Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Василий Щепетнёв: Лавина Сизифа

АрхивКолонка Щепетнева
автор : Василий Щепетнев   27.10.2009

В начале пандемии, когда количество пораженных ВИЧ граждан России выражалось десятками, можно было теоретизировать о спецпоселениях. Сегодня речь идет о миллионах человек, и подобное исключено. Где же выход?

Иногда впадаешь не в отчаяние, какое уж тут отчаяние, – в недоумение. Странно всё как-то: чем больше работаешь, тем больше её, работы, становится. То есть для человека западного странности никакой, западный человек стремится работать, работать и ещё раз работать, сегодняшний труд для него есть залог труда завтрашнего. Но человек славянской культуры мечтает о том дне, когда вся работа, наконец, будет сделана, и придет пора отдыха да веселья. Это прекрасно иллюстрируют бессмертные слова почтальона Печкина о том, что жизнь начинается только после выхода на пенсию.

О пенсии в другой раз, а вот о работе…

Я работаю в центре СПИД. Официальное наименование – ГУЗ "Областной Центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями". Двадцать лет работаю. Это немало. За работу не стыдно: делаем нужное дело. И профилактика, и, собственно, борьба ведется на должном уровне. Должном – то есть областном. На днях гинекологи ездили по районам в поисках больной женщины: у неё, помимо вируса иммунодефицита, ещё и беременность. Нужно лечиться, а – не хочет. Сегодня в одном районе, завтра в другом, послезавтра и вовсе из страны уедет, например, в Крым, чтобы вернуться через неделю или месяц. Поди, отыщи. Почему ищем? Если её лечить, то есть вероятность, и хорошая вероятность (не менее девяноста пяти процентов), что ребёнок родится здоровым. А если не лечить, риск для ребёнка возрастает на порядок.

Лекарства у нас отличные. Современные. Исцелить, конечно, не могут, но продлить жизнь – продляют. Если двадцать лет назад зараженному вирусом иммунодефицита отмеряли три-пять лет жизни, и жизни весьма скверной, то сегодня и десять лет не предел. А через десять лет, глядишь, ещё что-нибудь придумают. Что важно – большую часть этих лет ВИЧ-инфекция себя почти не проявляет, и человек живет привычной жизнью.

Вот тут-то и начинаются проблемы. Что значит "жить привычной жизнью"? Для многих это рассеянный секс ("ведёт рассеянный образ жизни") и наркотики. Но вирус иммунодефицита передается как раз половым и шприцевым путем! Больных, понятно, предупреждают, что они могут нести ответственность за предумышленное заражение вирусом иммунодефицита человека, но мало ли кто кого и о чем предупреждает. Посмотрите в поисковиках, сколько человек было осуждено по статье 122 УК РФ, и всё станет ясно. Само примечание к статье сводит её на нет: если человек-де предупредил партнера о наличии ВИЧ-инфекции, то он не подлежит уголовной ответственности. А кто будет доказывать – предупредил, не предупредил? Кому это нужно?

Чувствуя за спиной поступь Смерти, больной стремится надышаться, "наширяться" и… скажем так: "заняться излишествами всякими нехорошими". Часть пациентов – работники сферы сексуальных услуг, сферы, которая в России есть и которой в России как бы нет. Это "как бы нет", помимо всего прочего, означает и отсутствие жёлтых билетов. Заражённый труженик полового фронта продолжает работать. Чем больше продлится его активная жизнь, тем больше людей придёт в центры СПИД в качестве пациентов.

И – приходят, с каждым днём число их лавинообразно растёт.

Больных лечат. Продляют активную жизнь. Но, чувствуя за спиной поступь Смерти… и т.д. Идет цепная реакция. Порой кажется, что врач – это Сизиф, закатывающий камень на гору только для того, чтобы с его помощью вызвать камнепад, и так раз за разом, по нарастающей.

Что делать – не знает никто (и я в том числе). Если в начале пандемии, когда количество пораженных ВИЧ граждан России выражалось десятками, можно было теоретизировать о спецпоселениях (только теоретизировать, политической воли для претворения в жизнь подобного решения уже не было), то сегодня речь идет о миллионах человек, и подобное исключено. Где же выход?

Надеяться на изобретение действенной вакцины? При тех средствах, которые Россия вкладывает в науку – вряд ли. Запад нам поможет? Это да, это реально. В обмен на сырьё. С Востока на Запад (Китай для России теперь тоже некоторым образом Запад, вот как меняется география!) нефть и газ, с Запада на Восток Вакцина Существования.

И так – всю оставшуюся жизнь.

Впрочем, мое дело лечить больных и повторять вслед императору: "Делай, что должен, случится чему суждено".

И неважно, что именно суждено было Римской империи в целом и Марку Аврелию в частности.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.