Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Василий Щепетнёв: Расстояние от народа

АрхивКолонка Щепетнева
автор : Василий Щепетнев   19.01.2011

Смотришь порой на участкового доктора и думаешь: он последний раз открывал книгу в институте, и ещё неизвестно, что это была за книга.

Интересно наблюдать, как рождается Вселенная. Раскол Пангеи на материки тоже не может оставить равнодушным. И даже то, как цыпленок выходит из яйца, - зрелище чрезвычайно поучительное.

Но меня сейчас больше волнует загадка возникновения законов. С естественными законами всё понятно: наблюдение, размышление, опыт - и вот вам законы Ньютона, Кеплера или Ома.

Но как быть с законами неестественными? Порой кажется, что ни наблюдение, ни размышление, ни опыт не принимают ровно никакого участия при их явлении миру. Одно лишь желание имеет значение. Иногда оно, желание, очевидно, иногда - нет. Недавно умный человек предложил поднять транспортный налог до тридцати пяти тысяч рублей. Зачем - ясно: "дабы вонючие мужики" убрались с проезжей части и не мешали движению первого сословия.

А вот другое: с первого января этого года в России частично действует закон "Об обязательном медицинском страховании в РФ" от 29.11.2010 N 326-ФЗ. Частично, потому что отдельные статьи вступят в силу позднее. Этот закон касается всех, кому выпала судьба обращаться в общедоступные лечебные учреждения России - поликлиники и стационары. Помимо прочего, закон провозглашает право человека на выбор врача. Действительно, делая в квартире даже умеренный ремонт, обыкновенно дотошно выбирают мастера, поскольку не хочется тратить деньги и материал впустую. Здоровье же поручать плохому специалисту хочется ещё меньше. Смотришь порой на участкового доктора и думаешь: он последний раз открывал книгу в институте, и ещё неизвестно, что то была за книга. Смотришь, а сделать-то ничего нельзя.

Теперь же - можно поменять врача. По закону. Взять да и пойти к другому доктору, назначающему не только арбидол с парацетамолом. Пойти-то можно, только толку никакого. Не примет доктор. У него свои больные, ни одной минуты лишней. Отстрелялся на приёме, побежал на вызовы - в свою сторону, на свой участок. Просто биатлон.

То же и со стационаром. Хотите, чтобы вас оперировал опытный хирург, а не новичок? Но кому вы достанетесь, решать будете не вы. У опытного и без вас операционные дни расписаны до самой пенсии. И поэтому право выбрать врача у вас есть, а возможности - никакой. Точно так же можно издать закон о праве каждой сиротки выйти замуж за олигарха и потом заявить, что отныне судьба сироток решена.

Зачем писали эту статью закона? Из лучших побуждений. Вот только законодатели, вероятно, никогда не были в общедоступных поликлиниках для населения - ни в качестве врачей, ни в качестве больных. "Страшно далеки они от народа", - писал о декабристах Ульянов-Ленин девяносто девять лет назад. Понятно, что нынешние законотворцы нисколько не декабристы: и на Сенатскую площадь не выйдут, и от Сибири, если что, откупятся штрафом, но всё-таки любопытно, насколько они ориентируются в реалиях жизни податных сословий. Не так давно ивановский кардиолог пытался открыть глаза премьеру: мол, дорогой наш человек, тебя обманывают - водят только туда, где неприглядности бытия своевременно закрашены, прикрыты, снесены в подвал.

Прежде существовали органы сбора сведений, которые писали докладные по сводкам с полей, курилок и товарищеских пьянок руководству страны: так, мол, и так, в народе медицину хулят, в Осоавиахим вступают вяло, а вас, товарищ Сталин, называют желтым земляным червяком ("его толстые пальцы, как черви, жирны"). Имея проверенные и надежные данные, система адекватно реагировала на раздражители: врачей примерно наказали, для Осоавиахима придумали значки ворошиловских стрелков разных ступеней, а Мандельштама отправили в Воронеж на вольные хлеба, знакомиться с провинцией и слушать народные песни.

Полагаю, органы сбора сведений и сегодня не бездействуют, но вот в поле выходят много реже прежнего, предпочитая работе с людьми работу с информационными массивами. Почту почитать, форумы, оно и дешевле выйдет. Хотя, если нужно, парашютируются и в поле, тогда премьер узнает не только уровень зарплат в больнице и число больных в палате, но и цвет белья главного врача. Потому ивановский кардиолог может спать спокойно: Родина слышит, Родина знает.

Знает, но законы принимает по-прежнему странные. Наверное, всё-таки халтурят сборщики сведений. Или угодничают: вы всем нужны, вас все любят, вам все верят. Опять встаёт вопрос достоверности, на этот раз не рекламы, а сведений с мест. Ведь если сообщать о недовольстве мещан, то высшие сферы подумают, что причиной тому плохая работа власти на местах. А это чревато.

Как её, достоверность, обеспечить? Отключить наблюдателей от Интернета и послать в поле? А кто тогда будет за сетью следить? Объявить дополнительный набор добровольных помощников? Но чем их мотивировать? Перенять опыт Харуна аль-Рашида? Неловко перед другими президентами. Или не отвлекаться на пустяки, памятуя, что Россия не Тунис: что хочет верх, то терпит низ? В конце концов, циркачи по натянутому меж башнями канату ходят над публикой - и ничего, падают редко. Раз в жизни, не более.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.