Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Голубятня: На пепелище анонимизма

АрхивГолубятня-Онлайн
автор : Сергей Голубицкий   14.04.2009

Сегодня мы намажем наш культур-джем по следам обсуждения темы об анонимности в Интернете. Статистические результаты этого обсуждения ошеломили - если верить Сергею Вильянову, то 29 марта был поставлен абсолютный рекорд посещаемости портала.

Новый формат моей жизни несколько озадачил. "Голубятня Онлайн" не только требует от меня дополнительных усилий, но радикально смещает привычные парадигмы. Раньше все было прозрачно: вот - культур-повидло, в котором колумнист заковывает рассуждения на свободные темы в жесткий каркас лингвистического эксперимента, вот - софтверно-хардверные бирюльки, которыми читатели разбавляют печаль-тоску айтишного консьюмеризма.

Теперь же все смешалось в доме Columbidae, а главное - исчезло четкое понимание, что куда толкать: повидло - в онлайн, софт - на бумагу? Или наоборот? Ясность пока возникла лишь в одном направлении: описывать "железяки", наверное, все-таки перспективнее в "Фиговинах" - новой видеорубрике, в которой я вассерманничаю, демонстрируя горячие хардверные приобретения. Оно понятно: видеоряд создает хоть какую-то иллюзию тактильности, ускользающей и от фотографии, и от текстового описания.

Окончательного решения по новому формату у меня ещё нет, поэтому с благодарностью оценю ответную реакцию читателей: присылайте, пожалуйста, пожелания по формату (вернее - по разделению форматов между "Голубятней" и "Голубятней Онлайн") - обещаю их непременно учесть в финальном варианте.

Сегодня мы намажем наш культур-джем по следам форумного обсуждения темы об анонимности в Интернете. Решение написать "по следам" не случайно: статистические результаты этого обсуждения ошеломили - ветку прочли (на настоящий момент) 15534 человека, непосредственно оставили комментарии - 458! Признаюсь, даже не припомню в истории портала "Компьютерры" подобных результатов. Если верить Сергею Вильянову, то в воскресенье 29 марта был поставлен абсолютный рекорд посещаемости.

Негативные "голубятнеманы" (по аналогии с "галковскоманами") не преминули заклеймить: пост в "Голубятне Онлайн", посвященный анонимности в Интернете, носил ярко выраженный провокационный и оскорбительный характер, поэтому, мол, читатели (анонимные) и ринулись защищать собственную честь и достоинство. Рискну предположить, что провокационность здесь ни при чем: тема старая, изрядно заезженная, поднадоевшая и, чего уж там, набившая оскомину. Скажем, я лично первую дискуссию на тему анонимности в Сети прочел в... 1994 году! Запомнил потому, что только-только впервые в жизни вышел на просторы Интернета, подключившись через американский CompuServe. Помню, радовался как ребенок первому скачанному мегабайту (качал полчаса, не меньше) СОФТА (какой-то альтернативный модуль для запуска dialup-соединений вместе со стеком TCP/IP)! Тогда же, едва ли не в первый же день, узнал новое загадочное слово anonymous, которое требовалось ввести для допуска к ресурсу.

Признаюсь, никакой особой имманентной радости от слова anonymous я не испытал. Наоборот, где-то даже расстроился: мне почему-то казалось, что, укажи я свое настоящее имя, мог бы скачать больше софта и разнообразнее. Хохма в том, что именно так все и обстояло на самом деле: будь у меня привилегированный логин для допуска на доску объявлений CompuServe, список файлов для скачивания и правда оказался бы много разнообразнее. Увы, до именного логина не дорос, так что пришлось довольствоваться любезно предоставленной возможностью поживиться инкогнито и на халяву.

Вернемся, однако, к "Внеурочно об анонимизме" - посту, который вызвал столь бурную реакцию на форуме. Для тех, кто не читал - вот он.

По какому-то мистическому испорченному телефону идеи, заложенные в этом посте, донеслись до форума в радикально неадекватном виде. Из всего сказанного, было сделано два вывода: 1) Голубицкий считает всех анонимов в Интернете педофилами; 2) анонимность в Интернете - это плохо. И понеслось-поехало. Дошло чуть ли не до собирания подписей под коллективным иском по уголовной статье об "оскорблении чести и достоинства". Десятки и сотни реплик от анонимных и неанонимных читателей предавали анафеме мою социальную близорукость и недальновидность, упрекали в незнании жутких реалий отечества, в котором, оказывается, стреляют по подъездам и режут по подворотням за проигрыш в онлайн-версии Warcraft.

На первых четырех страницах обсуждения на форуме я еще пытался реагировать, разубеждать, спорить, потом опустились руки, потому как понял: дело совершенно не в том, что случилось недопонимание, дело в чём-о гораздо более глубоком. В чём-то, что я не учёл, а потому и нарвался на совершенно неадекватную реакцию. Трижды оказался прав один из посетителей форума, который высказал предположение: "Коли все вас не так поняли, значит, вы неадекватно выразились". Что ж, я осознал допущенную неадекватность, потому и мажу это повидло.

Прежде чем попытаться определить то "глубокое", что упустил из виду до публикации поста об анонимности в Интернете, хотелось бы перефразировать то послание, которое мне хотелось донести до читателей, но, как видно, не удалось.

Начну с исходной посылки всего текста: "Для меня анонимность в Сети (и вообще по жизни) - это наихудший моветон". Казалось, что два ключевых момента - фраза "для меня" и расширение анонимности на реальную жизнь (а не только Интернет) - говорят сами за себя. Не анонимность вообще, а для меня. Из того, что некто Сергей Голубицкий считает, что анонимность - это плохо, никоим образом не следует, что она плоха сама по себе. Я писал исключительно о собственном восприятии этого явления и никому не навязывал своего мнения.

Далее по тексту я лишь усиливаю эту изначальную посылку: говорю, что мне не интересны всякие анонимные "сереги" и "паши", мне не интересно разговаривать с манекенами, мне непонятно, чего люди боятся, когда скрывают свое имя на форумах. Под конец даже высказал сомнение в правомерности оценки мотивации анонима и пригласил поделиться реальными побуждениями.

Ну и скажите на милость, где в этом тексте кроется призыв отказаться от анонимности? На форуме, меж тем, только этот несуществующий призыв и услышали. Сразу же образовалось два массовых и разнонаправленных движения: одни читатели стали поспешно менять свои анонимные ники на реальные имена и фамилии, другие обвинили меня в потворстве чиновникам МВД и даже привели цитату одного из них о том, что "анонимность в Сети - это первый шаг к преступлению"!

Трудно даже представить всю меру неадекватности разыгравшихся событий: взаимные обвинения, всенаправленная агрессия, апелляция к Уголовному Кодексу, лозунги об анонимности как спасительнице мировой демократии и свободы слова, крики "Я не педофил!", "Модераторы умойте Голубицкому рот!" и прочая и прочая.

Когда-то в диссертации я анализировал сцены массового психоза, описанные в романах замечательного румынского "магического реалиста" ХХ века Думитру Раду Попеску. Поверите ли: сценарий, разыгравшийся на форумном обсуждении моего поста, чуть ли не дословно повторял паттерн поведения, который демонстрировали румынские крестьяне в 60-е годы прошлого века (в художественном изложении писателя, разумеется). Совпадение кажется странным, однако ничего странного нет: механизмы социальной мифологии (а массовые галлюцинации и массовые психозы - это лишь её частные проявления) везде и всегда одинаковы - что в эпоху принудительной коллективизации в Восточной Европе, что на агоре древнегреческого полиса, что на форуме "Компьютерры" в 2009 году (и кто-то ещё говорит о прогрессе человечества!).

Дабы не быть голословным, позволю себе маленькую цитату из того, что я писал в диссертации двадцать два года тому назад: "Начавшаяся цепная реакция уже не может остановиться, потому что демоны, находясь в тени, все глубже и глубже внедряют в сознание толпы страх перед бешенством. По всему селу начинается преследование собак. Создается добровольная бригада по их отлову, животных свозят во двор больницы, где Флорентина вводит им яд. Начинается всеобщая паника. Всех жителей села направляют в Кымпулец для обследования. Ужас перед бешенством доходит до того, что люди спят с палками в руках". Это - внешнее проявление массового психоза.

А вот первопричина: "Особенность нового времени проявилась в желании бывших слуг поменяться ролями с бывшими хозяевами и унижать последних по старым законам. Жители Браниште не сумели добиться реальной власти, у них появились новые хозяева в лице демонов, и тогда, по всем законам мифоканона, они продублировали реальность и дали своим собакам (читай "слугам") имена королей: Наполеон, Гитлер, Александр, Франц Иосиф и т. д. И теперь у них появилась возможность восстановить "справедливость" в мифе".

И вот еще: "После переименования собак, последовала смена имен бабкой Севастицей, якобы для того, "чтобы уберечь всех от демона бешенства". Символический смысл этого жеста в следующем: внутри мифа возникает инерция, сопротивление самому себе, страх перед разрушительной силой выпущенного мифом же духа вседозволенности".

Можно, конечно, продемонстрировать не только универсальность законов социальной мифологии, но и поразиться его скалярностью (масштабируемостью). Поведение людей на форуме можно с легкостью объяснить на макроуровне. Например, таким образом: великий социальный эксперимент, начавшийся в 1905 году на одной шестой суши, как вы понимаете, в 1991 году не закончился, а просто перешел в иную стадию. Суть осталась неизменной: как мы жили в обществе, лишенном реальных инструментов для обретения личной свободы, так и продолжаем жить. Отсюда и болезненная тяга к смене имени как инструменту иллюзорного обретения власти: если уж не получается порулить "Манчестером Юнайтед" и покататься на яхте за 60 миллионов баксов в реале, можно попытаться проделать то же на виртуальном уровне и обрести свободу в чужом имени.

Впрочем, в рассматриваемой нами драме, разыгранной на форуме "Компьютерры", подобная (вульгарно-марксистская) скалярность выглядит излишней. Достаточно применить универсальные законы социальной мифологии на непосредственном - самом низовом - уровне: смена имени (или отказ от имени, то бишь anonymous) есть мистический акт обретения свободы. Именно этот акт лежит в основе решения сменить что-нибудь типа Василия Петровича Каплунова на SkyWalker’a. Этот и никакой другой. Полагаю, этим утверждением я Америки не открыл. Зато, надеюсь, открою её в следующем: смена имени (отказ от имени) оказывается вовсе не таким безболезненным и безобидным жестом, как кажется изначально! Вот в чем фича: переименование - это центральный механизм социального психоза, который ведет не только к утрате индивидуальности, но и к нарушению адекватного восприятия реальности, оценки социальных ролей и самооценки, а также - к массовым галлюцинациям, массовому самовнушению и массовому самообману.

Именно эту особенность я не учел и не принял во внимание, когда писал пост про анонимизм в Интернете. Я не учел, что люди, сменившие имя или отказавшиеся от своего имени в мировой компьютерной сети, стремясь обрести иллюзорную свободу и безопасность (о том, что безопасность anonymous в серфинге иллюзорна, думаю, нет нужды распространяться), утрачивают помимо своей воли адекватность восприятия и мира, и себя в этом мире.

С учетом неизбежного мифологического излома становится понятным и внешне иррациональное поведение большого числа участников дискуссии на форуме: теперь понятно, почему мимо ушей прошла субъективная тональность моей реплики и многократное подчеркивание слова "мой", "моя", "мои"; понятно, почему люди стали интерполировать отчужденную метафору про педофила на себя лично; понятно, почему усмотрели в моем неприятии анонимности в реале и Сети личное оскорбление. Человек, долгое время выступающий не под своим именем либо совсем без имени, утрачивает чувство баланса между субъективным и объективным высказыванием, даже не догадываясь об этом! Человек не в состоянии понять, что, единожды отказавшись от своего имени, он утрачивает индивидуальность, а заодно - и все атрибуты индивидуальности. Этот человек перестает быть личностью, он - виртуальный аватар, но при этом сохраняет все реакции и импульсы индивида.

В этом весь трагизм: становясь anonymous, ты, к великому сожалению, уже не можешь нести заявление в милицию о защите "собственной чести и достоинства"! Потому что все статьи Уголовного Кодекса (и Гражданского, разумеется, тоже) апеллируют к конкретным личностям, а не виртуальным аватарам. Кстати, весьма полезное в житейском отношении наблюдение - я даже привел на форуме выдержку из комментариев к УК: "Признаки оскорбления налицо только в тех случаях, когда действия лица направлены против определенного человека и нет сомнений в том, что речь идет именно о нем. Так, Верховный Суд РФ прекратил уголовное дело об оскорблении и клевете в связи с тем, что обвиняемый в своих публикациях не указывал действительных фамилий конкретных лиц, хотя сюжеты брал из реальных конкретных дел (см. Бюл. ВС РСФСР, 1988, №8, с.6)".

Такие вот печальные изломы и перерождения творятся с личностью, оказывающейся в результате добровольной анонимизации не только в иллюзорном мире мифа, но ещё и вне реального закона. Посему, перифразируя Минздрав, рискну повторить: "Anonymous опасен для вашего здоровья!" А уж курить или не курить - каждому выбирать самому: как и прежде, у меня и в мыслях не было призывать кого-то к отказу от сетевой анонимности!

Из еженедельника "Компьютерра" № 14 (778)

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.