поиска информации в интернете всего лишь к процессу бездумной "информационной проходки"; абстрактные "виртуальные сообщества", которые виртуально объединяют людей, разбросанных по всему миру, для интеллектуального, социального, креативного, политического общения, но в то же время становятся вполне реальными гетто, изолирующими участников друг от друга.

По сути, виртуальность - это творение духовного начала, столкнувшееся с бесконечным множеством мириад проблем реального мира, делающее все возможное для их объединения и осмысления как единого целого. Виртуальность в высшей степени многообразна. Она увеличивает количество промежуточных фаз бытия. Она преумножает вариативность и возможности. Она безгранично расширяет масштаб своих "копий", но в этом Капернауме она также позволяет нам объединить все множество образов и изображений, распределяя их по категориям и приводя этим к еще более высокому уровню абстракции. Взрывая реальность, виртуальность обязывает нас с еще большим постоянством и упорством исследовать принцип единства, который постепенно испаряется и, в конце концов, становится Знаком. И в этом смысле виртуальность это конкретный образ человека, погруженного "внутрь" мира.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.