Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Шахматисты и компьютеры: история соперничества. Часть II

АрхивПлатформа
автор : Денис Марков   05.04.2005

Случившийся в конце 2003 года последний из нашумевших на сегодняшний день матчей "человек-компьютер" сильно отличался от всех предыдущих: на этот раз самому сильному шахматисту-человеку пришлось воевать с машиной "на её территории".

Восточный брейн-ринг

Не будем останавливаться на матчах вроде Fritz - Карпов, Rebel - Ананд, Rebel - ван Вели. Ничего особо примечательного в них не было - наверняка мода на подобные соревнования появилась после матча Каспарова с Deep Blue.

Следующим серьезным шахматным событием из разряда сражений человека и компьютера стал матч чемпиона мира Владимира Крамника (отобравшего к тому времени звание у Каспарова) с программой Deep Fritz.


Владимир Крамник в Бахрейне

После поражения Каспарова игра компьютера на равных с человеком, в общем, никого не впечатляла. Это понимали и маркетологи. Именно поэтому Deep Fritz работал не на каком-то очередном суперкомпьютере, а на обычном, как утверждали организаторы, "железе". Всячески подчеркивалось, что все "железо" вполне может достать и собрать воедино любой рядовой пользователь, и никаких специальных разработок в нем нет. Игра проходила в Бахрейне, а все мероприятие получило элегантное название Brain in Bahrain ("Мозг в Бахрейне").

Естественно, точная конфигурация машины особо не афишировалась. Впрочем, найти данные по этому вопросу все же возможно.

Против Крамника играл сервер Compaq ProLiant DL760. "Компьюлента" тогда писала: "Тем не менее, по некоторым сведениям, восьмипроцессорная машина - это сервер Compaq ProLiant DL760 компании HP. Эта модель форм-фактора 7U оснащается процессорами Intel Xeon с тактовой частотой 700 или 900 МГц, оперативной памятью объемом от 2 до 16 Гб и жесткими дисками объемом до 291 Гб." Есть и фотография этого чуда техники:

В общем, машина довольно-таки неплохая и по современным меркам, а уж пять лет назад - вообще, можно сказать, вершина высоких технологий. И, надо признать, организаторы матча все же чуть-чуть кривили душой, говоря об "обычном железе".

Что же касается программного обеспечения, то оно действительно было самым что ни на есть обыкновенным. Deep Fritz свободно продается, например, через множество интернет-магазинов. В московских магазинах, правда, найти вряд ли получится - лицензионным шахматным софтом у нас почти никто не торгует, а уж пираты с ПО для многопроцессорных машин, да еще и таким специфическим, связываться не рискуют.

Матч, состоявший из восьми партий, закончился вничью - 4:4. И человек, и компьютер выиграли по две партии каждый.

Примерно с тех пор ныне кажущаяся всемогущей Chessbase едва ли не полностью захватила компьютерную половину ринга. Объединив под своей крышей разработчиков самых сильных шахматных программ - Fritz, Junior и Shredder - немецкая фирма фактически оставила конкурентов не у дел. Вряд ли кто-то еще был способен создать программу, умеющую играть на супергроссмейстерском уровне, будучи установленной на не требующем специфических разработок "железе". Эра суперкомпьютеров в шахматных боях "человек-машина" прошла.

Фриц & Сименс

В 2000 году организаторы турнира Frankfurt Chess Classics Masters запустили в турнир сильнейших шахматистов мира программу Fritz 6 на железе от Fujitsu-Siemens. Primergy представлял собой компьютер под управлением Windows NT с четырьмя процессорами Pentium Xeon 500 МГц и двумя гигабайтами оперативной памяти.

Несмотря на то, что компьютер был не столь производительным, как предыдущий, игравший в Бахрейне, в его пользу играло одно существенное обстоятельство. Турнир проходил по быстрым шахматам - каждая партия вместо привычных 4-6 часов занимала минут 30-40. Следствие такого контроля времени очевидно: в счетных позициях компьютер моментально, другого слова не подобрать, "рвал" оппонентов.

Очевидно, что против машины нужно было искать "противоядие". В общем, если бы не это самое противоядие, вряд ли Primergy смог попасть в этот обзор.

А так у автора появляется хороший повод упомянуть еще один недостаток практически любой шахматной программы, на любом "железе". Дело все в том, что машина чувствует себя гораздо увереннее в открытых, тактических позициях, и гораздо хуже - в закрытых, стесненных, чисто позиционных, требующих понимания. Вот вам нейтральный, отношения к этому турниру не имеющий, но очень известный пример:

* * *

Как оцените позицию? Любой мало-мальски грамотный шахматист уверенно заявит: ничья! У черных просто нет шансов прорваться к королю белых. Две лишних ладьи и лишний слон не играют абсолютно никакой роли. Белым надо просто ходить королем в любых направлениях.

А если черные пойдут …Ла5? Ну, вот просто так возьмут и подставят ладью.

Человек, конечно, не возьмет. Стоит нарушить пешечное построение и оставшиеся ладья и слон быстро решат партию в пользу черных. А вот большинство шахматных программ берет, не задумываясь. Сейчас в этой позиции стали разбираться хотя бы те же программы от Chessbase, а 5 лет назад даже они забирали ладью.

* * *

Так вот, к теме о противоядии. Каждый участник пытался подобрать свой ключ к игре машины. В одной из последних игр победить компьютер все же удалось российскому гроссмейстеру Петру Свидлеру. Сделал он это, начав партию ходом… 1.а3!

Начинать партию ходом 1.a3 - чистой воды самоубийство. Если речь идет об игре с человеком. Считается, что, благодаря правилу первого хода, белые всегда имеют в начале партии небольшое преимущество. Черным же надо сначала уравнять игру, а уж затем заняться атакой. Начать ходом крайней пешки на одно поле - это, по сути, уступить право ходить первым. Соперник сразу же получает инициативу: уже не черные исходят из действий белых, а белые - из действий черных. Короче, преимущество, может, не фатальное, но на высоком уровне - чрезвычайно значимое.

Зато против компьютера новинка сработала. Во-первых, компьютер практически сразу вышел из базы дебютов - условно говоря, файла, который содержит дебютные наработки на игру. Не секрет, что опытные шахматисты делают первые 10-20 ходов чисто по памяти - потому что разбирали те или иные дебюты задолго до их непосредственного исполнения за доской. То же самое в форме дерева ходов реализовано для компьютерных программ.

Во-вторых, человеку стало проще построить необходимую позицию, видя активные действия компьютера. Так в конечном итоге и получилось: перехватив к середине игры инициативу, живой гроссмейстер победил.

Пусть эта победа человека и не помешала компьютеру занять первое место в турнире, но она доказала: компьютер при всей его скорости и умении безошибочно считать, от человеческой логики еще очень далек.

Ну а вот, собственно, партия:

Svidler, Peter – Fritz on Primergy

1.a3 d5 2.e3 e5 3.d4 Nd7 4.Nf3 e4 5.Nfd2 Ngf6 6.c4 c6 7.Nc3 Be7 8.Qb3 Nb6 9.cxd5 cxd5 10.a4 Qd6 11.a5 Nbd7 12.Be2 Qe6 13.0-0 0-0 14.f3 exf3 15.Nxf3 Nb8 16.Ng5 Qd7 17.Bf3 Na6 18.Nh3 Nc7 19.Nf4 Rd8 20.Rd1 g5 21.Nd3 Qf5 22.Be2 Bd6 23.Rf1 Qe6 24.Nf2 Rb8 25.Bd2 Qe7 26.e4 Ne6 27.e5 Nxd4 28.exd6 Qxe2 29.Nxe2 Nxb3 30.Bxg5 Re8 31.Bxf6 Rxe2 32.Rae1 Re6 33.Ng4 Rxe1 34.Nh6+ Kf8 35.Rxe1 Nc5 36.Re5 Ne4 37.Be7+ Ke8 38.Rxd5 b6 39.Rd4 f5 40.g4 Bb7 41.gxf5 Kd7 42.a6 Bc6 43.Kf1 Bb5+ 44.Kg2 Nc5 45.Ng4 Rg8 46.Kh3 Rxg4 47.Kxg4 Bxa6 48.Kf3 Nb3 49.Rf4 Bc4 50.Ke3 Bf7 51.Rg4 h6 52.Rg7 Ke8 53.d7+ Kxe7 54.Rxf7+ Kd8 55.f6 Nc5 56.Kf4 Nxd7 57.Ke4 1-0

Каспаров сражается с "юниором"

Через шесть лет после своего поражения от Deep Blue в "антикомпьютерные" шахматы вернулся Гарри Каспаров. Его матч с программой Deep Junior считался матчем за первенство мира, не меньше. Каспаров был лучшим живым игроком в мире, а DJ незадолго до мероприятия занял первое место на чемпионате мира по шахматам среди компьютеров. Накануне матча в прессе даже появились многочисленные спекуляции насчет того, что компьютер по своим правам фактически стал человеком: мол, еще чуть-чуть, и в рейтинг-листах ФИДЕ наравне с живыми гроссмейстерами будут присутствовать компьютерные программы. Слава Богу, дальше слов дело не пошло.

О "железе", которым пользовался Deep Junior, сведений не слишком много. Собственно, это очевидно - как только играть за сторону машин начали не специально разработанные, а общедоступные программы, организаторы матчей стали всячески скрывать информацию "железного" толка. Вряд ли продажам поспособствует знание потребителя о том, что программа играет в силу Каспарова только на таком компьютере, который стоит как десять обычных домашних.

Десять, может, и не десять, но вряд ли кто-то осмелится назвать обычной машину с четырьмя процессорами Pentium 4 1,9 ГГц и с тремя гигабайтами оперативной памяти.

Дополнительную интригу добавлял тот факт, что "Джуниор" всегда считался самой "человечной шахматной программой". Если Fritz, как правило, крепче держится за материал, то Junior вполне может отдать пешку-другую за атаку, пожертвовать фигуру за позиционные преимущества - и, в общем, применить массу других свойственных людям приемов. Субъективное: с "Джуниором" даже на домашнем ПК играть куда интересней: партии могут получаться яркими и откровенно "безбашенными" - от Fritz’а такого не допросишься. Да и сам Каспаров отмечал, что Junior - реально сильнейшая на тот момент шахматная программа.

В конечном итоге Каспаров подозрительно легко выиграл первую партию, сделал ничью во второй и проиграл третью, решившись на несколько авантюрный маневр. Три оставшихся партии закончились вничью, и в результате победителя выявить не удалось.

Вкратце подводя итог: "Джуниор" действительно оказался человечным. Первую партию с треском проиграл, да так, как компьютер, по идее, проигрывать не должен. Ну а пятая партия вообще запомнилась многим: в ней компьютер пожертвовал слона за пешку на h2 и сильную атаку; в конце концов, правда, все закончилось ничьей.

Знаменитая жертва слона - эта картинка обошла множество сайтов, газет и журналов, и оказалась, в конце концов… на коробке новой версии Junior’а.

Реальная битва в виртуальной реальности

Случившийся в конце 2003 года последний из нашумевших на сегодняшний день матчей "человек-компьютер" сильно отличался от всех предыдущих. Видимо, страдания Каспарова, вынужденного воевать с не знающей усталости машиной, должного впечатления не производили, и на этот раз самому сильному шахматисту-человеку пришлось воевать с машиной "на её территории".

Как это, спросите? А очень просто. Ранее матчи с компьютером проводились следующим способом. Человек сидел за доской. Напротив - сидел оператор машины, который вводил ходы соперника в компьютер и, наоборот, "выводил" компьютерные ходы на 64 деревянных клетки.

В данном конкретном случае ситуация осложнилась. Каспаров сидел за столом, наблюдая виртуальную шахматную доску с помощью специальных очков (от компании X3D - спонсора матча, производителя оборудования трехмерной визуализации). Реальной, деревянной, привычной с детских лет, доски перед шахматистом не было.

Конечно, 3D-модель можно было вращать в любых направлениях, да и нарисована она была на должном уровне. Но все равно, как метко выразился кто-то из наблюдателей, играть в шахматы виртуальными фигурами на виртуальной доске - это все равно что играть на фортепьяно виртуальными клавишами.

Что еще интересней, ходы вводились Каспаровым с помощью голоса. Вот представьте себе картину: сидит человек в громоздких черных очках и раз в несколько минут произносит наименования шахматных ходов. Доски рядом не видно, соперника - тем более. Чего не сделаешь ради шоу?!

Насчет "железа" сведений еще меньше. Похоже, скоро организаторы этих матчей научатся скрывать конфигурации соперников человечества даже от самих  себя. Известно, что компьютер работал на 4 процессорах Intel Pentium 4 2,8 ГГц и обрабатывал около 4 млн. позиций в секунду. Вся информация этим исчерпывается.

Какой-то уж очень смазанной получается концовка этой статьи. В том плане, что с точки зрения журналиста сейчас очень не помешала бы такая яркая и красивая точка – мол, прогресс-прогрессом, но человек все равно остается человеком, и бла-бла-бла, компьютер его никогда не заменит.

Ан не выйдет. Матч вышел ни рыба, ни мясо. Две ничьих, по одной победе каждой из сторон. Компьютер выиграл благодаря одноходовому "зевку" Каспарова - тот взял, и просто так отдал две пешки в не самой сложной позиции. Что же касается победы Каспарова, то тут вообще ситуация полуанекдотичная.

Только что Каспаров (черные) пошел ладьей на g7 – конечно, компьютер не мог не съесть пешку e5.

Я уже выше упоминал о неумении компьютеров играть в закрытых позициях. В славянской защите Каспарову легко удалось создать пешечную цепь на полдоски. И все - компьютер зашел в тупик. Пока Гарри Кимович готовил атаку, располагал фигуры согласно своим замыслам, машина просто делала ненужные ходы. Чего только стоит ход конем "туда-обратно" - фактически потеря времени без всякой на то компенсации!

Короче говоря, последний раунд великой битвы закончился глупой ничьей. И человек, и компьютер по разу проявили всю свою человеческую и компьютерную сущность и отложили выяснение отношений "на потом".

* * *

Когда наступит это "потом" - непонятно. Гарри Каспаров совсем недавно объявил об уходе из большого спорта, а так, как он, вряд ли кто-то понимает современные шахматы. И любой претендент на роль "представителя человечества в шахматах" будет смотреться по сравнению с  ГК бледно. Впрочем, может быть, это и обманчивое ощущение - кто знает, что день грядущий нам готовит?

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.