Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Василий Щепетнёв: Исчезновение видов

АрхивКолонка Щепетнева
автор : Василий Щепетнев   26.01.2012

Если фосфора не хватит для восьми миллиардов человек, а наука окажется бессильной, то решение проблемы сыщется само: не в увеличении количества фосфора, а в уменьшении числа едоков.

Кем станет семимиллиардный житель нашей планеты, пока неясно, но уже множество стран и городов решили, что он, семимиллиардный, родился именно у них. Верно, думают, что выйдет из младенца Христофор Колумб, Ходжа Насреддин, Мария Склодовска-Кюри, и уже заранее гордятся: вот, мол, каких людей родит наша земля.

О перспективах правящая элита говорит позитивно: и сейчас-де неплохо живём, а станет ещё лучше. Иначе быть не может. Португалию догоним, газ в деревни проведём, дороги отремонтируем и приватизируем!

Отдельные индивидуумы, что пугают народ и рисуют мрачные картины постапокалиптического будущего, делают это либо из врождённой мизантропии, либо ради денег. Плохо быть не должно, поскольку предела человеческому разуму нет, а люди рождены для счастья!

Откуда берётся подобная уверенность? И непосредственные наблюдения, и жизненный опыт поколений говорят совершенно иное: предел человеческому разуму находится рядом, буквально на расстоянии вытянутой руки. Рождены для счастья? Вас обманывают! Пусть счастье - категория слишком обширная, ограничимся покоем и волей, но много ли в жизни обыкновенного человека покоя и воли? Покой физиологические потребности организма не обеспечивает, нужно шевелиться. И воля скована в любом обществе: того не делай, туда не ходи, в тех ботинками не бросайся, о том и думать не смей!

И потому судьба младенца с порядковым номером "семь миллиардов" может сложиться печально.

Живём-то на авось: если планета Земля в силах кормить шесть миллиардов, то и семь как-нибудь прокормит. И восемь...

А вдруг - нет? Вдруг предел существует? Это как с тросом: ага, тонну держит. Прицепим полторы. Тоже держит? Тогда две, три... /В какой-то момент трос обрывается и груз летит вниз. Какой груз? Миллиарды человеческих особей.

"Это мальтузианство!" - говорили прежде, считая, что выдвинули неопровержимый аргумент. Наука найдёт выход, изящный и необременительный, откроет способ добычи фосфорных удобрений из мантии. Или что-нибудь в этом роде.

А если не найдёт? Полагать науку всемогущей - менять одну веру на другую. Стоит ли? На науку надейся, а сам крепи могущество и обороноспособность державы! Или всё будет гораздо проще, как уже не раз случалось в истории.

Известный, но, увы, малочитаемый ныне труд Дарвина "Происхождение видов путём естественного отбора, или Сохранение благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь" рассказывает не только о происхождении видов. Исчезновение видов - другая сторона процесса. И действительно, много ли видов млекопитающих произошло за три последних века? А сколько видов исчезло?

И у человечества гарантий на длительное безбедное существование ровно столько же, сколько у синего кита, морской коровы или сумчатого волка. Человек с одинаковым азартом истребляет и бенгальских тигров, и себе подобных. Всё зависит от условий и поставленных задач.

Двадцатый век явил наглядные примеры в пользу гипотезы преподобного Мальтуса. Голод 1921 - 22 годов с основной локализацией в Поволжье, ещё более масштабный голод 1932 - 33 годов, голод в блокадном Ленинграде, голод 1946 - 47 годов...

Однако полноценного изучения голода по горячим следам не проводилось. Более того, если о голоде Поволжья и блокадного Ленинграда упоминать разрешалось, то остальные случаи были табуированными. Очевидцы, счёт которым шёл на миллионы, изустно передавали сведения, но эти сведения настолько противоречили тотальной агитации и пропаганде, что подсознательно или сознательно отвергались. Ни тонко чувствующие народную боль советские писатели, ни зоркие журналисты голода тридцатых и сороковых годов не заметили.

Сколько человек погибло во время голода 1932 - 33 годов на территории СССР? Четыре миллиона? Шесть? Восемь? Об этом спорят только теперь, и спорят активно.

А вот сколько каннибалов породило это время, говорить как-то не принято. Ну да, были случаи. Много. А точнее? Кто ж признается...

Сделать вид, что явления нет, - и сразу как-то легче. Сегодня бездомные живут и умирают на улицах, но они как бы не существуют, а если и существуют, то вроде природного явления, в одном ряду с туманом и дождём. Действенной государственной программы решения проблемы бездомных нет. Авось они как-нибудь самоликвидируются, что ли...

То же самое наступит, когда придёт новый голод. То есть - ничего хорошего. Бороться с голодом будут путём проведения соответствующей политики СМИ. Мол, кое-где у нас порой бывают перебои с доставкой продуктов питания. Или вообще покажут фильм о миграции леммингов: понимай, как знаешь. Голодные либо умрут, либо насытятся другими голодными, и проблема исчезнет.

Думать, что человечество кардинально изменилось, что массовый каннибализм теперь не пройдёт, можно и нужно. Для спокойствия души. Чтобы зверь, который внутри, спал покрепче и не просыпался по первому зову голода. Уповать на науку, вкладывать в неё средства - замечательно. Но всегда следует помнить: затянется голод, и человечество примется действовать грубо и прямолинейно. Главное - просто, чем проще, тем надёжнее. Проще всего уничтожать конкурентов в пищевой нише. Если конкурент - оно самое и есть, то люди займутся взаимоистреблением и взаимопожиранием.

Старая молодецкая потеха - биться стенка на стенку. Наша деревня против чужой. До смерти редко бьют, чаще обходится "причинением вреда здоровью средней степени". Потеха в мирное, относительно сытое время есть отражение реалий давно минувших дней, когда племя Живущих У Реки ходило воевать племя Живущих У Озера. Кто кого сможет, тот того и сгложет. Буквально.

Если фосфора не хватит для восьми миллиардов человек, а наука окажется бессильной, то решение проблемы сыщется само: не в увеличении количества фосфора, а в уменьшении числа едоков. Повоюют, и фосфор из человеческих тел прямо или опосредованно попадёт в почву. Хотя есть и другой вариант, помягче - пигмеизация населения!

Существует феномен: на некоторых островах виды мельчают, и мельчают значительно. Микроэлементов на всех не хватает, или другие причины, однако шотландский пони гораздо меньше пони континентального, а собаки шелти выглядят игрушкою по сравнению с колли. Резвы, умны, а едят куда меньше!

Вот и человечество тоже измельчает. Рост метр сорок будет считаться неприличным, метр двадцать пять - максимально допустимым, метр десять - идеальным. Соответственно и масса сократится втрое.

Как это произойдёт? Фруктовая диета, генная инженерия с массовой вакцинацией на эмбриональном этапе развития, естественный и искусственный отбор... Лишь элита сохранит прежние размеры. И тогда мы поймём, что египетские фрески с большими богами и фараонами и крохотным народцем есть образец историко-биологического реализма.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.