Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Василий Щепетнёв: Социальное сито

АрхивКолонка Щепетнева
автор : Василий Щепетнев   09.06.2011

Даже самой замечательной собаке, безукоризненно выполняющей и высказанные, и безмолвные команды хозяина, никогда не стать не то что пастухом, а даже подпаском.

Равенство радует. Приятно сознавать, что все пути открыты, нет ни сословных, ни национальных, ни конфессиональных, ни имущественных барьеров, препон и неодолимых рвов. Упорство и труд к вершинам ведут! И если они, вершины, не покоряются, значит, виноват сам – трудишься и мало, и без надлежащего упорства.

Не верю, скажет человек более чем средних лет и менее чем средней наружности, выглядывая из видавшего виды "Жигулёнка", застрявшего в хорошей, часа на три, пробке по случаю проезда Просто Важного Лица. Этот человек, не щадя ни здоровья, ни молодости, ни даже зрелых лет, сидел в окопе, на переднем, можно сказать, крае, отстаивая достижения и завоевания, а в итоге… Какое вам, дети века, равенство, вы по сторонам посмотрите! У одних жизнь по ковровой дорожке катит, а другие должны стойко и мужественно переносить тяготы и лишения. От роддома до кладбища.

Вслух ему никто не отвечает. Но поскольку времени много, ожидается проезд Лица, Важного Во Всех Отношениях, из ближайшего "Мерседеса" телепатируют: радуйся, что твоему автомобилю разрешают стоять на одном асфальте с моим. Пока разрешают. Чем пронять хочешь? В окопе жизни сидел? А ты не сиди сиднем, а пристраивайся в кильватере к людям умным, пристраивайся и следуй, соблюдая дистанцию. Теперь и навигаторы имеются толковые, не то что во времена железного занавеса, когда городские карты выпускали преимущественно для введения в заблуждение шпионов и диверсантов, без соблюдения масштаба, с исчезновением кварталов и целых улиц.

Но опыт подсказывает: пристроишься этак скромненько, выведут тебя на улицу с односторонним движением, а вдруг впереди ворота или шлагбаум? Из "Мерседеса" покажут пропуск и поедут дальше, а что делать, когда пропуска нет, а движение, как сказано, одностороннее? Равенство, оно, может, и существует, но каждый перекрёсток на пути к высшим достижениям – регулируемый.

Не на автомобиле следует продвигаться, а на лифте. Социальный лифт - это, брат, такая штука, что ничего другого и не нужно. Вошёл, кнопочку нажал – и вознёсся. Главное – в нужное время оказаться в нужном месте. И не зевать. На селигерские семинары записаться или уж сразу в школу Лонжюмо, и пошло-поехало, аж уши закладывает.

Вот только верить надписям и указателям "лифт" не следует. Обманные они. Если поверил, пошёл в указанном направлении, стал в очередь – значит, нет у тебя необходимых качеств для вознесения в эмпиреи общества. А есть совсем другие качества – готовность служить и быть использованным. Их приветствуют и даже поощряют, как пастух поощряет верную собаку. Но даже самой замечательной собаке, безукоризненно выполняющей и высказанные, и безмолвные команды хозяина, никогда не стать не то что пастухом, а даже подпаском.

Социальные лифты, о которых пишут в доступных изданиях и рассказывают на семинарах, есть обманка, пустышка, морковка перед осликом. Путь к реальному лифту не укажет никто. Читая самые разнообразные пособия и труды по чёрной магии, никогда не научишься призывать демонов и продавать душу дьяволу. Отдать даром – другое дело.

Со спамом приходят порой заманчивые предложения: получить сто миллионов долларов у нигерийской вдовы, стать заместителем директора, опыт не требуется. Это – отбор первой степени, отбор простаков. Если простак клюнул, есть смысл разрабатывать его дальше. То же и с социальными лифтами: поверил, что преданной службой завоюешь место на Олимпе – значит, Олимпа недостоин по определению. На Олимпе живут боги, а не слуги.

Именно в этом и смысл лифта – лишь тот достоин попасть в заветную кабинку и нажать заветную кнопочку, кто пренебрёг правилами и общедоступными картами, нашёл путь своим умом. Социальное сито в действии. Мало желания, мало старания, нужно иметь особые свойства, которые в обычных школах не развивают, скорее наоборот. Примерные ученики поднимаются наверх преимущественно в пределах своей клеточки, в другую лигу переходят неслухи.

Большинству же уготовлена другая участь. Оставаться большинством. В жаркий летний день оказавшиеся невесть как в комнате мухи пытаются выбраться на простор, в светлый радостный мир, и бьются, бьются, бьются в оконное стекло, надеясь, что ещё немножечко труда, прилежания, самоотверженности, преданности - и они, наконец, попадут в рай.

Приоткрытую форточку большинство не замечает.

А бывает, что её, форточки, и вовсе нет. Жужжи не жужжи - одно.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.