Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Музыка толстых... каналов

АрхивЗвук
автор : Евгений Козловский   25.04.2006

Даже не слишком высокоскоростные по нынешним временам линии передачи данных поззволяют организовать совместный концерт музыкантов, находящихся в разных городах.

Строго говоря, по нынешним временам называть эти каналы толстыми не совсем правильно (как в свое время "не совсем правильно" назвал джаз "музыкой толстых" наш великий пролетарский писатель из Нижнего): два выделенных симметричных канала (full duplex) толщиной 192 кбит/с вряд ли сегодня кого-нибудь поразят толщиной. Но прямыми и достаточно быстрыми - другое дело: они были выделены на оптоволоконной линии, которую "Голден Телеком" дотянул от Москвы до Нижнего Новгорода (без малого - полтыщи верст) и собирается тянуть дальше - на восток и вниз, к Самаре... И задержка звука, включая его оцифровку/расцифровку и компрессию/декомпрессию, составляла не более 50 мс!

Впрочем, начну по порядку. Ещё в Ганновере получил письмо от давнего знакомца, замечательного джазового пианиста, живо интересующегося hi-tech, Льва Кушнира, которое я цитирую почти полностью, чтобы ввести читателей в курс дела:

"Добрый день, Евгений!

Помнится, пару лет назад мы с вами обсуждали возможность совместного музицирования (jam-session) джазовых музыкантов, находящихся в разных городах, с использованием современных телекоммуникаций. Тогда этот проект заглох, так как, в частности, уперся в фундаментальные ограничения по времени задержки сигнала, при котором ещё возможно нормальное исполнение музыки. Как мне стало известно, некая телекоммуникационная компания решила всё-таки провести этот эксперимент. Он будет происходить 16 и 17 марта этого года. С одной стороны, это будет оркестр или квартет Игоря Бутмана в Н.-Новгороде, с другой - в Москве - несколько московских джазовых музыкантов и "восходящая звезда" певица Карина Кожевникова. Расстояние между городами - 450 км, что дает нам время прохождения сигнала туда и обратно 0,003 с без учёта времени на компрессию и декомпрессию. Так что есть шанс, что этот опыт не только продемонстрирует возможности техники, но и позволит музыкантам нормально поиграть. Я, со своей стороны, собираюсь при этом присутствовать в качестве стороннего наблюдателя и потом описать свои впечатления в заметке (статье, колонке), которая, мне кажется, была бы интересна читателям "Компьютерры" (к каковым, кстати, я отношу и себя, поскольку читаю каждый номер от корки до корки). Мне было интересно узнать, заинтересовала ли вас эта информация".

Ну разумеется, заинтересовала! Мало того что я тоже интересуюсь hi-tech, - я ещё и давний и преданный поклонник джаза, особенно - традиционного, который и представляет Игорь Бутман. К сожалению, я прибывал в Москву 16-го поздно вечером, так что на первом сеансе быть не мог, зато Лев не мог присутствовать на втором, а впечатления от первого изложил в небольшой заметке, которую и позволил мне неограниченно цитировать (выражаю искреннюю благодарность).

Итак, проложив первые полтысячи километров оптоволоконки, пользователями которой традиционно являются крупные корпоративные и государственные клиенты, "Голден Телеком" решил провести демонстрацию её скорости (и возможностей вообще), устроив такой вот джем-сэшн не столько потому, что среди заказчиков, людей моего поколения, могло найтись много поклонников джаза (я в этом вовсе не уверен), сколько потому, что традиционный джаз задает для совместного исполнения самые жёсткие из вообразимых условия по звуковой синхронизации. То есть играть в ансамбле с задержкой всегда трудно, но всё же, исполняя по нотам классическое произведение, профессиональный музыкант без особых проблем сможет скомпенсировать даже секундное, а то и двухсекундное фиксированное опоздание, вызванное передачей звука; современный же рок (или какие там у него модные сегодня разновидности?) вообще очень ритмически однообразен, и музыканты в определенном смысле мало нуждаются в том, чтобы слышать друг друга: запускается некий бит - и остается только следовать ему, даже если приходится стартовать чуть позже. Еще более того: пару лет назад (в Швейцарии, если память не изменяет) подобный эксперимент уже проводился, но с участием джазменов модернистского толка, среди которых, кажется, был и наш знаменитый валторнист Аркадий Шилклопер. Хоть расстояние там и было меньше - задержка оказалась заметной, чуть ли не под две секунды, - но Аркадий сказал, что так было даже интереснее. Модерн - он модерн и есть: чем кривее, тем модерновее. Джазовый же свинг, с одной стороны, находится в жестких рамках метра, с другой - постоянно от него отступает, нарушает (так называемый "свинг", потому и возник термин "раскачка"), причем отступает вольно, повинуясь только внутреннему чувству ритма музыканта. То есть, не слыша друг друга ежемгновенно, джазовые музыканты попросту не могут играть совместные импровизации.

(Пользуясь случаем, сообщаю тем, кто любит джаз, и тем, кто готов если не полюбить его - хотя бы толком узнать, что это такое, - что несколько месяцев назад "Корона фильм" вместе с "Мастер Тейп" издали знаменитый двенадцатисерийник "Джаз" от "Флорентайн-филмз", "WETA" из Вашингтона и BBC, - который озвучили главные российские джазовые музыканты, специалисты и любители - Алексей Козлов, Алексей Баташев, Александр Филиппенко и даже Маргарита Терехова. Очень рекомендую! Четыре двухслойных DVD в отдельной коробочке.)

Придя в "Савой" чуть раньше назначенного времени, я обнаружил пустой пока маленький зальчик, нескольких техников, пульт позади и - впереди - большой, составленный из девяти тошибовских проекционников технического толка экран, за которым так, чтобы его не видеть, разминались трое музыкантов: гитарист Павел Чекмаковский (накануне на гитаре играл Игорь Бойко), саксофонист Антон Румянцев и упомянутая Львом певица Карина Кожевникова. Большой джазовый оркестр во главе с Игорем Бутманом разминался в Нижнем, что было видно на экране и слышно из динамиков. Невидимость экрана для музыкантов была намеренной: если аудиотрансляция шла по выделенным каналам оптоволокна напрямую, то видео транслировалось over IP (я даже не знаю, по какому алгоритму сжимаясь, - видеотрансляцию обеспечивал программно-аппаратный комплекс Polycom ViewStation FX) и хоть имело гораздо большую толщину потока (до двух мегабит в секунду), но имело и заметно большую задержку, временами отлично различимую глазом: секунда, две, а то и три. Взгляд на экран мог только сбить музыкантов с толка, но поскольку настоящий импровизационный джаз требует визуального контакта лишь изредка - чтоб сговориться, что пора кончать соло, или чтоб условиться, кто начнет следующее, - синхронный визуальный контакт оказался не позарезным.

Публика потихоньку подтягивалась, а Бутман уже организовывал из Нижнего что-то вроде репетиции: то Карина пела несколько квадратов под сопровождение нижегородской ритм-группы, то московский саксофон начинал импровизировать... Скажу честно: если б я не знал, что оркестр сидит не в соседней комнате (а экранная стенка - не стеклянная между студией и аппаратной), - мне б и в голову не пришло заподозрить подвох: все шло на мой довольно искушенный в джазе, хоть и не профессиональный слух, так гладко, как только могло. Что же касается слуха профессионального, - после концерта я поговорил с Кариной, и она призналась, что слышала задержку, но такую мизерную, что преодолевать её удавалось без особых психологических усилий.

Публика, наконец, собралась, с той и с другой стороны было произнесено несколько победных речей - и начался концерт. Он длился около получаса, и я получал настоящее удовольствие от свинга. Конечно, для звука поток в 192 кбит/с - это как средний поток MP3, да и акустику (в смысле аппаратуры) принесли в зал явно не студийную, - но я уже не раз замечал, что когда звук поддержан видео (а тут еще - живым, хоть и прилично сжатым) - к нему автоматически начинаешь меньше придираться. О применённом алгоритме сжатия звука я и слыхом не слыхивал: устраивавший весь этот демонстрационный джем-сэшн Вадим Акопян, начальник отдела управления проектами "Голден Телеком", сообщил, что используемый оборудованием проприетарный алгоритм компрессии основан на принципах адаптивно дифференцируемой импульсно-кодовой модуляции (ADPCM), но попросил не печатать в журнале его название (которое всё равно мало кому что скажет). Полагаю, главное, что требовалось от алгоритма, - это скорость оцифровки/расцифровки и компрессии/декомпрессии, - и на слух алгоритм показался мне вполне приемлемым.

Трудно сказать, насколько такие джем-сэшны могут быть привлекательны зрителям/слушателям в реальной концертной жизни (представляю себе цену билетов, которая должна будет включить в себя расходы на передачу информации), а не в демонстрационном режиме, да и боюсь, что подключить к нижегородско-московскому концерту саксофониста из Штатов и виброфониста из Новой Зеландии на сегодня вряд ли удастся по тысяче причин, - однако то, что я увидел-услышал в "Савое", впечатлило весьма. Ну а потенциальные клиенты "Голден Телеком", вероятно, впечатлились тем, что, коль уж джаз можно играть, то телеконференции устраивать - и подавно.

А сейчас даю слово Льву Кушниру. Мнение музыканта-профессионала о первом концерте.

"...Любой музыкант знает, что невозможно полноценно играть в ансамбле, участники которого находятся в одном зале, но на расстоянии 20 метров друг от друга: в этом случае задержка возникает из-за конечной скорости звука в воздухе. В описываемом мною эксперименте декларируемая задержка составляла не больше 50 мс в оба конца (что равносильно ситуации, когда расстояние в комнате между музыкантами примерно 8 метров), при этом "фундаментальная" часть, как легко сосчитать, составляет около 30 мс. Осмелюсь предположить, что проведение подобной презентации в Екатеринбурге уже может оказаться весьма затруднительным.

Некий дискомфорт для музыкантов был вызван существенной задержкой при передаче видеопотока, она была видна невооружённым глазом и составляла примерно 1 секунду, что на практике означает возможность подачи каких-либо знаков партнерам, "перемигивания", но полную невозможность дирижировать оркестром из другого города - видимо, технология сжатия видео ещё не столь совершенна.

В целом же знаменитые джазмены оказались на высоте и доказали, что при их мастерстве они - как их не рассаживай - "в музыканты годятся". Журналистка из Нижнего Новгорода спросила солистку, было ли ей комфортно петь. Ответ был утвердительный. После чего Карина с блеском исполнила песню Луи Армстронга "What a wonderful world", вызвавшую бурю аплодисментов и уверенность в перспективах широкополосного доступа в России. Руководство компании определенно выбрало хоть и нестандартный, но очень убедительный способ демонстрации своих достижений!"


По материалам еженедельника "Компьютерра"

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.