Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Василий Щепетнёв: Опоздавший к присяге

АрхивКолонка Щепетнева
автор : Василий Щепетнев   07.04.2010

Союзники-американцы и не думают делиться с Советским Союзом атомными секретами. А советские учёные на блюдечке преподносят Западу важнейшее открытие всех времён и народов. Почему? Зачем?

Император Павел сделал дело наполовину: привёл крестьян к присяге. Но вот привести их во дворец, а, главное, создать из них особую крестьянскую гвардию безопасности он не успел. Или не решился. А зря. Крестьянину дворянин - враг, это раз, крестьянину и половинное против дворянина жалование кажется огромным, это два, и крестьян много, это три. Поэтому крестьянин дворянскую измену учует в зародыше, когда ещё сам дворянин не догадается, что он изменник. Будь правой рукой Павла не граф Пален, а Иван-крестьянский сын из вологодских, да не сам-один, а с дружками-товарищами, односельчанами, история пошла бы другим путём. Совсем другим. На виселицу попали бы не декабристы, а тот же Пален с Зубовым (а декабристов не было бы вовсе, как и нашествия Наполеона в Россию).

Достигнутые вершины кажутся плоскими, годика через три, много через пять Иван-крестьянский сын с дружками, глядишь, возмечтали б о большем - тут их и долой, в кандалы, в Сибирь, а на свободное место поставить Петра-крестьянского сына из воронежских, опять же с односельчанами. Можно даже превентивно, не дожидаясь соблазнов. У наших правителей губерний много, крестьян хватит не на одну династию.

Если правитель мудр, от крестьянских сынов он избавляется тоже мудро. Объявляет их врагами народа, агентами вражьих держав или просто космополитам. И тогда Петр будет ненавидеть Ивана искренно, в Сибирь сошлёт радостно - место освободилось!

Важно только поближе к царю быть, чтобы присягнуть на верность прежде других.

А то ведь... "Поручик Лукаш вспомнил, что в то время, когда весь маршевый батальон присягал, бравый солдат Швейк к присяге приведён не был, так как в те дни сидел в дивизионном суде".

Сделаю шаг влево.

В тридцатые годы советские учёные Нина Клюева и Григорий Роскин искали новые подходы к лечению рака. Идея заключалась в том, чтобы изыскать паразита, для которого раковая опухоль милее здоровой ткани. Паразит атакует опухоль, разрушает ее, ну, а потом паразита можно уничтожить химиопрепаратами. И такой паразит был найден - Trypanosoma cruzi! Он вызывает хроническую болезнь, трипаносомоз, но у больных трипаносомозом чрезвычайно редко встречается рак. Клюева и Роскин решили, что причиной тому - определенные, пока неизвестные свойства трипаносомы. В сороковые годы казалось, что лекарство против рака уже появилось. Клюева и Роскин становятся знаменитыми, возглавляют лабораторию со штатом в сто человек, ассигнования отпускаются быстро и щедро, несмотря на военные и послевоенные трудности. Америка проявляет явный интерес к препарату, посол США У. Смит встречается с учёными, предлагает любую помощь. Академик В. В. Парин во время визита в США передает американцам рукопись ещё не вышедшей монографии Клюевой и Роскина, а в придачу - экспериментальный образец противоракового препарата.

Лекарство против рака - мечта не только врачей, а всего человечества. Страна, имеющая монополию на подобное средство, получает и моральное, и материальное преимущество. Во-первых, будем лечить себя и близких. Во-вторых, раком может заболеть и чужеземный правитель, и член семьи правителя, да любой человек. От кого придет спасение? От Союза Советских Социалистических Республик. От его правителя. Правитель СССР станет Спасителем Человечества. Это не атомная бомба, это несравненно лучше - с любой точки зрения. Каждый случай применения лекарства от рака - это победный удар по врагам, но у мировой общественности такой удар будет вызывать только восторг. Союзники-американцы и не думают делиться с Советским Союзом атомными секретами. А советские учёные на блюдечке преподносят Западу важнейшее открытие всех времён и народов. Почему? Зачем? Из желания понравиться?

И Сталин обиделся. И рассердился. Советский Союз дал Клюевой и Роскину всё, что те просили, а они... Наверное, их Запад попутал.

Так началась кампания против преклонения перед Западом. Академик Парин получил двадцать пять лет ("опять двадцать пять" - оттуда?), Клюеву и Роскина прорабатывали на собраниях. Константин Симонов написал поучительно-разоблачительную пьесу "Чужая тень", Сталин пьесу поправил (буквально, предложил изменения в тексте, которые Симонов, разумеется, принял), и "Чужая тень" получила Сталинскую премию.

И для героя пьесы, и для реальных Клюевой и Роскина дело кончилось вполне терпимо. Выговор, он и есть выговор, у кого их, выговоров, не было. Это не каторга. Они продолжили работу, но уже в режиме строгой секретности.

Впрочем, сейчас я о другом. Об измене Родине.

Возможна ли такая измена в принципе? Возможно ли изменить всемирному закону тяготения? Или Родина есть синоним государства, а государство есть синоним правящего клана?

(ещё не конец)

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.