lohack@mail.ru; 30.05.99, www.computerra.ru/1999/21/42/gb.html). Вот, отказываюсь, ухожу. Последний.">
Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Прощальный "огород"

АрхивОгород Козловского
автор : Евгений Козловский   08.06.1999

У некоторых читателей уже просто не хватает терпения: "Вроде "Огород" молодежи передать собирались? Видать, тяжко отказываться от "волшебной рекламной халявы"..." (lohack@mail.ru; 30.05.99, www.computerra.ru/1999/21/42/gb.html). Вот, отказываюсь, ухожу. Последний.

У некоторых читателей уже просто не хватает терпения: "Вроде "Огород" молодежи передать собирались? Видать, тяжко отказываться от "волшебной рекламной халявы"..." (lohack@mail.ru; 30.05.99, www.computerra.ru/1999/21/42/gb.html). Вот, отказываюсь, ухожу. Последний.


   Перед уходом надо объясниться, хоть объяснялся уже не раз. Ну, хотя бы свести объяснения в короткий, но полный меморандум. Итак:

   1) Я устал. Сто девять еженедельных колонок, большая часть которых - двойного размера; недели пропускались изредка - только когда пропускался очередной номер журнала. Согласитесь, что одно дело писать, когда что-то подступит изнутри, другое - каждое воскресенье. Театрального артиста, который в одной и той же роли выходит на подмостки сотый, двухсотый, трехсотый раз в значительной степени поддерживают овации зала. Из которого, как правило, тухлые яйца и гнилые помидоры не летят: защищает общая атмосфера принятия (иначе спектакль сто раз не пройдет). Не то в журнале и, тем более, в Интернете: каждый держит за пазухой ровно то, что хочет, - цветок ли, тухлое ли яйцо, - и кидает, ничтоже сумняшеся. У меня хватает здравого смысла понять мотивы яйцекидателей и не считать их за основную публику зала, - однако, поскольку "Огород" я всегда считал за вполне артистический уголок, - и вдохновение, и желание пропадают независимо от понимания: таково устройство души артиста. Как-то Кузнецов, любивший время от времени "взбодрить соратников", переслал мне чье-то письмо (тогда на меня жаловались ему, а он все-таки защищал; теперь на меня жалуются мне...) с руганью в мой адрес. Я довольно наивно возразил Кузнецову вопросом: "Зачем, дескать, вы пересылаете мне гадости? Артиста надо хвалить, это прагматично, ибо позволяет получить максимум отдачи". Кузнецов ответил лапидарно: "Мы не артисты, мы - г...чисты". Тогда мне это показалось цинизмом, сегодня, боюсь, я с моим предшественником скорее согласен, чем нет. Но есть и другая сторона: если вынести откровенное хамство за скобки, всякий нелестный отзыв об "Огороде" воспринимаешь с очень большой долей доверчивости: изнутри видно плохо, вдруг и впрямь - исписался. Сколько же можно?! Скажу честно, чтобы не ловили за руку на кокетстве: я полагаю, что, уходя из "Огорода", лишаю журнал некоего обертона, разговоров [1], - я ведь по преимуществу не о компьютерах писал, но о жизни. Цитирую Маяковского: "Только вот поэтов, к сожаленью, нету... Впрочем, может, это и не нужно..."

   2) Лучше всего, когда рубрику вроде "Огорода" пишет человек вольный и журналу (административно) - посторонний. Как, например, Василий Щепетнев. В крайнем случае - рядовой редактор. Когда же этим занимается редактор главный, - волей-неволей у читателя возникает впечатление, что мнения "огородника" есть в той или иной мере точка зрения всего журнала. Иной раз такая аберрация приводит к разрыву с некоторыми не в меру обидчивыми рекламодателями. Положа руку на сердце, если б я устал от "Огородов" не так сильно, я предпочел бы роль "огородника" роли главреда, но... жизнь сложилась иначе, - так тому, значит, и быть.

   3) Меня немножко достали упреки по поводу "рекламной халявы" и чуть ли не шантажа продавцов. Оправдываться бессмысленно, да и совсем неохота, скажу только, что, если бы и впрямь был нечист на руку, это вылезло бы на поверхность за четыре с лишним года, что я описываю разные компьютерные примочки, не один раз, вылезло бы со скандалом и закрыло дорогу на любые "компьютерные" страницы. Да, правда, - отношения с издателем журнала и с продавцами и производителями компьютерной техники у меня сложные, - но вызвано это одним желанием: наполнять "Огород" новинками, которые кажутся интересными мне и, как я всегда надеялся, - вам. Любая формализация этого процесса наверняка привела бы к резкому снижению качества. Залогом же порядочности была только моя личность, больше ничего. По общему ощущению полагаю, что гонораров за труд скорее недополучил, чем переполучил. И с огромным облегчением и твердым знанием, что ни разу, даже тенью, не похвалил вещь, которая мне не понравилась или понравилась не слишком, выскальзываю из этих слегка двусмысленных сетей.

   Итак, покончив с объяснениями, займусь анонсом. По предложению нескольких читателей, рубрика "Огород Козловского", обязанная своим названием очаровательной Майе Остер, бывшему главному редактору очаровательного же (жаль, что погиб) "Сатирикона", остается - в области названия - в полной неприкосновенности. Естественно, как главный редактор и как завещатель, я буду следить за ней весьма внимательно, - однако, ответственность за содержание перелагается со следующего номера на Илью Хрупалова, хорошо известного читателю "Компьютерры" и в качестве шефа литредакции, и в качестве ведущего "Розницы". Сам он писать в "Огород" собирается гомеопатически, оставляя себе роль администратора или, если угодно, режиссера. Человек он молодой, активный и, главное, не в меньшей степени, чем я, искренне увлеченный новинками компьютерного железа.

   Ну, а сейчас собственно "Огород".


Hi-fi [2] , или безукоризненная точность



Белый Кролик Льюиса Кэрролла заметил как-то, что, чтобы оставаться на месте, нужно очень быстро бежать. Мысль, особо актуальная в наше время сверхвысоких скоростей. Приведу пример: фирма Casio одной из первых вышла на рынок бытовых цифровых фотоаппаратов. Ее первый QV-10, простенький, с разрешением 320х240 пикселов, с минимумом возможностей управления и совсем не дешевый, - показался мне три года назад чудом техники и пределом совершенства. Потом процесс появления новых цифровиков пошел буквально обвалом, всЈ в характеристиках камер росло, кроме цен, - Casio же бежала не слишком быстро, и когда года через полтора после знакомства с QV-10 мне предложили описать какую-то очередную модель, я внимательно посмотрел на нее и - при всем самом искреннем желании - не нашел ни одного мотива, по которому стоило бы обратить на нее внимание читателей: один производитель обгонял Casio по одному параметру, другой - по другому, третий - по трем сразу...

Те же три (или четыре) года назад фирма Epson произвела похожую революцию на рынке бытовых цветных принтеров, рынке, как оказалось, столь же стремительно растущем, как рынок цифровых фотоаппаратов (как выяснилось, и очень тесно с ним связанном), но сегодня пока более платежеспособным. Небольшой и вполне вообразимой стоимости принтер Epson Stylus Color II, из которого с даже завораживающей медлительностью выползал лист фотографии (!), увиденный мною в работе на одной из мелких фирм, покорил с первого взгляда и заставил стучаться в московское представительство Seiko Epson. Тогда я еще не писал в компьютерные журналы, а только сочинял небольшие книжицы, выходящие меньшим, чем "Компьютерра", тиражом, - однако был встречен любезно и с симпатией. С тех пор у меня появилась возможность собственноручно и достаточно подробно пользовать (тестировать, если угодно) принципиально (фирма заботится о заполнении всех ниш рынка и делает вариации на любой вкус) новые струйники, выходящие из-под пера корпорации. И эта возможность всегда доставляла мне максимум удовольствия. Буквально каждая модель казалась идеальной, и только появление новой показывало, что качество печати может быть еще лучше.

Однажды я, как совершеннейший буриданов осел, стал перед двумя одновременно появившимися моделями: одна (уже забыл марку) достигла неимоверно маленького по тем временам размера капли: 1440 капелек на дюйм против привычных и казавшихся отличным результатом 720. Другая - Stylus Photo (просто, без номера), оставаясь при 720, добавила два картриджа со светлыми чернилами. 1440 вроде бы было круче, но картинки, особенно светлые, выходящие из зева Photo, впечатлили меня сильнее. И я выбрал Photo. На пресс-конференции, устроенной Epson чуть позже, я задал вопрос: почему, дескать, нельзя сделать 1440 с шестью чернильницами, и получил ответ, что очень сложны задачи совмещения и позиционирования. Но что над этим работают. И впрямь, не прошло и полугода, как появился совмещенный вариант, показавшийся мне уже совсем идеальным: Stylus Photo 700. Я гонял его туда-сюда, нагружал заданиями столь сложными и коварными, сколь только хватало моих изощренности и садизма, - 700-й справлялся без малейшей запинки. Однако разница между результатами его трудов и результатами трудов предшественника, Photo просто, была заметна только тренированному глазу и при значительном приближении оного к картинке. Начинал работать механизм hi-fi. [3]

В одной из статей готовящейся Георгием Башиловым очередной звуковой темы автор наконец, не стесняясь, произносит вслух, что то добавочное качество звука, которые аппаратура hi-fi дает по сравнению с обычной или аппаратура hi-end - по сравнению с аппаратурой hi-fi, доступно восприятию мелкого-мелкого процента людей, да и внутри этого мелкого процента часто можно заметить не обоснованный реальностью снобизм. Тем не менее, каждая из добавляемых к точности воспроизведения крох вызывает рост цены аппаратуры на порядок, а дальше - еще на порядок. Сравнивая hi-fi-добавки, полученные на Stylus 700 (по сравнению с "просто" Stylus'ом), я, помню, как раз тогда восхищался парадоксальным маркетинговым ходом Epson, не задравшей цену на тот самый hi-fi-порядок, а, напротив, опустившей его до цены нормальной модели.

Когда на следующей пресс-конференции Epson не объявила никакой принципиально новой модели, я огорчился и снова задал вопрос. На который получил ответ, что, наверное, предел технологии достигнут. И впрямь: похоже было на то.

Но не прошло и полугода, как вокруг стенда Epson на "Комтеке" снова началось столпотворение любопытных, притягиваемых Stylus Photo 750. Выставка закончилась, и этот выставочный магнит традиционно оказался у меня на столе. Вроде бы те же шесть чернильниц, те же 1400 dpi, да и внешность отличается незначительно (хотя и в плюс: например, притягательным сиреневым цветом ограничителя бумаги, изящным выгибом лотка...). "Что нового?" - поинтересовался я. "Технология изменяемой точки". Разобраться во всех этих микроскопических тонкостях так, с налету, с позиции пользователя довольно трудно (Сергей Леонов готовит тему, посвященную как раз подобным тонкостям), - но в двух словах: капельки чернил еще сильнее, чем прежде, уменьшаются, когда требуется проработка мягких, светлых тонов, и, напротив, увеличиваются (три ступени), когда требуется сплошная заливка тонов темных и сочных. В результате растет гладкость, насыщенность темных областей, да лучшей становится прорисовка мельчайших крох. Но разглядеть все эти улучшения можно только под сильной лупой, да и то возникают вопросы: а, мол, не мерещится ли? Ну, ровно те же, что возникают, когда слушаешь один диск на всЈ более и более дорогой аппаратуре. Только разница в том, что новый Stylus дороже старого всего на 25 баксов и легко, не склоняя головы, проходит под трехсотдолларовой "потребительской" аркой.

На самом деле, полагаю, изменилось многое: если Stylus Photo 700 мог пользоваться и драйверами, и чернилами Stylus Photo "просто", здесь этот номер уже не проходит (хоть чернила и не подорожали, став, надо полагать более жидкими: как иначе удалось бы уменьшить каплю еще?) А отпечаток на простой офисной бумаге уже можно считать практически идеальным, так что в своем быстром беге Epson не только осталась на месте, но даже слегка продвинулась вперед, выбив едва ли не единственный козырь из рук главного конкурента в области цветной струйной фотопечати - НР.

А появление возможности - наряду с обычным LPT - подключать принтер к USB-порту, порадовала меня чрезвычайно, ибо принесла добавочную свободу. Разницы в скорости печати одним или другим путем я не обнаружил.

Как невозможно уловить преимущества hi-fi-звука, слушая его с идеального проигрывателя через тридцатидолларовые колонки, так вряд ли удастся зримо донести до вас все преимущества 750-го по сравнению, скажем, с 700-м, ибо колонки нашей полиграфии стоят, кажется, еще дешевле. Однако честную попытку я все же делаю. Ростовские контрольки отпечатаны на одинаковой бумаге, верхний ряд - Stylus Photo 700, нижний - Stylus Photo 750; а Golden Gate отпечатан Stylus Photo 750 на обычной офисной бумаге.



1 (обратно к тексту) - Помните: Алиса терпеть не могла книжек без картинок или хотя бы без разговоров.

2 (обратно к тексту) - High Fidelity, безукоризненная точность воспроизведения ("Лингво 6.0")

3 (обратно к тексту) - Параллельно Epson выпустила что-то вроде hi-end-модели: Stylus Pro 5000, принтер формата A3, поддерживающий PostScript, работающий с RIP и описанный мною в "Огороде" "К вопросу о парапсихологии, или Дикая Природа" (#20 [248], www.computerra.ru/1998/20/17.html). Перед Новым Годом меня пригласили в представительство Epson и презентовали экземпляр прибывшего из Японии в ограниченном количестве фотокалендаря на текущий год. Выглядел он лучше, чем любой полиграфический, виденный мною когда бы то ни было: на каждый лист наклеена фотография A3, сделанная профессиональной цифровой камерой и отпечатанная как раз на Stylus Pro 5000, после чего специальной машинкой заламинированая. Поглядывая на календарь практически ежедневно, я полагаю, что подобного результата вряд ли когда достигнет полиграфия, не говоря о лазерной или даже сублимационной цветной печати: живые капельки прозрачных, как бы акварельных, чернил кажутся, на мой вкус, предпочтительнее даже красителей фотобумаги. Впрочем, тут, возможно, уже дело вкуса, вроде как у любителей ламповых усилителей и виниловых грампластинок.



© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2022
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.