Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Василий Щепетнёв: Домашнее открытие

АрхивКолонка Щепетнева
автор : Василий Щепетнев   10.11.2009

Открытие атмосферы Венеры было совершено по-домашнему. Ломоносов не поехал в сибирские экспедиции, где, согласно расчетам, находилось оптимальное для наблюдений место, он даже не пошёл в обсерваторию…

Один человек посмотрел в телескоп на планету, пересекающую солнце, заметил окружающую её муть непонятного генеза и подосадовал: совсем инструмент загадили мухи проклятые. Другой из подобного же наблюдения вывел научное открытие: "планета Венера окружена знатной воздушной атмосферой, таковой (лишь бы не большею), какова обливается около нашего шара земного".

Вообще, открытие атмосферы Венеры было совершено по-домашнему. Ломоносов не поехал в сибирские экспедиции (в Иркутск и Селенгинск), где, согласно расчётам, находилось оптимальное для наблюдений место, он даже не пошёл в обсерваторию, уступив эту честь А.Д. Красильникову и Н.Г. Курганову. Дома у Ломоносова стояла ничем не примечательная труба менее полутора метров длиною, и смотреть на Венеру он собирался исключительно из любопытства, не тягаясь с куда более совершенными приборами как в обсерватории, так и в экспедиции.

Сибирские экспедиции окончились конфузом: ненастье сорвало программу наблюдений. Красильников и Курганов провели свою работу достойно, зафиксировав все требуемые параметры прохождения Венеры через солнечный диск. Но собственно атмосферу Венеры сумел увидеть именно Михаил Васильевич Ломоносов на своей домашней трубе. Дело, разумеется, не в инструменте, а в человеке, который инструмент применил. Результаты наблюдений, как водится, были представлены в виде отчёта, опубликованного в том же тысяча семьсот шестьдесят первом году. Однако авторитет российской науки в те годы был невелик, и потому тридцать лет спустя Гершель и Шретер совершили открытие повторно.

Можно было бы и не вспоминать дела давно минувших дней, если бы не два обстоятельства. Первое: отчего-то стало непреложной истиной, будто великие деяния требуют непременно великого финансирования. Подавай нам исключительно адронный коллайдер и триллионные ассигнования для марсианского проекта. Представляю смету, расписанную импресарио Архимеда на открытие соответствующих законов. Бюджет Сиракуз тут бы и лопнул. Или Закон Всемирного тяготения Ньютона – сметная стоимость столько-то полновесных фунтов. Нет, деньги, понятно, не помешают никому, но все-таки великим деяниям в первую очередь требуются великие люди. То раньше, возразите вы, в те времена открытия располагались на расстоянии вытянутой руки: в ванной, в саду, в капле воды. Подозреваю, что там они находятся и по сей день: где-нибудь под опавшими листьями копошатся жучки-каннибалы, вкусившие прионного зелья, на небе появилась комета, готовая сдаться любительскому телескопу, а уж процессы брожения российского общества ждут, не дождутся, когда их уложат в столбики и строчки листов Excel'а, чтобы после нескольких секунд обработки на триста восемьдесят шестой машине учёный вскочил, запустил руки в шевелюру, залпом выпил стакан самостийного коньяка и далее делал всё, уже неоднократно показанное в фильмах о гибели Земли или грядущем Октябре. Но – молчание, "есть тайны, прикосновение к которым убивает…".

Неисследованное начинается в непосредственной близости от нас, более того, его достаточно прямо в нас, и требуется лишь свежий взгляд, чтобы задаться вопросом, почему люди играют в бильярд или заводят аквариумных рыбок. Ответ способен ошеломить неподготовленный ум. Да и подготовленный тоже.

Обстоятельство второе вытекает из первого: открытия следует подавать и продавать, и не только открытия наших дней, но и прошлые и даже предстоящие. Нужны не слухи, а знания. Иначе человек окажется в положении героя Некрасова: "Что ему книга последняя скажет, То на душе его сверху и ляжет". Велено считать Ломоносова гениальным учёным – слушаюсь, велено считать усердным компилятором – опять слушаюсь. Истина не где-то посредине, истина сама по себе, где хочет, там и расположится. Да, российским учёным не везло на поклонников: то скромность интеллигента мешала, то бесправность сидельца шарашки, то жалкая поза просителя гуманитарной помощи… Всё это не способствует мировому признанию.

Ничего, открытия сами по себе, а шумиха сама по себе. В конце концов, что истинно важно?

Важно полететь на Марс.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.