Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Василий Щепетнёв: Гамбит Форт-Росс

АрхивКолонка Щепетнева
автор : Василий Щепетнев   07.07.2010

Разведка – такое же закономерное явление в отношениях между государствами, как затмения в межпланетных. Одобряй, не одобряй, она существует, с этим не поспоришь.

Жара тому была виной, или иные причины, но мой коллега страшно расстроился, узнав, что российский бизнес решил взять шефство над калифорнийским музеем.

- Миллион долларов в год, и это минимум, - кипятился коллега. - У Калифорнии, понимаешь, денег нет, а в России их куры не клюют - потому что нет кур, опять из Америки завозят.

- Ну, - пытался я остудить коллегу, - все-таки Форт Росс - историческое место, России не чужое.

- Ага... У нас в губернии таких исторических мест... А музеи на ладан дышат.

- Ты пристрастен, - говорю я.

- И не скрываю.

Действительно, какая-то родственница коллеги, сотрудник музея, попала под сокращение и сейчас, в пятьдесят лет, устроиться на работу, хоть как-то связанную со специальностью, не могла. А торговать носками на панели не хотела.

- Ты смотришь с позиции индивидуума, не видя перспективы, - перешел в наступление я. - Для тебя музей - это только музей. А на самом деле... - я задумался.

- Что - на самом деле?

- На самом деле это будет... это будет... это будет прикрытие для наших разведчиков!

- Каких разведчиков?

- Обыкновенных. Ведь Калифорния набита современной технологией. Вот и будут таскать секреты из-под носа Терминатора. А миллионы, легальные миллионы, между прочим, позволят подкупать жадных американцев. Подкуп в виде гранта, на исследование русских исторических следов. Не придерешься.

- Хм... Выдумал?

- Сообразил, - ответил я.

- Один вот тоже соображал, соображал, а потом за разглашение казенных тайн... - но сокрушаться о затраченных миллионах коллега перестал. На время.

Через неделю или около того, он опять встал в первую позицию и начал мне выговаривать:

- Вот ты говоришь, шпионы, шпионы, а их чуть не дюжину в Америке повязали. Плакали российские денежки.

- Во-первых, не шпионы, а разведчики, а во-вторых, я-то здесь при чём?

- Ты ведь одобряешь наших шпи... разведчиков?

- Скажи ещё, что я одобряю лунное затмение. Разведка - такое же закономерное явление в межгосударственных отношениях, как затмения в межпланетных. Одобряй, не одобряй, она существует, с этим не поспоришь.

- Так почему это закономерное явление так бездарно село в лужу?

- Почему село? Неужели сам не понимаешь?

- Не понимаю.

- Тебе все объяснять нужно?

- Желательно.

- Но ведь это просто, как теорема Пифагора. Если бы ты хоть немножко задумался...

- Есть что соврать, так ври, не тяни!

- Ты книжки про войну читал?

- А при чём тут книжки про войну?

- Представь: мы форсируем водный рубеж. На той стороне гитлеровцы. Не дураки, начеку, ждут. И вот командование посылает полк с заданием захватить плацдарм и во что бы то ни стало его удержать. Полк переправляется под свинцовым ливнем, гибнет, оставшиеся в живых пишут воспоминания о героизме солдат и младших офицеров, о бездарности командования, пославшего людей на верную гибель. Но пока наши люди героически гибли, отвлекая на себя внимание противника, в двадцати верстах ниже по течению тихонько-тихонько другие части сумели-таки переправиться, укрепиться и подготовить плацдарм для дальнейшего наступления. Первые сыграли роль отвлечения, ими попросту пожертвовали, как гроссмейстер жертвует пешку-другую ради атаки. Гамбит.

- Ты хочешь сказать...

- Что шпионов, тьфу, разведчиков, для того и послали - чтобы вовремя ими пожертвовать. Разменный фонд. А в это время под шумок в том же Форте Росс - или еще каком-нибудь месте - наши рыцари плаща и кинжала захватывают плацдарм и готовят решительное наступление!

Мы помолчали. Он - переваривая услышанное, я - запоминая сказанное, вдруг пригодится (и ведь пригодилось же!)

- Нет, - после раздумья сказал коллега, - тебя точно посадят. Выдаешь государственную тайну в особо циничной форме. Учти, я тебе передачи носить не стану.

- Давно учёл. Только, знаешь, я писатель-фантаст. А это приравнивается к справке из психиатрической больницы. Даже лучше. Невменяем, но могу управлять автомобилем и голосовать на выборах. Потому сажать не станут, вряд ли. Ну, кирпич на голову упадет, или под машину попаду, а вернее - скончаюсь от сердечного приступа. Есть такие яды, сердечные гликозиды...

- Про сердечные гликозиды можешь не рассказывать, - коллега по специальности кардиолог. - И вообще, если тебе фантаст имя, то и пиши про иные галактики или далекое будущее, - голос его действительно стал ледяным, или мне показалось? - Настоящее оставь другим. А то, неровен час, задумаешься, споткнешься на ровном месте, мало ли...

- Я постараюсь, - пообещал я и пошел домой, внимательно оглядываясь по сторонам. Обычное дело: то, что за морем-окияном, видится чётко, а вот то, что рядом, под носом...

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.