Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Василий Щепетнёв: Путь в Князи

АрхивКолонка Щепетнева
автор : Василий Щепетнев   07.11.2009

Из грязи в князи следует идти постепенно. Не нужно суетиться, прыгать через пропасти и лужи. Для начала взять, да попробовать стать обыкновенным гражданином, вдруг оно не хуже, чем самим князем. Как только стать-то?

Признаться, я всегда завидовал людям, способным упорно и методично идти к намеченной цели. Даже если сама цель не вызывала никакой зависти. Ну, а уж если вызывала, тогда зависть принимала изрядный размер. Столько соблазнов – книги, компании, девушки, горы, моря, планеты, а они читают пыльные журналы, пишут обзоры литературы, проводят какие-то эксперименты, оформляют патенты, посещают научные советы и прочая, и прочая. Железная воля! В итоге же – учёная степень кандидата плюс пятьсот рублей прибавки к зарплате, если работаешь в городской больнице. А если доктор – то вся тысяча. Что деньги, почету, почету-то сколько! Заманчиво! Человек правильный и чувство зависти использует правильно, зависть ему служит и побудительной причиной, и источником энергии для собственных устремлений. Человек неправильный в зависти начинает писать анонимки, плевать в кастрюли или – в лучшем случае – встает в позу непризнанного таланта: мол, и я бы мог сделать та-а-а-кое, но вы, болваны, всё равно не поймете, потому не стоит и стараться. Имея в перспективе пятисотрублёвую прибавку, лучше бутылки по помойкам собирать.

Насчет помойки он лукавит. Не пойдет. Потому и в науку путь ему заказан.

И ведь, действительно, таланта у завистника иногда хватает. Не хватает воли, умения преодолевать трудности, особенно бюрократические, не хватает настроя на долгую, кропотливую и не всегда благодарную работу хоть на той же помойке. Посвятить пять, а то и десять лет жизни, протяженность которой и без того невелика, раскрытию тайн динамики содержания птомаинов в почвах центрально-черноземной полосы – стоят ли птомаины, сиречь трупные яды, того? Наверное. Но не каждый способен это оценить.

Я завистник созерцательный, моя зависть принимает иные формы. Я начинаю мечтать. Мечтаю заполучить нобелевскую премию в трех номинациях. Как? Для начала хорошо бы стать свидетелем какого-нибудь уникального явления, причем свидетелем штучным, эксклюзивным. А уж участвовать в этом было бы просто замечательно. Только чтобы без мучений, и, тем более, смертоубийств. Лучше совсем наоборот: прилетают инопланетные просветители и быстро-быстро обучают первого попавшегося туземца элементарным премудростям: как избавиться от болезней и жить пятьсот лет, имея в здоровом теле здоровый дух, как выращивать мясомолочную картошку повсеместно, включая тундру и, наконец, как победить "Рыбку" и прочие компьютерные программы с двухсотлетним запасом. Обучили, приняли экзамен, оценили на "весьма похвально" и улетели, пообещав лет через триста вернуться, проверить, как оно вышло на практике.

Сразу скажу, что все три цели доступны при существующей технологии и не требуют крупных капиталовложений, разве уборка мясомолочной картошки в Заполярье может стать проблемой из-за плохих дорог: как вывести колоссальный урожай в преддверии наступающей полярной ночи?

Чуть не забыл самое главное: инопланетянам подвернулся именно я. Встаёт вопрос: что делать? Как делиться с человечеством свалившимся знанием? Просто заявить, мол, я, такой-то, способен исцелить всех и от всего, после чего дать человечеству семенной мясомолочной картошки, которая решит проблему голода раз и навсегда.

Видели мы подобных целителей, модифицирующих дистанционно воду, пищу и мозги. Шоу-бизнес. Денег на раскрутку мне пришельцы не оставили, а без денег меня к телеэкрану не подпустят. Отпадает.

Отправиться в академию наук? Уже лучше, особенно, если в кулуарах дюжину-другую академиков избавить от болезней пожилого возраста. Боюсь только, не случилось бы так, как с Фаустом: пойдут они, избавленные от радикулитов-простатитов-холециститов, во всякие злачные места, праздновать вернувшуюся зрелость вместо того, чтобы продвигать Знание с большой буквы и его носителя, то есть меня, к славе, к многопудью бронзы. Тут-то их, заслуженных академиков, спецорганы и заприметят, возьмут в разработку, и вскоре я стану народным достоянием, более того, государственной тайной, и остаток своих пятисот лет буду жить в казенном комфорте в опять-таки казенном же доме.

Быть может, лучше действовать неофициально? Стать народным знахарем и лечить от пустяков, обставляя деятельность ритуалами в духе пустынников? "Возьми, дочь моя, кружку кукиной гмызи и дай мужу перед сном, а в гмызь добавь лепесток ромашки да крылышко букашки, вот, держи. Через три дня пьянство и пройдет, только учти – навсегда. Ступай, ступай, не благодари… Не люблю я этого…" Слух обо мне пойдет по городам и селам, потянутся люди, а лечить стану не только от пьянства, но и от цирроза и кариеса – нечувствительно, больной и сам знать не будет. Просто у всех больных появятся здоровые зубы, даже поражённые восстановятся. За кариесом придет пора и гипертонии, и онкологии…

Не то, опять не то. Спецслужбы не дремлют, очень быстро разберут, где следствие, где причина, "Василий Павлович, позвольте с вами откровенно, как патриот с патриотом…" – и опять казённая дача с компотом на третье.

Вероятно, требуется иной подход. Из грязи в князи следует идти постепенно. Не нужно суетиться, прыгать через пропасти и лужи. Для начала взять, да попробовать стать обыкновенным гражданином, вдруг оно не хуже, чем самим князем. Как только стать-то?

Сначала обыграю "Рыбку" и всех остальных белковых и программных игроков на "Play Chess", о феномене заговорят. Потом попаду на "Аэрофлот", затем в Дортмунд, а там, глядишь, и вообще стану чемпионом мира по шахматам. Не "на ура", отведу на покорение Олимпа лет этак восемь, торопиться не нужно. И уж став чемпионом мира, человеком, которого запросто на казенную дачу не отправишь, начну агитировать за мясомолочную картошку и долготрудолетие.

Один, впрочем, уже агитировал – не за картошку, за кукурузу. Кончилось нехорошо, хоть и не чемпионом мира был тот агитатор-пропагандист, а государственным лидером. Хотя, быть может, метили как раз в его лидерство, а не в кукурузу? Да и шахматному чемпиону не очень внимательно внимают. Картофельный ли переворот, кукурузный ли – а всё ведет к казенному дому, хорошо ещё, если с удобствами.

Нет, лучше выиграть конкурс "Евровидения"…

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.