Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Василий Щепетнёв: Мешок почтальона

АрхивКолонка Щепетнева
автор : Василий Щепетнев   26.08.2009

К чему знать людям, что они лишь игрушки в совершено чужих руках? Окончательно зачахнут. Атеизм – явление более конформистское, чем религия. Атеизм, собственно, это религия себя самого. И лишать её - жестоко, хотя, быть может, и спасительно.

Некоторые конверты вызывают у почтальонов почти непреодолимое желание тут же написать заявление об уходе и поискать занятие поспокойнее – в саперы ли, в десантники, в журналисты. А что прикажите делать, если на конверте вдруг выведено "Деду Морозу, в собственные руки". То есть лично. Отправитель, положим, полон иллюзий, для него адресат – румяный длиннобородый дедушка, навещающий мальчишек и девчонок исключительно из благих намерений: оставить на память какую-нибудь игрушку, платьице или полное собрание сочинений Джоанны Роулинг. Но почтальон по цеховому опыту прекрасно понимает, что именно означают эти, с позволения сказать, "подарки". А сделать ничего нельзя: долг почтальона не рассуждать, а выполнять требования Устава Почтовой Службы.

Или же письма, а то и посылки, адресованные в Ангар 18, арктическую станцию "Восток" или уж прямо в Горки 666. Пока донесешь письмо или бандерольку, семь раз службу проклянешь. Упаковка, понятно, мультимерная, никакая вложенная пакость в этот мир проникнуть не может просто теоретически, но что теории, вспомните Чернобыльскую АЭС или вот Саяно-Шушенскую ГЭС. Почтальоны постоянно и вспоминают, кто же ещё доставлял пакеты, запечатанные бледно-зеленым фосфоресцирующим сургучом, на каждую из станций аккурат накануне аварий. Хотя все прошлые, настоящие и будущие комиссии никакой связи между доставкой "записной книжки пионерского вожатого" и последующей катастрофой не найдут никогда, а всё же, а всё же…

Но не будем отдаляться от Ангара 18 и Горок 666. Понятно, они окружены тем, что малосведущие умы называют "магией", а умы с претензией на образованность "ментальным экранированием", и потому сколь-либо длительно сосредоточиться на этих объектах трудно, тотчас начинает лезть в голову всякая чушь, но мы попробуем.

Итак, если дыма в избе утаить вовсе не выходит, нужно придумать какое-нибудь объяснение, достаточно правдоподобное, чтобы ему поверили. Ну, там, самогон варим, салаку коптим, покрышками греемся. Но рано или поздно и по салаку придут охотники, а уж по самогон – обязательно.

Нужно говорить правду, но не всю правду. И потому Ангар 18 в народном сознании олицетворяет собой место, где хранится потерпевший крушение инопланетный корабль, а, быть может, и тела погибших инопланетян. Чиновники предпочитают не комментировать слухи, а если и комментируют, то так, что угасающий интерес только раздувается: "И не корабль вовсе, а фрагменты, не исключено, экспериментального спутника, запущенного в мае 1945 года нацистами. А инопланетяне, вероятно, были просто насильственно помещёнными в капсулу узниками лагерей смерти…"

Так или иначе, над объектами постоянно курится дымка таинственности, которая воспринимается как почти естественная – должно же правительство спрятать тайну.

Тайну, да не ту!

Попытки приспособить общественное мнение, прозондировать почву уже делались не раз. Взять, хотя бы фильм "Люди в чёрном". Но полуправда - всегда полуложь. На самом деле всё хуже. Мы не только не хозяева на собственной планете, мы вообще не хозяева – а обитатели аквариума. Никакой мировой изоляции человеческой цивилизации не существует, вернее, она односторонняя – всякий может посмотреть на рыбок и улиток аквариума, но рыбки видят много меньше зрителей. В Ангаре 18 и Горках 666 не инопланетянам удобнее встретиться с землянами. Они, если захотят, встретятся с вами хоть на вашей кухне, только вы их не увидите. Отвернулись на секунду – а соли-то и нет. Лишь в Ангаре 18 и Горках 666 люди могут увидеть инопланетян, разумеется, только с полного согласия последних. Напомню в скобках историю происхождения кодовых номеров объектов: в США приспособили укреплённый ангар, у которого номер был случайно восемнадцатым. Когда в России возвели специальное здание, долго думали, как назвать. Ну, Горки – это понятно, хоспис русской революции, печальный исток печальных начал, а вот номер-то, номер! У американцев какой? Восемнадцатый. Какой-какой? (Сталин к тому времени был уже глуховат). Три раза по шесть! А! Хорошо, пусть и у нас будут три шестерки.

Зачем же из всего этого делается тайна? Из чисто прагматических соображений. К чему знать людям, что они лишь игрушки в совершено чужих руках? Окончательно зачахнут, окончательно сопьются – мало ли таинственных недугов подстерегает обитателей аквариума. И чем красивее рыбка, тем она уязвимее. Улитки – иное дело, но мы-то не улитки.

Атеизм – явление более конформистское, чем религия. Атеизм, собственно, это религия себя самого. И лишать её жестоко, хотя, быть может, и спасительно.

Не забудем и о деньгах. Доказывать и убеждать население в присутствии инопланетян – штука канительная, дорогостоящая, а выгоды особой не видать. Проводить межнациональные экскурсии в Горки с дозволением вложения перстов? Ну, сколько способны принять посетителей Ангар и Горки (станцию "Восток" всерьёз рассматривать не будем)? Сотни тысяч? И из них всё равно будут люди, принимающие виденное за аттракцион в стиле Диснейленда. Пустое. Лучше оставить всё как есть.

Одна лишь дума печалит меня – вдруг наш аквариум находится не в музее, а в магазине? И выставлен на продажу? И Дед Мороз подарит его какому-нибудь поганцу, который и ухаживать за аквариумом перестанет, а, того пуще, добавит для драматизма пару мальков пираний, которых ему обещал друг по парте?

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.