Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Василий Щепетнев: Настольные олимпийские игры

АрхивКолонка Щепетнева
автор : Василий Щепетнев   13.12.2010

Родители  бывают разные. Некоторые  могут и слона  подарить, да что  слона – целый  зоопарк. И дарят. Так и с олимпиадами: заверните вон  ту, две тысячи четырнадцатого года!

Я, как и любой спортсмен-любитель, иногда мечтаю: как было бы здорово, если бы натура одарила меня умом и талантом степени олимпийской. Что ученые, политики, финансисты по сравнению с олимпийским чемпионом, человеком, на которого с трибун одновременно смотрят сто тысяч человек, а с телевизионного дивана – все человечество (у меня два дивана, один для чтения, другой – для наблюдения за подведомственным миром)! Идешь на рекорд, штурмуешь высоту два сорок шесть – и чувствуешь поддержку миллиардов. Где еще подобное возможно? Или мчишься по трассе с винтовкой "Би-7" и Уле Эйнаром Бьерндаленом за спиной ("шел дождь и два студента...")... Или в финальном матче "прыжком, достойным тигра" (Буссенар) отражаешь одиннадцатиметровый удар, назначенный в мои ворота судьей исключительно от врожденной нелюбви к первой в мире стране победившего социализма.

Увы. Даже родись я потенциальным атлетом, вряд ли мечта бы сбылась. Дело не в природных данных, вернее, не в них одних. Спортсмен – прежде всего характер. Без стремления быть первым, без готовности во имя первенства изнурительно работать, забыв про радости жизни, великих спортсменов не бывает. А мой характер иной. Да и радости жизни достаются нечасто, пренебрегать ими страшно: вдруг они, радости, обидятся и уйдут совсем и навсегда?

Потому остается одно – купить симулятор и участвовать в олимпиаде понарошку. Так ребенку, желающему слона, покупают деревянную лошадку.

Хотя...

Хотя родители бывают разные. Некоторые могут и слона подарить, да что слона – целый зоопарк. И дарят. Так и с олимпиадами: заверните вон ту, две тысячи четырнадцатого года!/p>

Во всяком случае, мне так казалось поначалу. Мол, Олимпиаду купили из прихоти, реализуя подобным образом несбывшиеся детские и юношеские мечты. Среди коллег-врачей покупка восторга не вызвала, напротив: в больницах наших, чуть отойди от Кремля, неуют, вплоть до полной разрухи, и миллиарды очень бы пригодились в здравоохранении, чтобы улучшить условия работы одних и выздоровления других. Да вот еще хотя бы что-нибудь подправить в домах престарелых, которые с ужасающей неизбежностью горят вместе с контингентом (когда горит контингент, а не люди заживо, то вроде ничего особенного. По крайней мере, ни один министр в отставку не ушел).

"Олимпиаду купили, чтобы воровать, воровать и еще раз воровать", – такое мнение слышно повсюду: в курилках, на форумах, в прессе, даже в заявлениях надзорных органов – с известными оговорками, разумеется.

А тут еще чемпионат мира по футболу. Десять миллиардов долларов расходов на глазах превращаются в пятнадцать, а во что действо обойдется налогоплательщику к две тысячи восемнадцатому году, лучше и не гадать. Впрочем, рискну: на зимнюю Олимпиаду 2014 и чемпионат 2018 уйдут от пятидесяти до ста миллиардов долларов в сегодняшних ценах. Уйдут – и не вернутся, что особенно печально.

Значит, за Олимпиаду и чемпионат мира страна боролась ради блага казнокрадов?

Нет. Красть, конечно, будут, и красть неимоверно – но сегодня любое бюджетное действие без казнокрадства не обходится, средства неизбежно испаряются, уходят в песок, смываются в море или сгорают в нежданных пожарах. Потому совершенно неважно, строят ли в России стадион, коллайдер, автобан или больничный комплекс, борются ли с пожарами или снежными заносами, защищаются ли от глобального потепления или от свиного гриппа: процент финансовых утечек одинаковый. Максимально возможный. Плюс-минус флуктуация. За Олимпиадой хоть следят, чужих мух отгоняют, строительство же богоугодных заведений общемирового внимания не привлекает, и там под слезы умиления, струящиеся по впалым ланитам благодарных сограждан, творятся дела воистину чудные. Или возьмем поставки в армию хоть бронежилетов, хоть парашютов, хоть рыбы путассу... Или возьмем всеобщую... Нет, не будем брать. И без того понятно: для того чтобы перенаправлять денежные потоки, Олимпиада совершенно не нужна. В конце концов, последние двадцать лет олимпиад в России не было, что не мешает здравоохранению пребывать в глубокой печали.

Итак, вычеркну нечистоплотно-корыстный интерес как главную мотивацию борьбы за проведение Олимпиады.

Тогда в чем она, главная мотивация? В развитии спорта?

Миллионы людей бросят пить и курить, потянутся на стадионы и спортплощадки, укрепляя свое личное здоровье, а с ним, нечувствительно, и здоровье нации?

И это вряд ли. Особенности климата Сочи, как погодные, так и финансовые, способствуют тому, что спортсмены-профессионалы предпочтут готовиться севернее даже в олимпийском году. Любители? Да, может быть, но только из числа тех, что могут купить ребенку настоящего слона. Содержать бобслейную трассу – штука весьма дорогая.

"Развитие спорта – это, прежде всего, укрепление положительного имиджа страны", – недавно повторила Светлана Ишмуратова, олимпийская чемпионка. Но что есть имидж? Плод агитпропа, не более. Если нужен имидж, то не стадионы строить полезно, а налаживать зарубежное телевещание. Чтобы на любой кнопке в любой стране человеку показывали одно: Россия видит, Россия знает. Вот вылетят наши футболисты в четвертьфинале, толпа ринется громить окрестности, пойдут пожары, кровь, смерть – нужен стране такой имидж?

"Сумлеваюсь штоп".

Но внутри что-то отозвалось. Теплее, теплее.

И я решил денек-другой подумать, но уж выяснить наверное, зачем России понадобились Олимпиада и Мундиаль.

(продолжение послезавтра)

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.