Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Таджикский альбом…

АрхивЦифрография
автор : Евгений Козловский   14.07.2006

Евгений Козловский делится фотографиями из путешествия в Таджикистан и впечатлениями от фотоаппарата Casio Exilim EX-P505.

Чему приписать такое моё свойство: особенностям ли психического устройства или давней, с детства, связи с разного рода художествами, - однако если я куда еду - хоть в Новую Зеландию, за 60 тысяч километров, хоть в Новый Иерусалим, за 60 километров, - я должен увиденное мною заключить в рамку видоискателя и зафиксировать. То есть, что называется, проструктурировать.

Не раз ловил себя на том, что ради этой самой фиксации с лёгкостью пропускаю мимо глаз и/или ушей живые впечатления, чтобы с тем большим удовольствием, вернувшись вечером домой или в гостиницу, внимательно и скрупулёзно посмотреть, где же, интересно, я сегодня побывал.

Особенно эта патология заметна, когда я куда-нибудь отправляюсь группой или компанией: пока мои товарищи смотрят вокруг и впитывают впечатления, я занят исключительно поиском кадра. Зато, правда, бывало, что приходят вечером в мой номер и (слегка, конечно, в шутку, но ведь в каждой шутке есть доля шутки) говорят: а сейчас Евгений покажет нам, где мы сегодня были…

Хотя иной раз я привожу из поездок весьма содержательные фотоальбомы, которые вызывают отклики у зрителей и частями даже продаются, - не это бывает главным, а все-таки сам процесс. Который в последние годы оборачивался для меня лишними заметными килограммами багажа. Прикиньте сами: не особо лёгкая полузеркалка Olympus 20E, бустер с батареей, прикрученный к фотоаппарату, четыре оптические насадки (макро, широкоугольная, теле и супертеле длиной в добрые полметра и соответствующего веса) плюс - мало ли где понадобится?! - довольно увесистая вспышка, а для эффектных ночных снимков - ещё и штатив. А в комплект идет вдобавок ноутбук или, скажем, Photo Viewer…

Даже и не знаю, в чём причина: то ли с возрастом убавляется энтузиазма, зато прибавляется усталости, то ли широчайшее распространение разного рода цифровых фотоаппаратов среди населения и сравнительная лёгкость путешествий делает мои альбомы всё менее и менее уникальными, то ли - врожденная страсть к минимализму подтачивает решимость, - однако я решился рискнуть и выехать в очередную неблизкую поездку - в Таджикистан, где не был уже едва ли не двадцать лет, со времен начала там войны, - без моих увесистых фотографических причиндалов, ограничившись камеркой, легко помещающейся в карман летних брюк или даже рубашки, причем - камеркой голой, то есть безо всяких навесок.

Но полагаю, что не только возраст и усталость. Обсуждая с Сергеем Леоновым этот материал, расширенный и иллюстрированный, я выяснил, что Сергей практически синхронно со мной ощутил что-то очень похожее и поехал на Тайвань и в Гонконг тоже лишь с карманным аппаратиком. Тенденция, однако…

Прихватил с собой только эпсоновский Photo Viewer - чтобы очищать карточку по мере ее заполнения, - но, как выяснилось, прихватил зря: новенькая двухгигабайтная SD, приобретенная перед отъездом за - не поверите! - 47 долларов, отказалась прочитаться эпсоновским чудом, - зато уместила на себя больше тысячи пятимегапиксельных снимков, чего мне - после лёгкой чистки брака - хватило на всю десятидневную поездку. Без запаса, правда, но хватило.

В качестве фотоаппарата я выбрал замечательную на вид игрушку Casio Exilim EX-P505, главная прелесть которой заключается (для меня) в её внешности: эдакая могучая зеркалка типа любимого Olympus’а, - только уменьшенная раза в четыре: знаете, как бывают игрушечные железные дороги… Ну и конечно, наличие у нее пятикратного оптического зума - при таких размерах - тоже сыграло свою роль.

Остальные параметры EX-P505, модели далеко не последней (однако всё ещё уникальной), мало отличались от других Exilim’ов, с которыми я более или менее знаком: одним из них, например, уже два года снимает моя жена.

Прилетев в Душанбе с этой крохой в кармане, я, конечно, почувствовал себя совершенно как статский советник Попов (из великолепной поэмки А. К. Толстого "Сон Попова"), явившийся на прием к генералу без панталон, однако по результату оказалось, что мой "Таджикский альбом", пожалуй, ничуть не хуже, чем десяток-другой прочих моих альбомов, явившихся на свет с помощью семикилограммового фотокофра и семи сошедших от его таскания потов. Разумеется, были трудности в процессе съёмки, касавшиеся в основном проблем с визированием по ЖК-экранчику на залитом южным солнцем пространстве: порою на экранчике не было видно просто ничего, особенно когда не удавалось хоть чем-нибудь его притенить, - и я снимал практически наугад, - однако результаты этого наугада получались удовлетворительными как минимум в половине случаев: по прошествии некоторого времени привыкаешь практически к любой аппаратуре и удаётся работать с ней на ощупь.

Остальные трудности произрастали в конечном счёте, пожалуй, из недостатка попадающего на матрицу света - и это в Средней-то Азии, летом! Разберём: теоретическая максимальная чувствительность матрицы - 400 ISO, но, по ощущению, - и того нету. Скажем, у моего Olympus’а еще меньше: 320 ISO, - однако относительное отверстие объектива - 1:2,0, - тогда как у EX-P505 - 1:3,3, что равноценно приблизительно вдвое низшей чувствительности. Если б у EX-P505, как у все большего числа совсем свежих цифромыльниц, был бы, скажем, оптический стабилизатор картинки, это свело бы низкую светосилу если не на нет, то заметно её бы повысило, - однако, увы…

Итак, в результате - то и дело либо шевелёнка, либо чрезвычайно заметные шумы, которые становятся на снимках очевидными едва ли не со 100 ISO. Идеальной считается чувствительность в 50 ISO, но представьте, какие сюжеты можно снимать на ней, да без стабилизатора, да с дыркой 1:3,3, уменьшающейся до 1:3,6 при приближении фокусного расстояния к максимуму. Только на открытом пространстве под ярким солнцем (когда как раз почти ничего невозможно рассмотреть на дисплее, а какого-никакого оптического видоискателя, хоть простой рамочки, EX-P505 лишён, и я понимаю почему - по своей малости). Тем не менее: трудности трудностями, а отличие результатов, повторю, заметит далеко не каждый.

Итак, для съёмки "альбома" какие из умений фотоаппарата (шире - комплекта аппарата и оптики) интересуют меня в первую очередь?

А) оптические трансформации. Недавно я читал Голубицкому долгую лекцию о том, чем отличается один и тот же снимок, сделанный с помощью широкоугольника и телевика (при условии, что возможность приблизиться/отдалиться к объекту - неограниченная, то есть сюжет оказывается идентичным): телевик пространство сжимает, так что предметы задних планов сильно приближаются к объектам переднего - словно кулисы в театре, призванные на десятиметровом пространстве сцены создать иллюзию километровой глубины. Широкоугольник, напротив, разводит планы и создает иллюзию большого пространства, даже когда оно тесное. Кроме того, телевик уводит все, кроме того, на чем сфокусирован, в размыв, нерезкость, - подчеркивая таким образом главный объект; широкоугольник же пытается всё содержимое кадра сделать в равной мере резким и чётким (тут, конечно, многое зависит от установки диафрагмы). И на мой вкус, если в альбоме нет хотя бы нескольких кадров с такой оптической трансформацией, точкой, так сказать, зрения, - альбом плоск и скучен. Вот за этим я обычно и возил в кофре выпуклый глаз широкоугольной насадки и полуметровую трубу супертелевика.

Однако крайности что в одну сторону, что в другую имеет смысл применять только в особых случаях, - в большинстве же обычных ситуаций приведённых 190 мм фокусного расстояния хватает, чтобы спрессовать пространство достаточно для достижения "художественного" эффекта. "Широких" же 38 приведённых миллиметров, пожалуй, маловато, но если сочетать эту широкоугольность с потрясающей встроенной возможностью супермакросъёмки, начинающейся всего с сантиметра от объекта, можно получить очень эффектные результаты.

Б) репортажное воровство жизни. Сплошь и рядом, если глаз намётан, вокруг возникают ситуации, которые надо хватать не раздумывая - ибо они исчезнут. А для этого, кроме собственной быстрой реакции, надо иметь и быструю реакцию аппарата. Конечно, EX-P505 по скорости готовности к краже уступит какому-нибудь зеркальному Canon’у - особенно если тот еще снабжен полуторатысячедолларовым объективом с ультразвуковым приводом, - но за всю поездку не припомню упущенных репортажных возможностей: камера ловит резкость буквально в долю секунды. Другая сторона воровской медали - не дать объекту заметить, что его снимают. Если где-нибудь в Штатах, где помешаны на приватности, это может стать даже поводом для ареста, - на Востоке, как правило, против съёмок не возражают, - зато, заметив, тут же зажимаются, принимают позы и выражение лица парадно-официальные. И тут экранчик-видоискатель, умеющий вертеться как угодно, помогает удивительно: никому из снимаемых и в голову не пришло, что, если я смотрю на свою диковинку сверху вниз, объектив нацелен в перпендикулярном направлении.

В) но что меня поразило в EX-P505 (увы, мой Olympus имеет в этом отношении куда меньшие возможности, хотя физически матрица у него вроде бы побольше…) - это на редкость приличная фотографическая широта, то есть умение зафиксировать в одном кадре достаточно тёмные и, наоборот, пересвеченные объекты. А на пропитанном солнцем среднеазиатском юге именно такое вот смешение света и тени представляется едва ли не главным изобразительным свойством реальности. И вот EX-P505 позволяет сделать такие весьма сложные (по свету) и для многих профессиональных камер снимки, как тот, где стоящий в густой тени чинар дом принимает на себя прорвавшийся поток солнца, отбитый асфальтом, или тот, где сидящая под базарным навесом торговка не менее внятна, чем выдвинутый на солнышко её товар. Правда, чтобы в тени не было шевелёнки, пришлось выводить чувствительность на максимум (делается нажатием на одну кнопку; камерой вообще довольно легко управлять), о чем свидетельствуют весьма заметные в тени шумы.

Ещё одна специальная способность камеры, которая дала мне возможность сделать некоторые удачные снимки, - встроенный нейтральный фильтр, который позволяет затемнять снимаемую картинку на несколько экспоградаций: таким образом фотограф получает возможность увеличить выдержку, не зажимая диафрагму, и передать живое движение (например, воды). Если же водяные капельки захочется зафиксировать, напротив, в полной неподвижности - минимальной выдержки в 1/2000 секунды хватает с запасом. Пулю в полете EX-P505, возможно, не поймает, - но фонтанные капельки - сколько угодно и очень эффектно.

И ещё: камера очень точно передаёт нестандартный цвет освещения, - даже при включенном автоматическом балансе белого она не съедает насыщенный цвет заходящего солнца.

Кроме того, EX-P505 умеет работать и MPEG-4-видеокамерой, причём с такой забавной мулькой, как съёмка ролика за несколько секунд до того, как вы нажали на спусковую кнопку, - но это уже совсем другая материя, требующая отдельной статьи.


По материалам еженедельника "Компьютерра"
© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.