Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Дмитрий Вибе: Но по-прежнему комиссары

АрхивКолонка Вибе
автор : Дмитрий Вибе   30.07.2012

Моё безобидное (как мне казалось) пожелание, чтобы РАН распространяла информацию о проводимых в академии исследованиях, вызвало неожиданную для меня реакцию. Придётся ещё раз обратиться к этой теме.

Некоторое время назад я посетовал на то, что Российская академия наук не прилагает систематических целенаправленных усилий для популяризации своих достижений. Отсутствие системы популяризации достижений российской науки - и академической, и университетской - и необходимость создания такой системы и сейчас представляются мне очевидными вещами. Однако эта, на мой взгляд, тривиальная мысль почему-то не встретила особого понимания ни у коллег, ни у журналистов. Татьяна Пичугина (STRF.ru) увидела в моей колонке намёк на умственную неполноценность журналистов. Я, как показалось Татьяне, пишу о необходимости создания пресс-служб, потому что считаю журналистов кретинами, неспособными самостоятельно искать информацию. Ни в малейшей степени я, разумеется, так не считаю. Просто учитываю, что поиск научной информации в России становится подчас весьма нетривиальной задачей - и об этом можно почитать на том же сайте STRF.ru.

Больше же всего претензий вызвало якобы высказанное мною предложение создавать в институтах РАН пресс-службы за счёт и средствами самих институтов. Мне странно было читать критику этого предложения, поскольку ничего подобного я не предлагал. Однако сам виноват: раз читателям приходится додумывать мои мысли за меня, значит, мысли высказаны недостаточно внятно. Поэтому я решил ещё раз вернуться к этой теме и попытаться понять, что именно я предлагаю.

Итак, пропаганда достижений российской науки нужна. Вопрос: кто и как должен это делать? Журналисту заниматься систематической и разноплановой пропагандой науки будет затруднительно, и не потому что он профнепригоден, а потому что, повторюсь, в наших условиях для этого нужна.. другая мотивация, что ли. Чтобы систематически вырывать информацию из учёных, понадобятся не познания в астрономии, а навыки допроса третьей степени. Конечно, такие навыки журналисту не мешают, но средства должны оправдываться целью. Когда журналист роет землю, чтобы вывести на чистую воду скрытого преступника или разоблачить тайные планы разного начальства, его усилия уместны. Но стоят ли такой же титанической работы научные новости? Повторюсь ещё раз: не сенсации типа "частицы бога", а текущие научные новости, публикуемые не от случая к случаю, а на регулярной основе и с охватом всех тематик? Особенно с учётом того, что эта работа нужна больше учёным, чем журналистам.

Мне кажется, что продвижением российской науки должны заниматься всё-таки сами научные организации. Не учёные, а именно организации, с привлечением специально подготовленных людей и на специально выделенные под это дело деньги. Если раньше сложилось впечатление, что меня в этом отношении полностью устраивает западная модель, я прошу прощения за неясность. Это не так, о чём я тоже писал. Западная модель слишком "попсовая", слишком ориентирована на сенсацию, пусть даже мнимую. Но у неё есть одна очень правильная, на мой взгляд, особенность, достойная заимствования. В качестве информационного повода используется не желание учёного рассказать о своём открытии, не выступление на конференции, а публикация статьи в профессиональном журнале - максимальная гарантия адекватности результата. Насколько она надёжна, отдельный вопрос, но лучшей гарантии сейчас нет. А вот прочие особенности западной модели - патетика, преувеличение значимости открытия - нас никто заимствовать не заставляет.

Я бы упрощённо представил такой способ: специальные люди отслеживают публикации российских учёных в научных журналах и по отдельным статьям - не сенсационным, а просто более или менее значимым - пишут развёрнутые полупопулярные тексты, возможно, с привлечением авторов статей. Эти люди достаточно образованны в соответствующей области науки, чтобы распознать интересные результаты. Их тексты полупопулярны в том смысле, что не являются "пресс-релизами" (можно называть эти сообщения как-нибудь иначе, раз уж слово "пресс-релиз" скомпрометировано связью с пиаром), то есть не готовы к публикации в массовой печати. Если какое-то из этих сообщений привлечёт внимание "настоящего" журналиста, он уже готовит (на его основе или самостоятельно) текст для СМИ.

Выгод тут несколько. Если эти сообщения будут публиковаться на сайте института, каждый посетитель сайта сможет составить впечатление о том, чем и насколько качественно занимается институт. Журналисту не нужно будет пролистывать разноязыкую научную периодику, на которую, между прочим, нужна подписка, очень недешёвая. Наконец, если вдруг в окончательном варианте новости появятся утверждения об "опровержении общепринятых теорий", это будет сделано не от имени научной организации!

Главный вопрос, где должны располагаться эти освобождённые политработники специальные люди. Технически, конечно, их удобно иметь в институтах, там, где под рукой будут и нужные журналы, и авторы статей в них. Но, возможно, это не очень реализуемо на практике, по крайней мере, в том упрощённом виде, который я описал. Во-первых, откуда взять столько народу, разбирающегося в конкретной области науки и умеющего писать? Во-вторых, как учесть тот факт, что институты, мягко говоря, имеют очень разный масштаб? Вряд ли одинаковые структуры пойдут и для ИНАСАНа, и для ФИАНа, и для МГУ. В-третьих, не окажется ли при этом, что некоторым институтам не о чем писать?

Возможно, такую структуру стоит создать при РАН или при её отделениях. Примером может послужить портал Сибирского отделения РАН, который я, к стыду своему, проглядел перед написанием предыдущей колонки на эту тему, за что прошу прощения у Аллы Аршиновой! Новостей науки там пока немного, и критерии их подбора неочевидны, но лиха беда начало. Пусть и большая академия подтягивается! И она как будто собирается этим заняться. Правда, имеющаяся информация о том, как это будет делаться, пока вызывает вопросы.

Наши руководители самых разных уровней, к которым я, разумеется, испытываю глубокое почтение, иногда говорят так, словно только что вернулись из дальнего космического полёта и теперь впервые узнали, как плохо обстоят дела в разных областях их ответственности. Итогом внезапного осознания проблем с популяризацией отечественной науки стало решение о создании Высшей школы научной журналистики, почему-то на базе МГИМО МИД РФ. Наверное, чтобы ни РАН, ни Минобрнауки не было обидно. К сожалению, делаться всё будет по странному варианту. Предполагается перековывать в научных журналистов молодых талантливых учёных. Результатом работы школы станут - я цитирую - чрезвычайные "пресс-комиссары" в ранге замдиректора.

Допустим, понятно, зачем такая высокая должность: чтобы от пресс-комиссара было не так просто отмахнуться "ньюсмейкерам" - учёным, пишущим важные и интересные научные статьи. Но почему их нужно набирать "из молодых талантливых учёных"? У нас нет такого избытка молодых и талантливых, чтобы их можно было вот так запросто перенацеливать на другую деятельность. Потом, представьте себе молодого талантливого учёного. Он занят интересным делом (ради которого учился!), познаёт мир, ездит по конференциям. Вряд ли он и сам захочет менять профессию. Даже я, реально озабоченный этой проблемой, не захочу. Разве что пресс-комиссарам будут выдавать чёрные кожаные куртки и маузеры!

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.