Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Электронный кит, электронный кролик и электронный таракан

АрхивМнения
автор : Филипп Кео   28.10.2004

Виртуальное погружение, сетевое и трансгенное искусство можно охарактеризовать метафорами из заголовка. Они также соответствуют трем основным чертам современности. К сожалению, вероятно, все эти черты являются темной стороной электронной культуры.

- Доклад Филиппа Кео, директора Бюро Юнеско в Москве, на III Международной конференции "Человек, культура и общество в контексте глобализации современного мира. Электронная культура и новые гуманитарные технологии XXI века"

Что такое Электронная культура? Существует ли она на самом деле? И если да, то какова ее сущность?  Весьма приблизительно мы можем сказать, что это форма "культуры" (так мы можем ссылаться на "Е-культуру" (E-culture) в качестве аббревиатуры), возникающая из слияния коммуникации и компьютеризации в эпоху глобализации и проникновения новых технологий во все сферы нашей жизни.

Однако я сомневаюсь, что распространение Всемирной Паутины, симуляции, виртуальной реальности и мобильных телекоммуникаций могут сами по себе определять дух нашего времени. В любом случае, никакой инструментарий не может представлять собой сущность культуры. Может ли в таком случае Электронная культура быть кодовым словом для еще не сформировавшейся культуры глобализации? Возможно также, что уже существуют различные, чрезвычайно дифференцированные виды электронной культуры, одни из которыхсочетаются с традиционной культурой, другие же, напротив, все более отдаляются от нее. И если дело обстоит именно так, то говорить о всеобъемлющей Электронной культуре невозможно.

На данном этапе, действительно, необходимо сделать попытку идентифицировать сущность, истинный смысл феномена Электронной культуры.

У меня нет сомнений в том, что нечто существенное воздействует на нашу культуру в общемировом масштабе. Мощные двигатели перемен, диверсификации и гомогенизации на самом деле задевают лишь поверхностные слои культуры. Мы должны определить, какие из этих перемен будут долгосрочными, а какие являются лишь иллюзорными и недолговечными.

Другая задача заключается в том, чтобы не отвлекаться на технические приемы и инструментальные средства. Мы должны сосредоточиться на принципиальном вопросе: что представляет собой культура сегодня? Является ли электронная культура электронной версией культуры? Является ли электронная культура вновь обретенной возможностью ориентации в информационном пространстве, взаимодействия с ними, возможностью получения информации и данных о культуре? Или электронная культура представляет собой качественно новое мировоззрение? И если существует электронное мировоззрение, то существуют ли также электронная философия или электронное искусство?

Если существует электронная философия, то каково ее принципиально новое место в многовековой истории человеческой мысли?

Если существует электронное искусство, то в чем его смысл, его предназначение?

Я хотел бы предложить проанализировать три направления, которые, по моему мнению, являются прекрасным примером современного художественного выражения: виртуальное погружение, сетевое и трансгенное искусство. Для того, чтобы охарактеризовать эти тенденции, я использую три метафоры в качестве примера: электронный кит, электронный кролик и электронный таракан. Эти три метафоры также представляют собой образы трех основных черт современности: пассивность, манипуляция и амнезия.

К сожалению, вполне вероятно, что все эти черты являются темной стороной электронной культуры.

Электронный кит

Эссе Джорджа Оруэлла "В чреве кита", написанное в 1940 году, помогает нам окунуться в атмосферу 1930х годов, время расцвета нацизма и фашизма, время, отмеченное безразличием интеллигенции и "либеральных" художников, покорно принявших надвигающуюся опасность.

В своем эссе Джордж Оруэлл посвящает целый отрывок анализу романа Генри Миллера "Тропик Рака". Оруэлл упрекает Миллера за его позицию в конце книги, а именно, "мистическое принятие вещей такими, какие они есть". Он продолжает: "Только что он принимает? <...> Не эпоху развития и свободы, а эпоху страха, тирании и единообразия. Сказать "я принимаю" в нашу эпоху -тоже самое, что сказать я принимаю концентрационные лагеря, дубинки полицейского, Гитлера, Сталина, бомбы, самолеты, консервы, пулеметы, путчи, чистки, лозунги, счетчик Бедо, газовые маски, подводные лодки, шпионов, провокаторов, цензуру на прессу, секретные тюрьмы, аспирин, голливудские фильмы и политические убийства".

Оруэлл уподобляет подобную позицию нахождению "в чреве кита". Для него "чрево кита, всего на всего, убежище для взрослого человека". "Там ты находишься в темном, мягком пространстве, полностью тебе подходящем. Между тобой и реальностью ярды жировой ткани, способные поддерживать в тебе отношение полного безразличия, чтобы ни случилось. Даже шторм, затопившийвсе линейные корабли мира, едва ли дойдет до тебя хотя бы эхом. <...> В двух шагах от смерти - это высшая степень безответственности."

Для Оруэлла герой Иона - это воплощение человека, который согласился быть "проглоченным", тем самым, выбрав "пассивность", а значит, он "пассивно принимает зло". Миллер - это Иона 30-ых годов, позицию которого Оруэлл отказывается принимать.

Сколько же Ион существует сегодня?

Метафора Ионы и кита, среди всего прочего, прекрасно подходит к технологическому миру виртуальной реальности и механизмам погружения в трехмерную реальность (3D). Самые современные системы трехмерной виртуальной реальности, такие как система CAVE, являются своего рода "китами", готовыми поглотить нас и сделать пассивными сообщниками всего, что творится в мире. Виртуальная реальность - это "кит", который обволакивает нас несколькими метрами жировой ткани, сдерживающей крики страдающих людей или звук выстрелов автомата Калашникова.

В глубинах китового брюха, вооруженные мышкой, камерой или шлемом виртуальной реальности, мы пытаемся "содрать шкуру с мира" (разоблачить мир). Но мы все еще окутаны тоннами идеологического жира, в то время как безбрежный технологический океан отделяет нас от свежего воздуха или настоящего террора. Другими словами, искусство погружения ведет игру всеобщего лицемерия, вселяя исподволь в наше подсознание мысль о том, что мы можем противостоять реальности, создавая виртуальные реальности.

Передовые визуальные технологии могут лишь делать нас просто слепыми по отношению к реальной ситуации, происходящей в мире. Спутники (обеспечивающие доступ в Глобальную Сеть) не в состоянии проникнуть в трущобы нищих или раскрыть махинации корпораций.

История человечества богата на изобретения, которые (лишь на короткий промежуток времени) были способны разрешить самые трудные проблемы человечества. Новые ИКТ технологии, включая виртуальную реальность, виртуальное присутствие, симуляцию и множество других технических приемов, объединяющих силу изображения с силой компьютера, очевидно, будут, еще разработаны. При этом мне хотелось бы подчеркнуть, что если мы не будем обучать глаза и разум эти новым инструментам, то мы все подвергнем себя серьезной опасности превратиться в Иону в чреве кита во благо власть имущих.

Электронные кролики

Трансгенный художник Эдуардо Кац создал "GFP Кролика", генетически модифицированного зеленого флуоресцентного кролика. Кац, известный своими проектами по телематике, выбрал новое направление под названием "Восьмой День". Этот трансгенный проект включает в себя био-люминесцентные создания, такие как растения, амебы, рыбы и мышь в искусственной экосистеме, котораязакрыта в физическом смысле, но открыта и доступна во Всемирной Паутине. Своей инсталляцией "Генезис" Kaц подталкивает участников к проведению генетических мутаций, предлагая "предательскую и провокационную игру в Интернете".

Это похоже на современное воплощнеие Вагнеровской мечты о "тотальном искусстве" или "Gesamtkunstwerk"! Нам еще раз предлагается великий художественный сплав. Амебы и мозг, биологический робот и Сеть, "участники" и "среда" должны слиться воедино.

Можно ли подозревать Каца в том, что он является банальным идеологическим приверженцем биогенетической промышленности? Конечно нет. Этого художника нельзя назвать просто "провокатором", который стремится сделать себе имя, воспроизведением амеб и кроликов, светящихся в темноте. И все это для того, чтобы под шумок уверить людей, что, в конце концов, если трансгенноеискусство может покрасить кролика в зеленый цвет, то нет никаких проблем и в том, чтобы подать трансгенного тушеного кролика на ужин.

Хотел бы оговориться, я не поддерживаю творчество Каца. Оно представляется мне опасно легкомысленным, ибо порождает дальнейшую путаницу и неразбериху. Оно смешивает все - амебы с Интернетом, Всемирную паутину с Библией. Оно углубляет нас во мрак, а не приближает к "просвещенному сознанию". Все это делает нас сообщниками генной инженерии, ее активными участниками, по большому счету, каждый из нас лично принимает участие в разглагольствованиях на тему генетики и мутаций, утратив критический взгляд.

В качестве иллюстрации моего видения проблемы доведем ее до абсурда. Я предлагаю взглянуть на дальнейшее развитие идеи "GFP кролика":

Аббревиатура GFP означает "Green Fluorescent Protein" (Зеленый Флуоресцирующий Белок). Не надо быть гением, чтобы предвидеть, что рано или поздно будут также выделены красные и синие флуоресцирующие белки. Тогда почему бы ни сделать кролика, каждый третий волосок которого будет флуоресцировать красным, зеленым или синим по уже известному принципу цветного телевизора. В результате появится "фото-кролик". Таким образом, мы могли бы хранить пушистые меховые фотографии всех шедевров из наших музеев в кроличьей клетке. Легко предвидеть и следующий шаг. Комбинируя гены хамелеона, сверчка и светлячка с генами нашего фото-кролика, проще пареной репы получить "Теле-кролика". Флуоресцирующая картинка могла бы меняться какхамелеон, но на чуть более высокой частоте, чем пронзительное пение сверчка, и при этом с яркостью, превышающей в несколько раз (яркость на каждый волосок) яркость светлячка. Тогда мы смогли бы на кролике-экране смотреть фильмы, например "Метрополис" или "Унесенные ветром".

Однако такое применение, является, как вы скоро поймете, лишь слабым примером возможного использования оригинальной идеи.

Давайте разовьем мысль дальше. Очевидно, что следующим шагом стало бы создание произведения искусства из человека. Почему бы не встроить гены теле-кролика в геном человека? Тогда больше не будет рыжих, брюнетов или блондинов, а появятся люди с идеальными волосами, на которых мы смогли бы просматривать наши фотографии, например, с отдыха, перемежая их с рекламой.

Е-культура (Электронная-культура) может с легкостью смешиваться с Б-культурой (B возникает от Bioengineering). Так в дальнейшем можно будет присоединять и другие буквы алфавита.

В какой-то момент в будущем, возможно, мы захотим вновь открыть К-Культуру, в которой К (C-culture), естественно, от культуры.

К-культура (C-culture) может стать культурой культур, мета-культурой, необходимой для "мета-человечества", признавшего необходимость избавиться от тирании техники.

Окончание следует...
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.