Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Вопросы и ответы

АрхивМнения
автор : Владимир Гуриев   25.06.2004

Чтобы разобраться, чего ждать от систем электронного образования, мы встретились с Эндрю Сэдлером, руководителем направления IBM On Demand Workplace, где и создаются главные "обучающие" продукты корпорации.

Мы не раз писали о том, что редакция "КТ" - понятие, скорее говоря, виртуальное. Весь коллектив умещается в трех комнатах. В первой сидит дизайнер, во второй - главный редактор, а в третьей теоретически находятся все остальные. Физически же большинство сотрудников журнала появляется в редакции только для того, чтобы проконтролировать верстку своих материалов или пообщаться на редколлегии. Поэтому нам интересны все технологии виртуального взаимодействия, включая и технологии электронного обучения (e-learning).

Электронное обучение (а если брать шире, дистанционное обучение в целом), безусловно, полезно, однако в нашей стране к дистанционному образованию относятся осторожно. Поводов, надо сказать, хватает. Неразбериха с высшим образованием и бесконтрольное появление новых институтов, академий и университетов на базе кулинарных техникумов привело к девальвации высшего образования. Электронному обучению досталось вдвойне: дело это новое, неопробованное, и когда кто-нибудь всерьез предлагает пройти виртуальный курс MBA примерно за одну десятую от стоимости обычного курса, то здесь даже самый доверчивый человек имеет право призадуматься.

Чтобы разобраться в том, чего действительно можно ждать от систем электронного образования, мы встретились с Эндрю Сэдлером, руководителем направления IBM On Demand Workplace, где и создаются главные "обучающие" продукты корпорации (Lotus Workplace Collaborative Learning System, IBM Lotus Learning Management System, IBM Lotus Virtual Classroom). В разговоре также участвовали Александр Филимонов из агентства MMD и Галина Данилина, менеджер по связям с общественностью из IBM.

В Россию мистер Сэдлер приехал не только для того, чтобы рассказать нам об электронном обучении, но и для участия в eLearnExpo Moscow 2004, первой московской международной выставке и конференции по дистанционному обучению. Так что и первый вопрос, естественно, об этом.

- Конференция eLearnExpo Moscow 2004 называется международной, но почти половину докладчиков составляют российские предприниматели и разработчики. Это связано с тем, какое место Россия занимает на рынке ПО для дистанционного обучения, или это просто дань стране, которая проводит конференцию?

- Подобные конференции называются международными, поскольку их проводят в значимых странах. Это ведь не первая конференция - они проходят уже четыре или пять лет и в Европе, и в США. Но в России такое событие происходит впервые. И я думаю, что активность российских участников вызвана тем, что для них все это в новинку. Кроме того, играет роль, что конференцию спонсировало российское Министерство образования.

- А какое место занимает Россия на рынке ПО для дистанционного образования, если смотреть с колокольни IBM?

- По всему миру мы этим занимаемся уже несколько лет, но в вашей стране это для нас, конечно, новое направление бизнеса. Рынок дистанционного образования в России только начинает развиваться. Большие компании - я имею в виду покупателей - только начинают задумываться о том, что им нужны такие решения.

- Например, кто?

- Не вправе называть их - подобные переговоры обычно конфиденциальны. Когда будут заключены контракты, мы объявим об этом.

- А вы можете оценить позиции IBM на российском рынке по сравнению с Oracle, Cisco и другими компаниями, которые занимаются электронным образованием?

- Мы уже несколько лет работаем с компаниями, в которых установлены наши продукты - это так называемые "первые потребители". Кроме того, мы активно сотрудничаем с университетами. В качестве примера могу привести Московский государственный университет...

(- Московский государственный университет экономики, - поправляет Александр Филимонов. Эндрю учился в университете Уэльса в Кардиффе и не в курсе местных реалий. Поэтому он не знает, что МГУ и Московский государственный университет экономики - разные вузы.)

- ...думаю, мы сейчас одни из лидеров рынка. Я встречался с менеджером Oracle на выставке, знаю, что компания проявляет активность, но...

К сожалению, на обеих аудиозаписях, сделанных нами во время интервью, как раз в этом месте возникают посторонние шумы. Что произошло с менеджером Oracle во время встречи с Эндрю, мы, скорее всего, никогда не узнаем.

- Но продукты IBM рассчитаны в первую очередь на корпоративный рынок?

- Не совсем так. Существует два способа использования нашего ПО в университетах. Если это традиционный вуз, дополняющий классический учебный процесс средствами электронного образования, - это одно. Если же учебный процесс целиком перенесен в онлайн - это другое.
Наши продукты подходят для любого применения. Но последнее поколение наших программ (30 апреля IBM прекратила продажи устаревшей LearningSpace, предложив пользователям перейти на Lotus Workplace Collaborative Learning System и IBM Lotus Learning Management System. - В.Г.) действительно прежде всего предназначено для корпоративного пользователя. Однако корпоративное электронное обучение не имеет принципиальных отличий от электронного обучения. А так у нас есть LearningSpace, который был специально спроектирован для нужд образования и используется до сих пор.

- Насколько я знаю, университеты не очень активно используют продукты IBM, предпочитая им такие пакеты, как WebCT, Moodle, BlackBoard, или собственные разработки. То, что университеты выбирают не IBM, а упомянутые пакеты, связано с ценами, или альтернативы просто лучше?

- Я уже говорил, что нужно разделять традиционные университеты и электронные. WebCT и BlackBoard "заточены" под традиционные вузы. К тому же я не слышал об их широком применении в России, хотя в США и в Великобритании они действительно популярны.

Что касается нашей ценовой политики... Дело не в ней. Для образовательных учреждений у нас и цены соответствующие. А если говорить про "самопальные" системы электронного обучения, то для меня самого загадка, зачем университеты их разрабатывают. В США уже переходят с домашних заготовок на коммерческие продукты - WebCT, BlackBoard, Learning Space...

Зачем университетам изобретать велосипед? Вероятно, они это делают потому, что они - университеты и им кажется, что они могут сделать эти системы лучше. Кроме того, там много квалифицированной дешевой рабочей силы, которая может принять участие в разработке: старшекурсники, аспиранты и т. д. Вчера я весь вечер говорил на эту тему с представителями МГУ (имеется в виду МГУ экономики. - В.Г.). И я верю, что если речь заходит об инкорпорировании системы электронного обучения в общую IT-инфраструктуру университета, то здесь коммерческие системы оправдывают затраченные деньги. У IBM, например, возможности сопряжения с другим ПО заложены в программы изначально. "Домашние системы" зачастую проектируются без учета этих факторов.

Но думаю, что использование систем собственной разработки - временное явление.

- Вы уже частично ответили на этот вопрос, но все-таки хотелось бы узнать из первых рук, чем специализированное ПО лучше общедоступных программ? Ведь всё, что умеют делать такие пакеты, любой человек может сделать сам при помощи браузера, Flash, почтовой программы и мессенджера. Единственный очевидный резон есть у корпораций, которые хотели бы уберечь свои курсы от копирования.

- Теоретически - да. Действительно, можно взять и построить своими руками, скажем так, систему. Но тут есть подводные камни. Возьмем, к примеру профессора, читающего лекции онлайн. По электронной почте он получает отклики слушателей и даже открыл форум, где отвечает на вопросы. Если нужно, он может сделать презентацию на Flash. И пока у этого профессора полсотни студентов, никаких заметных проблем не возникает. Но если у него пять, десять тысяч студентов?..

К тому же функциональность специализированных систем гораздо шире, нежели просто обеспечение трансляции урока и возможность обратной связи.

Взять, например, Virtual Class. Это все равно что e-meeting. Учитель встречается с учениками онлайн. Может быть, он использует видео. Может быть, нет. Презентации, интернет и так далее. Но это не совсем обычный e-meeting - здесь есть возможность опрашивать слушателей и видеть журнал с результатами их ответов. И даже если у учителя тысяча студентов, он контролирует ситуацию.

Второй тип систем - это системы управления учебным процессом. У них две задачи. Первая - доставка контента слушателю. Предположим, я хочу пройти какой-то курс. Я нахожу его в Сети, регистрируюсь и получаю его. Поиск, регистрация и доставка происходит автоматически - этим занимается система. Если речь идет о занятиях в виртуальном классе, то система вышлет мне напоминание о том, когда пройдет обучение.

Корпорациям с большим штатом такие возможности могут помочь здорово сэкономить.

Кроме того, система запоминает, кто и когда закончил курсы. Значит, можно проводить аттестации, строить учебные планы, а всю информацию о прослушанных курсах передать в ERP- или в HR-систему. Вот, к примеру, ситуация с врачебной тайной - крайне актуальная в США проблема.

Каждый работник медучреждения должен знать, что он может рассказывать о здоровье пациента, а чего ни в коем случае говорить нельзя. Дабы избежать возможных проблем, в больницах ежегодно проводятся специальные занятия. И процесс их организации намного облегчается при использовании специализированного ПО, которое может доставлять контент и контролировать, кто из персонала успешно справился с курсом, а кто - нет.

- Каково качество полученного таким способом образования? Насколько оно сравнимо с качеством очного обучения? И - предугадывая возможный ответ - что делать с "непрестижностью" электронного образования?

- Доказано, что хорошо спроектированный электронный курс гораздо эффективнее очного обучения. Но не всегда. Тут нужно быть осторожным. Если речь идет о передаче знаний, о передаче фактов или основных навыков - здесь электронное обучение уже доказало свою эффективность.

Процесс построен так, что у вас больше возможностей для закрепления полученной информации. Кроме того, вам не нужно ждать тех, кто усваивает материал медленнее. Конечно, индивидуальные очные занятия, наверное, эффективнее, но вы хорошо знаете, что так бывает редко. Один профессор против нескольких сотен студентов - куда привычнее.

У традиционного подхода есть свои сильные стороны. Если для обучения требуется настоящее человеческое общение, здесь e-learning не подходит. Например, при обучении менеджменту или на курсах успешного прохождения интервью - как можно обойтись без личного контакта? Чтобы научить людей общаться, вы должны дать им возможность общаться.

Зато электронное обучение может помочь там, где традиционные подходы бессильны. Допустим, вы хотите углубить знания по микробиологии, но нужный вам специалист находится в Санкт-Петербурге. Гораздо проще общаться через интернет, чем пытаться встретиться лично.

В IBM мы используем технику смешанного обучения. Предположим, нам нужно обучить продавцов. Дистанционно мы рассказываем им о психологических и социологических аспектах продаж и даже используем программы-симуляторы, чтобы проверить закрепленные навыки. Но когда основные знания усвоены, начинается обучение в реальном классе, где каждый может отточить свои навыки на "живых людях". Это намного эффективнее в целом и намного эффективнее с точки зрения минимизации затрат.

Вторая часть вашего вопроса касалась престижности "электронного" образования. Я не верю, что оно когда-нибудь заменит традиционное способы передачи знаний. Тому множество причин - и престижность не последняя из них.

Но возьмем, к примеру, университет Финикса (www.phoenix.edu) - один из самых известных онлайн-университетов. Допустим, ко мне пришел наниматься человек с таким дипломом. "Да уж", - думаю я. С другой стороны, если у меня есть два кандидата - один с дипломом из Финикса, а второй с дипломом из какого-нибудь Лукоморья или откуда-то со Среднего Запада... Возможно, диплом из Финикса в этом случае покажется мне более привлекательным. Со временем престиж онлайновых дипломов наверняка вырастет, хотя, разумеется, они никогда не смогут сравниться с дипломами МГУ, Гарварда, Йеля и Оксфорда.

Обучение в университетах связано еще и с социальными факторами. Все эти вечеринки, на которых вы можете встретить свою будущую жену, друзья, которые в будущем могут стать вашими коллегами, - всего этого при онлайновом обучении вы лишены.

- В процессе очного обучения играют роль не только взаимоотношения студента и лектора, но и общение в студенческой среде. Существуют ли такие средства в системах электронного обучения?

- В большинстве хороших систем такие решения существуют. У нас, скажем, есть синхронные и асинхронные средства для совместной работы. Синхронные средства - это мессенджеры, чаты, Virtual Class. В виртуальном классе есть возможность для открытого чата между учениками (если, конечно, профессор не против). Кроме того, можно лично общаться с профессором или с другими учениками.

Способов асинхронной коммуникации тоже немало: дискуссионные форумы, team rooms... Интересно, что некоторые университеты, с которыми мы сотрудничаем, начали использовать технологию Virtual Class в настоящих классах.

- Зачем?

- То же самое я спросил у одного преподавателя. Он ответил: "Все очень просто. Если я задаю вопрос в обычном классе, то руку тянут три, ну, четыре человека. А с помощью технологии виртуального класса я могу опросить каждого".

- Системы электронного обучения, системы коллективной работы, системы управления знаниями... Насколько эти ИТ-направления близки друг другу?

- Непростой вопрос... Конечно, существует связь между управлением знаниями и обучением. Обучение - это передача знания, передача навыков от одного человека к другому. Системы управления знаниями предназначены для аггрегации, хранения и систематизации знаний. И трудно сказать, насколько это имеет отношение к обучению. Лично я считаю, что это очень близкие вещи.

Но рынок не задумывается об этом. Одни компании занимаются системами управления знаниями, другие - обучением. Тут дело еще и в том, что для корпораций обучение является не целью, а средством. Корпорации нужно, чтобы ее сотрудники хорошо выполняли свою работу. И с этой точки зрения системы дистанционного образования и системы управления знаниями служат одной и той же цели.

У университетов, конечно, все иначе - для них целью является именно обучение, передача знаний.

В качестве иллюстрации хочу привести пример с Эйнштейном. Как-то после интервью репортер попросил у знаменитого физика номер домашнего телефона - на случай, если возникнут еще какие-то вопросы, или для того, чтобы согласовать окончательную версию текста.

- Легко, - сказал Эйнштейн.

Затем он подошел к телефонной книге, нашел в ней строчку "Эйнштейн, Альберт" и продиктовал репортеру номер.

- Как же так? - спросил репортер. - Почему самый талантливый человек в мире не может запомнить свой собственный телефонный номер?

- Зачем мне запоминать то, что я легко могу найти в телефонной книге, - удивился Эйнштейн, - когда есть множество фактов, которые я действительно должен держать в голове?

Это не легенда. Это задокументированный случай.

Разумеется, этот пример не универсален. Есть масса знаний, которые "мы должны держать в голове". В каком-то смысле, системы управления знаниями и системы дистанционного обучения дополняют друг друга. Существует область знаний, в которой работник обязан ориентироваться как рыба в воде. Однако есть и такая информация, которую он должен уметь быстро находить в информационных хранилищах.

- В последнее время много говорят о так называемом social software, social networks... Пафос рассуждений сводится к тому, что сегодняшние способы коллективной работы недостаточно эффективны, но в любой момент может появиться ПО, с которого начнется революция в этой отдельно взятой области ИТ.

- Проблемы здесь не столько технического, сколько социального или культурного плана. Вот простой пример. Моя восемнадцатилетняя дочь пару лет назад еще училась в школе, и как-то я заметил, что вместо подготовки домашней работы она сидит за компьютером и болтает с друзьями по мессенджеру. У нее было одновременно открыто пять окон.

Я сказал ей: "Давай, ты сначала сделаешь домашнюю работу и только потом будешь развлекаться". А она ответила, что не болтает впустую, а обсуждает с одноклассниками проект, который им нужно сделать вместе. Я полюбопытствовал, что она пишет: действительно, они обсуждали домашнюю работу.

Ее поколение уже готово использовать существующие технологии. Для них это естественно. Они выросли вместе с этими возможностями.

Social networks - тоже поразительная штука. Проанализировав базу данных электронной почты, вы можете сказать, кто в чем разбирается, кто кем руководит. Если я вижу структуру социальной сети, то всегда могу найти именно того человека, который мне нужен. И выбрать маршрут, по которому я могу до него добраться, если обратиться напрямую не удается. Это все работает и в реальном мире. Но социальные сети наглядны, и многое упрощают.

Среди новых технологий, которые меня вдохновляют, могу назвать Google - лучшее на сегодня средство дистанционного образования. В конце концов, обучение - это не просиживание штанов в классной комнате, а получение ответов на вопросы.

- Из журнала "Компьютерра" от 08 июня 2004 года.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.