Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Дмитрий Шабанов: Аргумент Госсе

АрхивКолонка Шабанова
автор : Дмитрий Шабанов   27.10.2011

Аргумент Госсе логически безупречен. Его единственный недостаток - он бесполезен для адаптации к тому миру, в котором мы, собственно, и живём.

Филипп Генри Госсе (1810—1888) был хорошим, очень хорошим человеком. Госсе не только придумал слово "аквариум", но и создал в Лондоне первые публичные морские аквариумы (с 1850 г. несколько небольших, а в 1853 - уже вполне серьёзный).

Конечно, первым держать рыб в искусственных сосудах начал не Госсе. Приоритет тут у древних римлян. Они украшали пиршественный стол ёмкостями с живыми барабульками, которых на глазах у гостей умерщвляли особыми щипцами. Умирая, барабулька очень привлекательно меняет цвета. Тонкие души эстетов радовало и наблюдение за преступниками, которых пускали поплавать в бассейн с голодными муренами. Сравните с такой мотивацией побуждения Госсе: ему нравилось любоваться обитателями воды!

Итак, Госсе был добрым человеком, который интересовался естественными науками. Как раз в его время между наукой (источником знания) и верой (которую считали источником морали) прошла трещина. Эта трещина огорчала Госсе, и он захотел её заделать.

Сразу подчеркну, что об идеях Госсе мы помним в большой мере потому, что на них сослался английский математик, философ и Нобелевский лауреат Бертран Рассел (1872—1970), а идеи Рассела пересказал великий аргентинский писатель-авангардист Хорхе Льюис Борхес (1899—1986). Борхес был не только писателем, не только директором библиотеки, но и внимательным читателем, который с удовольствием раскапывал полузабытые истории. В трактовке Борхеса (изложенной в эссе "Творение и Ф.Г. Госс") проблема звучала так: "Как примирить Господа с ископаемыми рептилиями, а сэра Чарлза Лайеля с Моисеем?" Геологи и палеонтологи говорили об огромной протяжённости земной истории, а сторонники буквального толкования Библии настаивали, что возраст Земли измеряется несколькими тысячами лет.

Давайте попытаемся классифицировать решения проблемы противоречия между догматами веры и результатами научных исследований.

  1. Библия - слова Бога, поэтому если разум и наука противоречат Библии, тем хуже для разума и науки. Похожих взглядов придерживались и Тертуллиан, и Августин Аврелий. Но яснее всего такое решение проявляется именно при контакте догматика с наукой. Назовём его решением Шейнера, в честь иезуита, которого Галилей пытался уговорить посмотреть на спутники Юпитера в подзорную трубу. "Даже не хочу смотреть", - ответил гордый своей правотой Шейнер.

  2. Библия - Божественное откровение, а не учебник естествознания. Истины откровения выше истин разума, но в тех вопросах, которые можно познавать и с помощью веры, и с помощью науки, следует доверять разуму. С чьим именем связать такое решение? Например, с именем Фомы Аквинского.

  3. Существует две совокупности истин - истины веры и истины разума, которые независимы друг от друга. Такое представление о двойственности истины часто называли аверроизмом - от латинизированного варианта имени Ибн Рушда, западноарабского философа XII века, хотя сам Аверроэс, кажется, отдавал приоритет разуму, а не вере.

  4. Священные тексты - результат творчества людей, принадлежащих определённому времени и определённой культуре. Библия показывает нам путь познания человеком духовных истин, а окружающую нас эмпирическую действительность изучает наука; при изучении этой действительности слово науки должно быть решающим. Одним из выразителей этой точки зрения был протоиерей Александр Мень, поэтому назовём этот вариант решением Меня.

  5. Источником доказательного знания является наука; трактовка священных текстов и сакральных истин лежит вне пределов науки (и науке по их поводу нечего сказать). Назовём этот решением Лапласа, на основании следующего исторического анекдота. Когда Наполеон спросил Лапласа, какое место в своей картине мира тот отводит Богу, Лаплас ответил: "Сир, я не нуждаюсь в этой гипотезе".

  6. Познание мира происходит благодаря науке; религия - опиум для народа, а отсутствие Бога - научный факт. Назовём этот вариант решением Ленина.

Весь ли спектр решения мы исчерпали, пройдя от носорожьей уверенности Шейнера до столь же носорожьей уверенности Ленина? В решении Аверроэса вера и знание относительно равноправны: у Фомы сильнее вера, а у Меня - наука. Немного вне ряда стоит то решение, которое представляется мне самым здравым, - решение Лапласа. Именно эту линию развивал Томас Гексли, придумавший агностицизм, в XIX веке, и Бертран Рассел - в XX. Изложение этих идей Расселом представляется мне практически безукоризненным. А вот доказательства того, что Бога нет, стоят не больше, чем попытки доказать его бытие научными методами.

Вернёмся к Госсе. Вариант описанной проблемы, который был наиболее распространённым к середине XIX веке, - решение Фомы. Но как раз этой-то трактовки и стало сложно придерживаться в эпоху взрывообразного роста научного знания о земном прошлом. И чем глубже люди погружались в изучение геологии, тем чаще они принимали решение Лапласа. А Госсе нашёл новый поворот в старой теме.

Можно я, вслед за Госсе, начну с неожиданного вопроса? Был ли у Адама пуп? Пуп - это рубец, который остается после удаления пупочного канатика, соединявшего плод (во время его развития в матке) с плацентой. Адам был создан сразу взрослым. Так что, пупа у него не было?


Был ли у Адама пуп? Если верить Микеланджело Буонаротти - был

Вероятно, был, иначе нам его трудно себе представить. Это означает, что Адам был создан сразу, но так, как будто он обладал предысторией. Где была эта предыстория? Неважно. В воображении Творца.

Подойдём к проблеме с другой стороны. Изучая мир, в котором мы живём, мы видим, что из его состояния M следует состояние N. Продолжая этот ряд в обе стороны, мы можем написать:

A→B→C→D→E→F→G→H→I→J→K→L→M→N→O→P→Q→R→S→T→U→V→W→X→Y→Z

Нам известно, что на каком-то этапе произойдёт конец света, когда Бог прервёт эту последовательность:

A→B→C→D→E→F→G→H→I→J→K→L→M→N→O→P→Q→R→S→T→U→V→W→X→Y→Z

Из состояния P следовало бы состояние Q, но Бог его упразднил (сотворив чудо). Переход от Q к R, как и все последующие, останется чисто "виртуальным". Но аналогичное чудо могло бы произойти и до начала наблюдаемой нами последовательности:

A→B→C→D→E→F→G→H→I→J→K→L→M→N→O→P→Q→R→S→T→U→V→W→X→Y→Z

Итак, согласно Госсе, Бог сотворил мир в момент времени G, но таким, что он обладал "виртуальной", мнимой предшествовавшей историей!

Такой ловкости позавидовал бы и сам Аверроэс, хотя, конечно, она вполне соответствует решению, которое отражено на фреске Микеланджело. С точки зрения веры мы наблюдаем чудо сотворения, но наш разум, который выстраивает причинно-следственные цепочки, может реконструировать их последовательность в прошлое, уходящее далеко до сотворения мира!

Итак, Господь полностью примирён с ископаемыми рептилиями: мы можем сколь угодно тщательно изучать их, ни минуты не сомневаясь, что мир сотворен несколько тысяч лет назад и эти рептилии на самом деле никогда не жили - они сразу были сотворены в виде остатков!

Рассел довел аргумент Госсе до абсурда, предположив, что мир создан несколько минут назад и наши воспоминания о более далёком прошлом столь же виртуальны, сколь следы жизни ископаемых животных. Разовьём эту идею Рассела и скажем, что мир сотворён полминуты назад и через полминуты наступит конец света. Что дальше? Представление о том, что мир никто не сотворял и никто не уничтожит, а все причинно-следственные цепочки мнимы, виртуальны. Какой-то изощрённый вариант солипсизма получается...

Можно ли опровергнуть картину мира по Госсе логическими аргументами? Нет. Именно нефальсифицируемость этой картины, по Карлу Попперу, делает её ненаучной. Но и вероятные альтернативы мира по Госсе столь же нефальсифицируемы и, значит, столь же ненаучны.

Один из мощных инструментов для выбора между альтернативными объяснениями определённого феномена - бритва Оккама или, по-новому, принцип парсимонии. Объяснение тем лучше, чем меньше дополнительных сущностей оно привлекает. Я не знаю, какое объяснение нашего бытия оказывается более экономным - то, которое опирается на признание огромной предыстории и грандиозной Вселенной, или то, которое ссылается на чудо, создавшее именно такие следы мнимого прошлого, какие мы можем наблюдать в нашем нынешнем окружении. По крайней мере, мир по Госсе описать (пусть в форме простого рассказа) намного проще, чем мир, соответствующий современным естественнонаучным представлениям.

В одной из недавних колонок я писал, что мироконцепции можно сравнивать по их адаптивности. Само наше познание мира - способ адаптации, и потому результаты этой действительности можно и нужно сравнивать по тому, насколько успешными окажутся носители разных представлений о нём.

А недавно я с удовольствием прочитал книгу Стивена Хокинга и Леонарда Млодинова "Великий замысел". Очень рекомендую. Говоря о выборе моделей для описания действительности, авторы предлагают философию модельнозависимого реализма. Понятно, что из разных моделей действительности следует выбирать те, которые лучше согласуются с наблюдениями. Из двух одинаково согласованных моделей можно выбирать более удобную, более гармоничную, пригодную к конкретной ситуации, более полезную...

С другой стороны, Хокинг и Млодинов пишут: "Не существует модельнонезависимого подтверждения реальности. Из этого следует, что хорошо сконструированная модель создаёт свою собственную реальность (я бы написал - "действительность". - Д.Ш.)".

Аргумент Госсе не ошибочен, он логически безупречен. Его единственный недостаток - он бесполезен для адаптации к тому миру, в котором мы, собственно, и живём. И никакие ухищрения не отменят того факта, что самое адаптивное решение - решение Лапласа.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2021
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.