Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Василий Щепетнёв: Индекс веса

АрхивКолонка Щепетнева
автор : Василий Щепетнев   26.07.2012

Что будет, когда значимому числу граждан станет казаться – только казаться! – что еды на всех не хватает? Я имею в виду не мир в целом, а только те страны, что живут по законам политкорректности.

Последние шестьдесят лет в России голода не было. "Последние" - не в том смысле, что счастье кончилось, и голод со дня на день вернётся. Надеюсь, нет. Просто после 1947 года если кто и ложился спать голодным, то более по личным причинам. Режим, диета, забыл купить хлеба, горчицу и плавленый сырок. Случались, конечно, и уездные сбои - сломается хлебозавод, например, но чтобы в Воронежской области дистрофию диагностировали у четверти миллиона человек в год, чтобы людоедство становилось масштабным промыслом наряду с рыбной ловлей - такого последние шестьдесят лет не случалось. Хотя в девяностые годы мнилось, что голод вот он, только палец протяни, а голод руку и оттяпает. Но - обошлось. Да, призывник шёл мелкий, и младенцы редко тянули за три кило, но это оказалось поправимо.

Вот странно: прежде голод в России считали природным явлением. Исторические исследования подтверждали: восемь раз за столетия голоду быть непременно! Стихия, соглашалась статистика: то дождичка нет, то дождичка слишком много, что ж с этим можно поделать? И за первую половину двадцатого века свои предсказанные четыре голода Россия получила сполна (блокада Ленинграда, как и война в целом, впрочем, идут отдельной строкой, но ведь и прежде войны были). Но потом то ли природа покаялась, то ли правители смягчились, то ли, наконец, сказала веское слово агрономическая наука, но сегодня о русском голоде, как и о русском бунте, знают с чужих слов, и не сколько знают, сколько верят. Одни верят, что при царе-батюшке на деревьях росли сдобные булочки, другие - что народ питался исключительно лебедой, и то по праздникам, о чём и пел бодрые песни - "Посею лебеду на берегу".

Я бы заслугу усмирения голода отдал науке и мягкосердечным правителям: наука - понятно, новые сорта, новая агротехника, удобрения, пестициды. Правительство же, став закупать зерно на рынках Северной Америки, сумело держать голод на дистанции. И там, с дистанции, наносить голоду упреждающие удары (не могу не помянуть, что в последний полномасштабный голод 1946-47 годов правительство СССР экспортировало зерновые в количестве, заметно превышавшем предвоенный вывоз).

А природа, что природа... Она еще надеется на реванш. И жары страшные стоят, и дожди неурочные, но, покуда нефть в цене, авось продержимся.

В той же общеобразовательной школе учительница объяснила, что перелётные птицы покидают осенью родные места не из-за холода. Гонит их бескормица: зимой и реки-озера замерзают, негде уткам и гусям пропитание добывать, и мошки-комары с прочими насекомыми тоже на нет сходят. Вот и приходится птице лететь на юг, где чего-чего, а насекомых в достатке.

Эти знания я потом перенёс на историю. А если и великое переселение народов вызвано нехваткой пропитания по месту постоянного проживания, а не врожденной злокозненностью? Потом я узнал, что до меня к подобным выводам пришли многие, но в тот миг, на уроке, я почувствовал себя Коперником от истории. Даже сейчас приятно вспомнить. И впредь к любому историческому событию я примеривал теорию "куска хлеба": кому хлеба не хватает, и у кого этот хлеб хотят отнять. Взять хоть викингов: Скандинавия - страна красивая, но суровая. Плодородной земли мало, на всех никак не хватает. Вот и придумали, что молодому человеку от старости, да ещё в собственной постели умирать срам. Нужно умереть а) на чужбине, и б) в бою, с оружием в руках. Вот тогда в загробном мире будет павшему воздаяние - много женщин и вина. И отправлялись викинги в набеги, а старейшины потирали руки - услали внутриродовых конкурентов на еду, пиво и женщин, которые всё-таки имелись в Скандинавии. Вернутся с добычей - хорошо: пропьют, погуляют, золотишко в стране останется, а сами они опять в поход пойдут. А повадится викинг в набеги ходить, там ему и битым быть. Это в песнях скальдов викинги непобедимы, потому что о проигравших саг не складывали.

Или крестовые походы. Феодалы плодятся, земли - нет. Куда стравить задорный, мускулистый и зубастый избыток аристократии? А вот есть замечательное дело - освободить Гроб Господень. И от своего каравая рты увести, и чужой вдруг да удастся заполучить. Куда только не ходили крестоносцы: Эстония, Финляндия, Русь. И самые легковерные вряд ли ожидали увидеть в Новгороде Гроб Господень, а вот наесться вдоволь - пожалуй. Или поход пастушков...

Но то - прошлое.

Возьмем двадцатый век, первую мировую войну. В четырнадцатом году голода, как такового, в странах - участницах будущей войны не было. Так, отдельные перебои. Но генетический страх перед голодом жил. И потому каждому хотелось крепко побить соседа: и едоков станет меньше, да и землю при случае получится отобрать. Тож и во второй мировой: за словами о жизненном пространстве слышится страх голода. Убрать лишние рты - евреев, престарелых, душевнобольных, классово чуждых. Идеология здесь - обёртка для конфетки известного состава. Главное же примитивный инстинкт: отогнать от каравая как можно больше людей. Я прощаю донельзя? Верно. Но лишь таким путём и можно пробиться к народной душе. Что, немецкие бауэры верили в во всяких вотанов, в теорию мирового льда или полую Землю? На войну они шли ради фермы гектаров в пятьдесят, а лучше в двести пятьдесят где-нибудь на Украине (простите, в Украине), Чернозёмщине, Ставрополье, Поволжье. Уж там (то есть здесь) они развернутся, наполнят амбары первосортным зерном и прогонят призрак голода, заглядывающий еженощно в каждый немецкий дом.

О других домах почему-то не думалось.

И вот - достигли. Не военным путём, а мирным. Европа полвека не знает ни голода, ни государственных войн (о гражданских умолчу). Сытость царит от Британии до самых до окраин Европы.

И вот на европейский каравай собираются голодные со всего мира. Воевать не нужно - да и кто бы мог сегодня завоевать Европу? Проникают мирным путем, пользуясь благодушием сытых европейцев. Действительно, чем манит "негра преклонных годов" (не расистский выпад, а цитата Маяковского) Лондон, Дрезден или Копенгаген? Возможностью получить европейское образование, приобщиться к европейской культуре? Отчасти да. Но более всего новым жителям новой Европы нравится сытость. Понимание, что в любом случае завтра будет день, будет и пища. В самом худшем случае из мусорного бака, куда выбрасывают (места знать нужно) совершенно целые упаковки йогуртов, сосисок или бананов со слегка потемневшей кожурой - истёк, понимаете ли, срок хранения. Или пообедать в социальной столовке. А проще всего, конечно, на еду заработать. В Европе много непыльной работы, не то, что в Сомали.

Да и с Россию едут из независимых государств множество людей с целью наесться досыта. Не только в прямом, но и в переносном смысле. Сколько их, сказать сложно. То ли полтора миллиона, то ли все десять, опять это вопрос веры, а не знаний, поскольку знаний нет. Приезжают - поджарые, а через год-два уже и не узнаешь. Это не синдром мигранта, это синдром дорвавшегося до каравая. Что мигранты, лучше последите за депутатами думы. Особенно проявлялся синдром в думах первых созывов, когда избирали депутата тощего, подвижного, злого, а через четыре года получали толстого, ленивого и добродушного: "Все хорошо, прекрасный избиратель".

Сейчас уже не так, сейчас в думу идет человек проверенный, часто на второй, третий, а то и четвертый срок, и потому величавая осанка уже при нём. Успел обзавестись.

Но есть идея.

Пресловутые британские ученые недавно заявили, что средний вес взрослого человека планеты Земля в две тысячи пятом году составляет 62 килограмма. От избытка веса страдают пять процентов жителей планеты (заметь, постоянный читатель, опять те же пять процентов!)

Но распределяются эти люди отнюдь не равномерно. Людей, страдающих избытком веса (а неполиткорректно - ожирением) больше всего в Северной Америке. Средний вес жителя этого континента не шестьдесят два килограмма, а целых восемьдесят (граммы опущу). Вот где оно, самое сытое место на планете! И, как следствие, самое привлекательное для голодного человека.

Средний вес жителя России - семьдесят один килограмм. Насколько достоверно это число, сказать трудно, но резкого отторжения оно не вызывает. Хорошо бы обнародовать методику, если нужно - изменить, чтобы иметь максимально точные данные. И сведения о среднем весе российского гражданина сообщать ежедневно - как курс рубля по отношению к доллару или евро, или цене нефти. Есть индекс Доу-Джонса, будет индекс Щ.

И, наряду с этим, взвешивать депутатов, чиновников, даже самых-самых. Пользуясь методами допинг-офицеров ВАДА. То есть без предупреждения, внезапно. Предупреди его, так депутат и на диету сядет, и в сауне вес сгонит, и в тренажерном зале, ещё и клизму очистительную поставит. А так - вышел депутат из переговорного зала после обсуждения вопроса о распределении денежных потоков, его хвать - и на весы. И потом сравнить средний вес простолюдина и средний вес избранника нации. Не для оргвыводов, просто для наглядности.

Все это шуточки. Но что будет, когда значимому числу граждан станет казаться - только казаться! - что еды на всех не хватает? Я имею в виду не мир в целом, а только те страны, что живут по законам политкорректности.

А когда пищевое изобилие и в самом деле превратится в легенду о золотом веке? Или такого не будет, и мы будем сытыми вечно?

Об этом, надеюсь, продолжу через неделю.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.