Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Дмитрий Вибе: Уси-пуси, Вселенная

АрхивКолонка Вибе
автор : Дмитрий Вибе   13.04.2012

Бурное внедрение новых технологий в популяризацию науки остро ставит вопрос о том, как не переборщить в заигрывании со зрителем.

В конце прошлой недели я участвовал в конференции "Планетарий XXI века", проходившей в Ярославле. Весьма признателен организаторам за приглашение: моё детство прошло на Волге, и любая встреча с ней греет мне душу. Но, разумеется, не в том был смысл, чтобы опять поглядеться в тёмно-зелёные воды великой русской реки, а в том, чтобы лишний раз задуматься о путях продвижения науки в массы.

Времена для планетариев вроде бы наступают неплохие (а может быть, дальше будет и ещё лучше). Переоборудуются старые планетарии, новые большие современные "звёздные дома" открыты в Нижнем Новгороде, Ярославле, Новосибирске. После многих лет мучительной реконструкции открыт большой Московский планетарий. Но чем больше становится в стране новых и обновлённых куполов, тем острее встаёт вопрос о том, чем заполнять пространство под ними.

Исторически планетарии задумывались, конечно, как средство демонстрации звёздного неба, увидеть которое "вживую" из крупных городов становится всё труднее даже в ясную погоду. Когда-то давным-давно в ульяновском аэропорту я коротал время до самолёта в беседе с человеком, который отрекомендовался жителем "звёздного городка" — некоего населённого пункта в глубинке, в котором ночное уличное освещение обеспечивается только звёздами. Пусть небо затянуто тучами, пусть фонари и фары светят в глаза — вы заходите в планетарий и перемещаетесь в такой "звёздный городок", над которым сияет именно то звёздное небо, что восхищало Канта. Причём показать в планетарии можно не только и не столько текущее расположение светил, но и вид неба в разные времена года и на разных широтах или, скажем, оперативно продемонстрировать смену фаз Луны или затмения. Варианты в общем богатые, хотя и не безграничные. За пределы показа звёздного неба выйти было очень сложно, разве только сопроводить показ несколькими поясняющими слайдами.

Но это из старых возможностей. Теперь в распоряжении планетариев появилась новая опция — полнокупольная проекция. При помощи набора проекторов можно не просто показывать картинку в какой-то части экрана, но развернуть изображение на всю полусферу. В результате наряду с показами неба большой популярностью стали пользоваться полнокупольные фильмы. А с ними появился и эргономический нюанс. Когда вы смотрите на небо в планетарии, вы испытываете те же трудности, что и при любовании реальным небом. Оно находится вверху, и смотреть на него нужно, запрокинув голову. Хотя в планетариях ставят наклонные или наклоняющиеся кресла, задирать подбородок всё равно приходится. Это не такая большая проблема, пока вы рассматриваете искусственное небо, потому что лектор всегда говорит о чём-то конкретном. Рассказывает о Тельце — вы поворачиваете голову в сторону Тельца, рассказывает о Стрельце — вы поворачиваете голову в сторону Стрельца. Шея работает и потому не так сильно устаёт.

Иное дело — кино. Когда вы смотрите фильм, вам хочется видеть экран целиком. Тут головой уже особо не подвигаешь: повернувшись в одну сторону, пропускаешь то, что показывали в другой. Удобно ли сидеть не один десяток минут в одной и той же, довольно неудобной позе? Нет, конечно, но что делать? Решить проблему можно, наклонив купол (как это сделано в новосибирском планетарии). Смотреть кино будет удобнее, но такое решение воспринимается неоднозначно. Критики говорят, что в результате ради удобства просмотра принесена в жертву астрономическая корректность. Иными словами, подобное "невзаправдашное" расположение купола превращает планетарий из модели мира в разновидность кинотеатра.

Если считать планетарии в первую очередь развлекательными учреждениями, жертва невелика. Но с точки зрения образовательной всё сложнее. Некоторые читатели моих колонок уже высказывали мысль о том, что астрономию нужно отменить, поскольку вся она суть блажь наподобие тёмной материи и чёрных дыр. Однако астрономия тёмной материей далеко не исчерпывается. В ней есть и более осязаемые материи: восход-заход светил, годичное движение Солнца по небу, связанные с этими явлениями точки и линии на небесной сфере... Как можно убедительно показать на искусственном небе зенит, если направление на него будет идти "вбок" и не совпадёт с собственным ощущением вертикали у зрителя?

Подходы к ответу на этот вопрос совершенно полярны. На одном полюсе находится представление о планетарии как о храме науки. А в храме вольности недопустимы. Север должен быть на севере, запад — на западе, зенит — в зените. Звёзды должны быть точками, а для их создания должен применяться исключительно специализированный аппарат-планетарий. Приоритет в программах должен отдаваться показу неба, а не показу фильмов.

На другом полюсе располагаются более земные соображения. Зрителю должно быть, прежде всего, удобно и завлекательно. Показы неба могут быть недлинными и простыми, а значительную часть времени пусть занимает фильм. Слегка познавательный или чисто зрелищный, но, главное, способный привлечь куда больше зрителей, чем одно только вращающееся над головой небо. К тому же для показа неба можно использовать те же проекторы, что и для кино. Это избавляет от необходимости покупать спецтехнику, очень и очень недешёвую и сложную в эксплуатации.

Конечно, качество цифровой проекции (насколько я сам могу судить) значительно уступает качеству искусственных звёзд, создаваемых аппаратом-планетарием, но это различие — для знатоков и ценителей. Рядовой зритель-горожанин, не избалованный качеством реального неба, будет вполне удовлетворён цифровой проекцией. Восторгаются же жители Москвы, приехавшие на нашу институтскую обсерваторию, вполне себе скверным звенигородским небом. А если зрителю при этом показать ещё и кино, где всё взрывается, разлетается, под грозную симфоническую музыку засасывается в чёрную дыру, его восторгу и вовсе не будет предела. Подслушано на выходе из Большого звёздного зала Московского планетария после просмотра такого кино: "Я совсем не поняла, про что это, но было очень классно!"

В общем, по-видимому, современные планетарии пока не совсем нашли свою целевую аудиторию. Точнее, каждому планетарию она видится немного по-своему. То ли это должны быть люди, страстно жаждущие познакомится с астрономией, так что им можно безбоязненно рассказывать про альмукантарат. То ли нужно стараться любыми способами завлечь под купол вообще всех, в расчёте на то, что, может быть, удастся максимально массово распространить хотя бы крупицы астрономических знаний. Как говорили на конференции, "мы с детьми на лекциях разговариваем так: уси-пуси, мы сейчас вам расскажем о космосе". Чтобы дети ни в коем случае не переутомились!

Я, честно говоря, сам ещё не определился, где нужно быть между этими полюсами. Я читаю популярные лекции (в том числе и в планетариях) и потому тоже, вообще говоря, должен решить, что именно пытаюсь делать: просветить или развлечь. С одной стороны, я всё-таки готовлю научно-популярную лекцию и потому, казалось бы, вправе ожидать, что слушатели хотят от меня узнать что-то новое. Познание предполагает со стороны слушателя некий труд, и потому я без лишних сомнений вставляю в лекции не только красивые фотки, но и графики с таблицами. В результате приходится иногда наблюдать, как люди уходят с лекции, или отвечать на неприязненные вопросы: "Зачем вы нам рассказываете все эти детали? Ничего не было понятно!" Это неприятно, но и уходить в демонстрацию одних только красивых картинок тоже не хочется. Наука — это сложно. Рассказывая о ней с чрезмерной простотой, можно вместо подлинного понимания получить его иллюзию, а это хуже, чем осознанное непонимание.

В общем, всем, и лекторам, и планетариям, приходится искать какой-то баланс. Только не нужно слишком увлекаться полнокупольными фильмами! Они хороши, чтобы вынести мозг зрителю. В небольших дозах при рассказе о Вселенной это бывает совсем нелишне. Но вот их просветительская самоценность лично мне не очень очевидна. Купола, в которых не боялись вывихнуть зрителю шею, уже доказали свою продуктивность. На конференции в Ярославле приводилось много примеров того, как в "старых" планетариях вырастали известные ныне профессиональные астрономы. Можно ли будет вырастить новое их поколение на полнокупольном кино? Не знаю, не знаю...

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.