Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Белый фаллос Козловского. С красной каёмочкой

АрхивОгород Козловского
автор : Козловский Евгений   28.09.2009

Он (объектив) был давней моей мечтой, но цена (около 1700 баксов "у них" и минимум две у нас), разумеется, меня очень удерживала от приобретения: заметно дороже большинства кэноновских тушек-зеркалок.

Alex Krup: А как называется новый фаллос тов. Козловского?

Сергей Голубицкий: Вопрос не по адресу. И потом - разве по внешнему виду нельзя определить? Знатный фаллос, чего там. Видный. Серый с красной каёмочкой (признак "профессиональной серии", как было объяснено).

Alex Krup: Не серый, а белый. То, что это элька (красная каёмочка), - это понятно, но какая?1

Сегодня пишу совсем коротко - чтобы уместить хоть чуть-чуть примеров-картинок: смешно писать про объектив и не предъявлять его умений.

Отвечаю Алексу Крупу (хоть он и сам уже догадался): объектив называется CANON EF 100400 mm f/4.55.6 L IS USM (www.usa.canon.com/consumer/controller?act=ModelInfoAct&fcategoryid=150&modelid=7344, на русском сайте не обнаружил). Он (объектив) был давней моей мечтой, но цена (около 1700 баксов "у них" и две, минимум, у нас), разумеется, меня очень удерживала от приобретения: заметно дороже большинства кэноновских тушек-зеркалок. Понятное дело: когда ты таким объективом зарабатываешь соизмеримые (лучше - заметно превосходящие) с его ценой деньги, - тут и считать нечего, надо срочно брать. Даже когда у тебя есть скрытые (или явные) претензии сделать с его помощью художественное открытие, потрясти, так сказать, мир, - и тут можно долго копить, во всем остальном себя ограничивая. А если - как у меня - просто для удовольствия? Тут надо ждать какого-нибудь стечения обстоятельств. И вот - я дождался: продал восьмисерийный сценарий для телевидения и обозначил этот факт недешёвым приобретением. Больше года я ждал, что представительство Canon даст мне объектив на тестирование, но увы: сплошные обещания и жалобы на то, что им никто ничего не дает... Последней каплей в пользу покупки стала информация от моего друга, фотографа и до недавних пор - главного редактора журнала "Digital Camera", Игоря Нарижного, - что все снимки диких животных из Африки, время от времени публиковавшиеся в его журнале, сделаны именно этим объективом. Качество снимков было даже лучше, чем безупречным, а EF 100400, пожалуй, - единственный из серии кэноновских супертелевиков, которым ещё реально снимать с рук. Хотя на всякий случай на нем есть и кольцо для штатива.

Кроме того, EF 100400 стал моей первой "элькой", то есть принадлежит к профессиональной серии объективов L, обозначенной (на длинных фокусах) цветом слоновой кости и (на всех) - красным ободком-колечком.

У разных "элек" - разные достоинства. Они обычно герметичны от пыли и даже от дождя, к линзам относятся, похоже, сильно внимательнее. Но это, как вы понимаете, греет сознание, но реально не ощущается. Зато... Зато я вдруг почувствовал, что значит настоящая скорость фокусировки и что она зависит от тушки... ну, скажем мягко, - далеко не в первую очередь. Я с подобным феноменом столкнулся только однажды, лет десять назад, когда поехал в Японию с первым цифровым тестовым Nikon’ом, снабженным каким-то тоже роскошным объективом. Я до сих пор не могу прийти в себя от воспоминания о том, как вскидывал аппарат, нажимал на кнопку и нисколько не беспокоился о фокусе: он поспевал всегда! Та же история повторилась - теперь уже не тестово, а "собственно", и с EF 100400: из трёх с лишним тысяч снимков, сделанных в отпуске, объектив промахнулся с фокусом... ну, раза два, много - три. И то я склонен в этих промашках винить не его, а себя: не туда навёл. Получается, что не только камера способна расширить возможности фотографа, но и объектив. Отдельно можно заметить, что точнейший рисунок линз EF 100400 наконец-то пришёл в соответствие с разрешением матрицы и вообще стал куда резче, чем тот, к которому за последние годы я успел привыкнуть, снимая объективом EF 70300: тот рисовал как бы обычной, чуть толстоватой, кисточкой, - этот же словно режет картинку граверной иголкой минимальной толщины. Не то чтобы это означало, что тот - хуже, а этот - лучше, правильнее было бы сказать, что они просто разные, но, с другой стороны, огрубить рисунок можно двумя кликами мышки в "Фотошопе", - "заточить" же его реально не получится никак, ибо любые "урезчатели" портят картинку до отвращения. Как всегда: добавить информацию, которая отсутствует в оригинале, невозможно в принципе, можно только - в той или иной мере - создать иллюзию. Закон Ломоносова-Лавуазье.

EF 100400 выпускается Canon’ом лет уже, кажется, десять, так что в фотографических кругах ходят разговоры (возможно - совершенно беспочвенные, основанные только на мечтах-ожиданиях) о новой его инкарнации, - однако ждать у моря погоды я не то чтобы не захотел - не сумел: очень уж чесалось. Да и чего можно ждать от новой версии? Лучших линз? Это вряд ли. Лучшей оптической конструкции? Возможно, но куда ж желать лучшего от идеального? Скорее всего - нового стабилизатора изображения (IS), который, скорее всего, и впрямь прибавит ещё одну виртуальную ступеньку к относительному отверстию, не слишком у EF100400 большому: 4,5–5,6 (но большее бы не получилось физически, во всяком случае - у зума). Конечно, это ещё одна ступенька к полному освобождению: снимать всё, что захочется в любой момент и без специальной подготовки, - однако ступеньки стабилизаторов - вещи, проверяемые плохо, и можно получить шевелёнку на тройной стабилизации, если вдруг в момент нажатия на спуск чуть дрогнет рука... И уж во всяком случае, стабилизатор 100400 работает никак не хуже, чем работал на моем прежнем, 70300. Правда, там на максимуме можно было обходиться меньшей выдержкой, а снимаю я телевиками почти всегда на максимуме. А в разы чаще, чем другими объективами, снимаю именно телевиком.

И тут как раз самое место объяснить почему. В безвременно почившем в бозе вышеупомянутом журнале "Digital Camera" я до самого конца вел колонку-разворот "Объяснительная записка", где рассказывал, почему и как я сделал тот или иной снимок, который мне для объяснения выбирал главный редактор. Кое-какие из "Записок" сохранились в Интернете, и интересующиеся могут их почитать по адресу digicam.ru. Кроме того, время от времени я писал и большие "темы номера", и вот следующей как раз и должна была стать "Съемка телевиком", - но, увы, не успела... Понятное дело, что и тематика, и формат "Огорода" не позволят мне восполнить (или продолжить) упущенное, но кратко, конспектом, попытаюсь ответить на вопрос "Почему телевик?" и прокомментировать два приводимых снимка.

У телевика есть как минимум два козыря. Первый: он фантастическим образом умеет сжимать пространство. Конечно, широкоугольник способен поместить в кадр вроде бы больше информации, но она получится... разбросанной. Зритель сам вынужден будет - если разглядит детали - выбирать правильное, и совсем не факт, что выберет именно то, за что зацепился фотограф. С одной стороны - это вроде бы свобода, но с другой - ослабление творческого начала автора. Телевик же, с одной стороны, фантастически прессует мир, с другой - включает в кадр только выбранное фотографом. Впрочем, объяснить это трудно, надо увидеть. Я отдаю себе отчёт, что и широкоугольник, и средних фокусов объектив в руках человека, ловящего от этих возможностей кайф, - оружие никак не менее мощное, однако так уж получается, что одно ложится на душу одним, другое - другим. Мне вот лег телевик. В моей юности лучшие фильмы снимались телевиками: возможно, потому, что их только что сконструировали и новинка возбуждала режиссеров и операторов; возможно же, потому, что тогда была пора "скрытой камеры", и для решения "скрытых" задач подходили лучше всего именно телевики.

Да-да, второй козырь: можно снимать столь издалека, что объект не замечает и остается вполне живым. Тут, конечно, можно пуститься в рассуждения о нарушении приватности, но художников этот аспект если и интересует - то в самую последнюю очередь. К тому же такие, издалека, репортажные портреты обычно фантастически интересно отделяются от размытого фона: чем длиннее фокус, тем интереснее отделяются.

Я взял с собой в отпуск все объективы, но снимал почти исключительно новым, - отчасти для радикального тестирования, отчасти потому, что наслаждался новыми возможностями. Специально поездил в Крыму по неоднократно и удачно снятым объектам и повторил их. Получилось - всегда - не повторение, но совершенно новые снимки.

А Голубицкий принудил меня, гуляя по Кишиневу, набрать галерею молдавских красавиц ("Les Filles de Moldavie", www.computerra.ru/sgolub/449440), - так что все сошлось, - и выложил их в специальную "Голубятню". А потом повторил прием и с Одессой ("СитиМама", www.computerra.ru/sgolub/449849).

Что же касается меня, я приглашаю читателей поглядеть четыре альбома, снятых новым моим объективом на 90 процентов (ekozl.fotki.com/abroad/moldavia, ekozl.fotki.com/abroad/ukraina/ontheway, ekozl.fotki.com/abroad/ukraina/odesa, ekozl.fotki.com/abroad/ukraina/krymee2009), а также два снимка, в эти альбомы не вошедшие, но, на мой взгляд, вполне адекватно демонстрирующие его способности.


1. С форума по поводу Голубицкой "Фиговины" №20 (www.computerra.ru/forum/index.php?PAGE_NAME=read&FID=24&TID=334696&NID=453824). [назад]

Из еженедельника "Компьютерра" № 34 (798)

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.