Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Василий Щепетнёв: Спасение утопающих

АрхивКолонка Щепетнева
автор : Василий Щепетнев   23.09.2009

Готово ли общество спасать шахматистов по принципу "мы в ответе за тех, кого приручили"? Или решение будет таким: "Мы вас туда не посылали, любишь кататься, люби и саночки возить"?

Я на самое короткое время расстанусь с Некрасовым. Он поймет: когда рядом тонет человек, можно и должно отвлечься от вечного ради сиюминутного. Хотя почему – сиюминутного? Люди и в огонь, и в воду, и в медные трубы попадают постоянно. Нужда в спасателях зачастую превышает их, спасателей, возможности. Потому встает вопрос: кого вытаскивать из воды, а кому позволить утонуть? Этот вопрос любили обсуждать в восьмидесятые годы, видно, неясное предчувствие пробивалось наружу, стремясь стать ясным. Итак, тонут академик и плотник, кого спасать мореплавателю?

Ответы обыкновенно давались обтекаемо-корректные – спасать того, кто первым под руку подвернется. Это верное решение: если раздумывать, колебаться, размышлять, утонут оба, счёт ведь на секунды идёт. Но тут ведь и ещё одно обстоятельство действует, талант вовремя подвернуться под руку. У одного такой талант есть, и его спасут. А у другого – нет. И проблема не только в том, кого спасать, но и в том, кому тонуть. На "Титанике" шлюпок хватало не всем. Одни с боем отвоевывали место, другие уступали его женщинам и детям. Кстати, пишут, что процентное соотношение спасшихся мужчин среди пассажиров третьего класса оказался выше, нежели среди пассажиров класса первого. Ну, а женщин – наоборот.

По счастью, много в нашей стране мест, где нет ни морей, ни даже рек, а если и есть реки, то "Титаник" в них не поместится. Поэтому задача спасения на водах для большинства остается лишь поводом поговорить. Но все-таки, все-таки… Есть ведь и житейское море, а в нем люди тонут беспрестанно. Омуты нищеты, водовороты безденежья, цунами безработицы. Денег на всех не хватит, кого выручать?

История со стабилизационным фондом отчасти дала ответ, кто более матери-истории ценен.

С позиции богов-олимпийцев, возможно, чем больше потонет слабых и беспомощных, тем лучше, недаром свой вариант Всемирного Потопа встречается в легендах многих народов. К погружению товсь! Проблемы у "АвтоВАЗа", притих и уже не пускает пузыри воронежский авиазавод – то ли выплыл, то ли окончательно утонул, система здравоохранения поражена троянами и прочей вирусной инфекцией. А уж многострадальное село… На призывы о помощи иногда и откликаются: наносят визиты, говорят положенные слова, подписывают протоколы о намерениях. Главное-де не паниковать и сохранять спокойствие – олимпийское спокойствие! – а там видно будет.

Но оставим наболевшее, абстрагируемся от собственных забот и возьмем профессию достаточно редкую и для большинства непосредственно на повседневную жизнь не влияющую.

На днях гроссмейстер Олег Корнеев посетовал, что никто не хочет спасать шахматистов. Хоть обкричись, круга с корабля современности не бросят. Если в советские времена "гроссмейстер" звучал гордо, то сегодня это джентльмен, в поисках десятки кочующий с турнира на турнир. Призовые измельчали до неприличия, да и получают их только победители. А остальным как жить? Шахматист хочет и пить, и есть каждый день. Гроссмейстерство далось тяжким, напряженным трудом, а отдача с каждым днем иссякает. Компьютерные программы превращают творческий труд в зубрежку рассчитанных "Рыбкой" или "Фрицем" дебютных и прочих вариантов, зрителю это не интересно, у него дома свой аквариум с рыбками, и остается гроссмейстер с мытой шеей, но без перспектив в будущем. Все перспективы в прошлом, когда шахматы получали поддержку партии и правительства, а "шахматисты как сыр в масле катались" – это я цитирую гроссмейстера Корнеева.

Почему-то вспомнилось, как, прочитав в учебнике по кожным болезням о "высыпаниях цвета семги", мы допытывались у преподавателя, какого она, семга, цвета. Чтобы не перепутать и не ошибиться в диагнозе. В ответ преподаватель подвел нас к больному, показал сыпь и сказал: "Смотрите и запоминайте: именно такого цвета семга и была!" А, понял, почему: с маслом в Воронеже тоже случались перебои, быть может, потому что в нём, в масле, слишком уж много катались шахматисты, и по санитарным соображениям продукт просто выбросили.

Феномен расцвета шахматной жизни в Советском Союзе заслуживает самого тщательного изучения историками, социологами, экономистами и контрразведчиками, но мне кажется, что в случае реставрации "власти рабочих и крестьян" она, власть, будет занята совсем другими проблемами, и шахматистам уповать на историческую петлю не стоит. Удавит.

Но всё-таки: готово ли общество спасать шахматистов по принципу "мы в ответе за тех, кого приручили"? Или решение будет таким: "Мы вас туда не посылали, любишь кататься, люби и саночки возить"?

Долгосрочных прогнозов не делаю, но рецепт, как вернуть обществу интерес к шахматам, у меня есть.

Значит, так: требуется шахматист, который победит лучшие шахматные программы. Один матч, другой – и человек всё время на коне. Уверен, что после этого уважение к людям, одолевшим софт и хард, поднимется до небес, нас всех наполнит вера в собственные силы, а родители вновь станут искать возможность пристроить ребенка в шахматную школу.

Как их побеждать, программы? Если взламывают банковские коды и пентагоновские кибербастионы, как-нибудь найдут уязвимости и в "Рыбке".

Хотя можно поступить и проще – договориться. В этом году выиграет человек, в следующем – программа, потом опять человек, потом опять программа. Ажиотаж обеспечен. И люди сыты, и рыбки целы. Нечестно? Зато прибыльно. Договорные матчи в футболе процветают, но футболисты процветают тоже.

Шахматам пора определиться, искусство они, наука, спорт, или просто взять да и податься в шоу-бизнес.

Тогда и в спасательных кругах не будет никакой нужды. Он, шоу-бизнес, плывуч невероятно.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.