Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Чистая цифра

АрхивОгород Козловского
автор : Евгений Козловский   12.06.2001

"Когда человек насытился, оделся и устроил себе жилье - он едет отдыхать. И непременно должен запечатлеть, как он это делал, чтобы похвастать перед товарищами. Поэтому фоторынок идет четвертым в иерархии рынков, и никто никогда его оттуда не свернет. Четвертым, а не пятым - после туристического бизнеса, - потому что еще неизвестно, цвел ли бы бизнес туристический, не существуй фотографического"

Один мой знакомый купец (слово мне нравится куда больше, чем торговец или - тем более - бизнесмен), занимающийся продажей всяческой фотографической всячины, выдал однажды сентенцию, которая, будь не столь длинна, могла б претендовать даже на звание афоризма: «Когда человек насытился, оделся и устроил себе жильё - он едет отдыхать. И непременно должен запечатлеть, как он это делал, чтобы похвастать перед товарищами. Поэтому фоторынок идет четвертым в иерархии рынков, и никто никогда его оттуда не свернет. Четвертым, а не пятым - после туристического бизнеса, - потому что еще неизвестно, цвел ли бы бизнес туристический, не существуй фотографического».

Видео мы с купцом по умолчанию оставили в стороне: оно на самом деле не останавливает мгновения; заставить смотреть его людей, не запечатленных в кадре, практически невозможно; чтобы добиться от видеоролика качества, сравнимого даже с качеством среднего фото, надо вложить на два порядка больше труда и времени - ну и все такое прочее.

Семечные цены на фотокамеры, работающие по принципу «Я сняла, дурак», и покрытие большинства населенных пунктов пунктами по обработке пленки и печати снимков сделали фотографию - даже в России - занятием буквально массовым. Впрочем, и в большевистские времена фотолюбителей было у нас - пруд пруди, невзирая на чернобелость результатов и занятость по вечерам ванных комнат…

Но вот незадача: не успели эти самые пункты-киоски сложиться в инфраструктуру, как из-за бугра и со страниц наиболее продвинутых журналов доносятся голоса о смерти фотографии пленочной и окончательной победе - цифровой. Такая авторитетная в области фотографии фирма, как «Кэнон», недавно заявила во всеуслышанье, что к 2005 году, который совсем уже не за горами, намерена полностью свернуть производство пленочных фотоаппаратов в пользу, естественно, цифровых. А цифровых киосков даже в Москве, кажется, всего один (есть, правда, пара довольно мощных сервисных отделов при больших магазинах вроде «Имиджа» на Менделеевской или «Юпитера» на Новом Арбате), и неизвестно, когда, как и получится ли вообще создать в России фотоцифровую инфраструктуру. Ну и, разумеется, борьба за передел рынка, рогатки, препоны, стрельба…

На этом фоне легко возникают разговоры про то, что цифровая фотография не так-то и нужна, что все равно никогда не достичь ей качества пленочной, что стоит бешеных денег, что… Ну, короче, много всяких разговоров возникает - в связи с чем мне и захотелось внятно эти вопросы произнести и ответить на них с позиций собственного, уже - по меркам темпов цифрового прогресса - давнего опыта в этой области.

Начну с того, что, когда один мой приятель, тоже приверженец хайтека, принес как-то в большой фотомагазин сделанный на цветном принтере отпечаток цифрового фото, он не сумел убедить продавцов-консультантов, что это и впрямь - цифровое фото. То есть многие критики технологии совсем нередко просто не в курсе.

Итак, цифровой фотоаппарат - это любой фотоаппарат, у которого вместо пленки - полупроводниковая матрица, способная запоминать степень яркости каждой точки, а с помощью фильтров - и ее цвет. Результаты передаются вовне в стандартных форматах и могут быть восприняты компьютером и через него или напрямую - принтером или, скажем, телевизором. Большая группа аппаратов, именно так и устроенных (то есть переделанных пленочных; занимался переделкой в первую очередь вездесущий «Кодак», используя по преимуществу узкопленочные аппараты от «Никона»), долгое время царствовала среди профессионалов, требуя за себя от десяти до двадцати восьми тысяч долларов. За следующие, то есть высшие на порядок и больше, цены существовали цифровики, условно говоря, широкопленочные. Был и специальный отряд аппаратов, которые скорее стоило называть сканерами, ибо они требовали постоянной связи с компьютером и выдержки в минуты: их использовали для студийных съемок неживых предметов. Обо всем этом я говорю в прошедшем времени, ибо где-то с год назад «Никон» выпустил базирующуюся на знаменитой F5 цифровую камеру D1 по цене около пяти килобаксов (за коробку, естественно), а спустя полгода - «Кэнон» - D30 (за три!). Еще спустя полгода «Олимпус» выпустил Е-10 дешевле двух, - но это уже несколько другая песня, и не потому даже, что вместо сменных объективов «Олимпус» традиционно предлагает встроенный зум и серию добавочных насадок-конвертеров к нему (для многих или во многих случаях такое решение может оказаться удобнее решения со сменной оптикой; к тому же если во время смены объектива внутрь камеры может - не может не! - попасть пыль и прочая грязь, то у пленочного аппарата она будет унесена вместе с пленкой или осядет на внешней поверхности механического затвора, а у цифрового - осядет на достаточно нежной матрице, и удалить ее оттуда будет весьма трудно и не всегда возможно без ущерба для матрицы), - а потому, что размер матрицы у «Олимпуса» Е-10 приблизительно такой же, как у большинства цифровых мыльниц: с ноготок - и получить на ней достаточные светочувствительность и фотографическую широту (количество градаций серого) на сегодня просто невозможно.

Тут уместно сделать отступление по поводу «Кодаков» ли, «Никонов» ли, «Кэнонов» - вот этих вот, цифровых, со сменной оптикой, - как раз по поводу оптики. Светочувствительные матрицы на этих аппаратах имеют размеры приблизительно в две трети от стандартного узкого фотокадра - этого достаточно и для хорошей светочувствительности (до 1600 единиц ISO; правда, чем выше чувствительность, тем больше шумов, но подобная картина наблюдается и у пленки), и для удовлетворительной фотографической широты, - но фокусные расстояния стандартных объективов приходится умножать на коэффициент около 1,6. В смысле телевиков это едва ли не счастье - зато супердорогие рыбьи глаза становятся не слишком даже широкими широкоугольниками, а широкоугольники превращаются в нормальные объективы. О специальных же широкоугольных объективах для названных камер я пока не слышал. Впрочем, куда они денутся, - наверное, будут; правда, не исключено, что для их применения придется перестраивать и сам корпус.

Далее: матрицы кроме абсолютного, физического, размера отличаются размерами логическими, то есть количеством светочувствительных трех- (иногда, как, например, у Е-10, - четырех-) цветных точек. Этот параметр важен для понимания, какого размера можно получить принтерный отпечаток с вполне фотографическим качеством. (Однако традиционные фотоснимки размера, скажем, 50х60 см лучше, согласитесь, печатать уже с широкой пленки, - это так, для сравнения.) Матрица с разрешением 2,5-3 мегапикселя даст вам вполне честный типографский формат А4 (ну, по традиционным фотомеркам будем считать 24х30). Это то разрешение, которое дают сегодня D1 и D30 (у D1 поменьше, у D30 - побольше), - то есть сделанные с их помощью фотографии напечатать в размере А3+ - выставочный формат - можно, но уже с некоторыми (не всегда заметными даже профессиональным зрителям) потерями и с привлечением специальных технологий. Впрочем, сделанная D30 картинка ночного Парижа, отпечатанная дома на принтере от «Эпсона» «Стайлус Фото 1270», висит у меня на стене в рамочке и пока ни у одного гостя претензий к качеству не вызвала... «Кэнон» обещает вот-вот шестимегапиксельную камеру, упомянутый Е-10 от «Олимпуса» имеет четыре. Другими словами, камера с разрешением в 1,5 мегапикселя (а с меньшим сейчас, кажется, никто камер и не делает, это уже из области антиквариата и Политехнического музея) сверх головы покрывает нормальные потребительские потребности в снимках размером 10х15 сантиметров - редкий Кодак-киоск получает заказы на больший формат.

Есть еще одно различие в матрицах, чисто технологическое (CCD или CMOS), - но вряд ли стоит распространяться о нем в «Советнике», потому что, когда фирма выбирает тот или иной вид матрицы, она заботится о том, чтобы покупателю это было все равно.

Сейчас глянем на рынок цифровых аппаратов. Верхнюю его часть мы уже попутно посмотрели, в нижней - чего только ни расположено: от часов Casio с объективом на том месте, где в механических часах обычно бывают головки завода; черно-белые, с небольшим, однако достаточным для, скажем, Интернета разрешением - до трехсполовиноймегапиксельных дальномерных «Олимпусов» или миниатюрных и изящных, площадью не превосходящих кредитку, металлических «Кэнонов». Часть из таких камер имеют только оптический видоискатель, часть - только жидкокристаллический, многие совмещают то и другое; у некоторых объектив может поворачиваться на 270 градусов, и есть даже камеры, у которых объектив вообще вынесен на кабеле и может крутиться, как заблагорассудится фотографу, - совершенная малина для любителей скрытой камеры и всяческих шпионов. Камеры подешевле, как правило, не имеют возможности что-то устанавливать вручную - да и стоит ли покупать мыльницу, если собираешься решать нетривиальные, художественные, задачи, - чем камера дороже, тем таких ручных возможностей больше: выдержка, диафрагма, баланс белого, экспозиционные поправки, даже фокус. Ну и плюс к тому - чисто цифровые дела вроде цифрового зума, записи видеороликов со звуком, звуковых заметок, сохранения практически полной информации об условиях съемки, выгрузки фотографий прямо с камеры в Интернет и тому подобные удовольствия. Поподробнее об этом можно прочесть в подвале Сергея Щербакова, еще подробнее - покопаться в Интернете, например - здесь: www.dpreview.com, а также в списке литературы, не поместившемся на бумаге и потому вынесенном на http://www.computerra.ru/online/advise/photo/10366/page4.html.

Короче говоря, если вас интересует цифровая мыльница, вы уже сегодня легко (или можно сказать трудно: так велик выбор) выберете ее по собственному вкусу и бюджету. Цены начинаются от полутораста зеленых и кончаются где-то на тысячной отметке.

И, наконец, довольно узкая ниша, так сказать, продвинутых цифровиков - продвинутых, но еще не профессиональных. Сюда входят предыдущая (по отношению к Е-10) зеркальная модель от «Олимпуса» - 2500-я (слава богу, пока не снятая с производства) по цене около 700 баксов, сама Е-10 и, наконец, зеркальная камера от «Сони» с не слишком большим разрешением матрицы - зато с превосходным цейсовским пятикратным зумом. Подробности - снова у Щербакова. Всё это - полноценные зеркалки с возможностью ручного управления многими параметрами, с разнообразной экспонометрией, наконец - с возможностью присоединения специальных поворотных TTL-вспышек, - едва ли не главного преимущества этого отряда камер.

Что, кроме камеры, надо иметь, чтобы перейти к чистой цифре? При наличии соответствующей инфраструктуры - ничего. Но на сегодня, коль ее нет, можно ограничиться специальным фотопринтером, который будет делать отпечатки прямо с камеры и легко помещается в карман, - правда, возможностей редактирования, кадрирования и пр. у вас не будет или будет очень мало. (Существуют и универсальные струйные принтеры, принимающие непосредственно носители цифровых камер: разных типов флэшки.) Так что лучше всего, чтобы был персональный компьютер. Это, разумеется, сильно умножает расходы, но у компьютера есть преимущество универсальности, то есть, приобретая его, вы не приставку к фотоаппарату приобретаете, а особый инструмент, для которого обработка ваших снимков будет едва ли одной десятой занятий. И - не обязательно! - принтер к компьютеру.

А теперь, на прощанье, давайте о преимуществах цифрового фото перед пленочным. Ну, во-первых - скорость получения результата. На мониторе (или на экране телевизора, компьютера) вы можете увидеть их прямо вслед за съемкой (и, если результат не удовлетворил, тут же переснять), сделать же отпечаток и вручить снимаемому - при наличии под рукой компьютера и принтера - через пятьвосемь минут.

Во-вторых - не жалко пленки! Один раз купив микродрайв ли (микроскопические винчестеры, вмещающие сотни и тысячи фотографий), емкую ли компакт-флэшку, - вы снимаете на нее столько снимков, сколько вам надо, потом сливаете на компьютер - и снимаете снова. Если и есть ограничение на число циклов перезаписи, то оно находится далеко за границами морального устаревания носителей. Которые год от года, месяц от месяца - дешевеют. То есть, если вы снимаете много, - в первый же год, экономя на пленке и печати, цифровую камеру окупите.

В-третьих: ваши негативы никогда не выцветут, не поцарапаются, не поломаются.

В-четвертых: неограниченные возможности по кадрированию и обработке картинок. То, над чем раньше очень немногие фотохудожники (и, как правило, - только с черно-белыми снимками) колдовали ночами, делая таинственные пасы между объективом увеличителя и листом фотобумаги; размазывая пальцем, смоченным тем или иным раствором, разные области проявляющегося снимка; многократно контратипируя и совмещая затем многочисленные варианты-заготовки, чтобы напечатать с них высокохудожественный результат; засвечивая полупроявленный отпечаток; все это, простыми движениями мыши, вы сможете сделать на компьютере, не тратя растворов и бумаги, не дожидаясь, пока высохнет заготовка, имея возможность вернуться к любому промежуточному шагу и пойти другим ответвлением…

И, наконец, в-пятых: сила обратной связи просто неимоверная. Вы сразу видите результат и понимаете, что в нем надо исправить, чтобы получить задуманное. И тут же проверяете, правильно ли вы поняли, что надо исправлять. А если рядом с вами учитель… Короче, обучение фотографии, которое, как правило, автоматически становится и обучением художественному восприятию мира, идет в десятки раз быстрее. То, на что раньше тратились годы, происходит за недели. Это, наверное, самое главное.

Что же касается качества… Оно ничуть не хуже, чем у традиционной фотографии, и - по свидетельству массы моих знакомых, смотрящих на мои прежние, пленочные, снимки и на теперешние, цифровые, - даже и лучше. Уж во всяком случае - никаких царапин, волосков, пыли.

Что же касается Холодного Высшего Смысла - да, от пленки сегодня в принципе можно добиться большего, чем от светочувствительной матрицы. Но это должна быть особая пленка. Заряжена она должна быть в особый дорогой фотоаппарат. Проявлена - особым способом. А потом отсканирована на особом сканере ценой от двадцати-тридцати килобаксов. И оценить это преимущество можно будет только в каком-нибудь альбоме, отпечатанном в особой типографии и стоящем не меньше сотни. Зеленых.

Во всех же других случаях… Во всех других случаях цифра уже сегодня победила пленку полностью и окончательно.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.