Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кафедра Ваннаха: Доктрина Дуэ и кибервойна

АрхивКолонка Ваннаха
автор : Михаил Ваннах   09.07.2012

Генерал Дуэ знал лишь одно эффективное средство защиты от воздушного нападения, подобное борьбе с хищными птицами – уничтожение их гнездовий и яиц, то бишь, "уничтожения их баз, их запасов и центров их производства"

У каждого времени свой хайтек. Развивающийся в кабинетах ученых, в лабораториях исследователей, в заводских цехах. Отображающийся на общество – так персонаж "Великого Гэтсби" Фрэнсиса Скотта Фицджеральда намеревался, планируя свою жизнь, выделять час изучению электротехники. И где-то век назад хайтеком стала авиация. Ее успехи устремлялись ввысь и в прямом и в переносном смысле. Начав с четырехцилиндрового газолинового мотора мощностью в 12,5 лошадиных сил (как три пылесоса с аквафильтром) 17 декабря 1903 года поднявшего в небо над Китти-Хок flyer Уилбура и Орвилла Райтов (не только ознаменовавший начало эры аппаратов тяжелее воздуха, но породивший словечко, разошедшееся по томам science fiction), авиация подошла к Первой мировой со звездообразными ротативными (вращается блок цилиндров, расход 285 г бензина на лошадиную силу в час, плюются касторовым маслом…) двигателями на порядок большей мощности. (В ходе Великой войны фирма "Гном-Рон" произвела их более ста тысяч штук.)

В 1928 году на гоночные аэропланы устанавливали моторы в 1200 НР (как принято было в Технической энциклопедии 1927 года издания обозначать лошадиные силы). Еще через два года – в 2600… Прямо как гонка процессорных мощностей в ИТ. (Впрочем, с аналогиями тоже перебарщивать не стоит – в том же первом томе Технической энциклопедии рядом со статьей "Авиационные двигатели" соседствует статья "Авиационный лес" – до расцвета даже индустриальной эпохи было еще далеко.)

И в это самое время романтической поры авиации жил в фашистском государстве Италия генерал Джулио Дуэ (1869-1930). Этому артиллеристу по образованию и службе выпала участь стать виднейшим теоретиков входящий в мировой оборот воздушной войны – применении воздушного летания для убийства людей в особо крупных масштабах. На практике, в войне с Австро-Венгрией, увековеченной Хемингуэем в "Прощай оружие" Джулио Дуэ применить свои взгляды не удалось – военное начальство королевства Италия его энтузиазма не разделяло, а за доклад о том, как надо правильно воевать, писанный министру-социалисту Биссолати (социалисты Перед первой мировой за мир боролись особо рьяно…) отправило Дуэ в крепость (могли бы и расстрелять – время-то военное…).

Зато в вышедшей в 1921 году книге "Господство в воздухе" он изложил их сполна. Да так ловко, что, читая эту пожелтевшую книгу сейчас, мы обнаруживаем поразительные параллели с нашим временем, с наступлением эпохи кибервойн – недавние предупреждения Евгения Касперского об ее приходе обсуждали примерно те же издания солидной западной прессы, которые девять десятилетий назад щедро рецензировали работу Дуэ.

Итак, посмотрим на книгу Дуэ и попытаемся найти в ней параллели с современным кибероружием. Что характерно для последнего? Ну, прежде всего, скрытность. Мы не знаем, кто устраивал массированные кибератаки на учреждения США и Южной Кореи, кто разрабатывал червей Stuxnet и Flame. Предположения, что с ними порезвились Корея Северная и Моссад есть не более, чем предположения. С таким же успехом это могли быть пришельцы с тау Кита или самозародившийся в недрах бухгалтерских программ и движков порносайтов искусственный интеллект. А генерал Дуэ говорил об этом применительно к тогдашней мировой ситуации и авиации.

"Германия разоружена в отношении прежних родов войск, и ей запрещено содержать вооруженные силы старого типа. Страна, которая вряд ли сможет примириться с тем, чтобы оставаться слабее других, в силу неизбежности вынуждена искать средства для осуществления своего реванша вне круга тех, которые у нее отняты и ей воспрещены… Появляются признаки, что Германия уже думает об этом, и следует предвидеть, что ей удастся усовершенствовать – с той интенсивностью и серьезностью работы, которые ее отличают, – новые боевые средства в своих научных и опытных кабинетах, где всякий контроль бесполезен".

То есть более девяноста лет назад проницательный генерал заметил, что в высокотехнологических вооружениях непропорционально большую роль играют исследовательские и опытно-конструкторские работы, протекающие скрытно; в результате которых новые системы оружия появляются во всей своей мощи, как Венера из головы Юпитера. А к современным системам кибервойн это положение книги Дуэ применимо в куда большей степени, чем к авиации, выдающей себя длиной взлетных полос и ревом моторов на стендах…

Дальше изменение, вносимое авиацией в ход войн. Коренное отличие между войнами прошлого, включая ту, в которой Дуэ участвовал, и войнами будущего, которые он предвидел. "Поле сражения было четко ограничено; сражающиеся составляли отдельную категорию граждан, специально организованных и дисциплинированных; существовало, наконец, юридическое различие между сражающимися (комбатантами) и несражающимися. Таким образом, во время мировой войны, хотя она глубоко захватила целые народы, положение было таково, что, пока меньшая часть граждан сражалась и умирала, большинство жило и работало, чтоб снабдить меньшинство средствами для военных действий. И все это могло иметь место потому, что невозможно было перейти боевые линии, не разбив их предварительно."

Но технология изменила положение. "Теперь все это отпадает, потому что в настоящее время возможно проникнуть за линии, не разбив их предварительно. Этой способностью обладает летательный аппарат."

Ну а та свобода передвижений, которую Дуэ приписывал аэроплану, в еще большей степени присуща кибероружию. И из нее вытекают уже не технические, а общественно-политические последствия. "Не могут более существовать районы, в которых жизнь могла бы протекать в полной безопасности и относительном спокойствии. Поле сражения не может более быть ограничено: оно будет очерчено лишь границами борющихся государств; все станут сражающимися, так как все будут подвержены непосредственным нападениям противника; не может более сохраняться различие между сражающимися и несражающимися".

Правоту этих слов Дуэ сполна ощутили на себе сначала жители Герники, Ковентри и Дорогобужа, а потом Гамбурга, Киля, Дрездена и Токио. И развернись кибервойна – более уязвимым для нее будет гражданское население; его коммуникации, инфраструктура, логистика, финансы – все это "завязано" на общемировое киберпространство, на аналог "воздуха" Дуэ (военные системы управления, будучи спроектированы правильно, с гражданской Сетью не соприкасаются – они аналог тех, кто во Второй мировой зарылся в бомбоубежище).

Дальше Дуэ говорил о том, что появление авиации сводит на нет те преимущества, которые ранее развитие огнестрельного оружия давало обороняющимся. (Итальянец воочию наблюдал это в Великую войну, но эффект это вовсю проявился в Гражданской войне США, и раньше, в боях Веллингтона с маршалами Наполеона на Пиренеях – чем дальнобойнее и скорострельнее мушкет, винтовка или пулемет, тем меньше наступающих дойдет до противника.) В случае авиации все наоборот – наступающий побеждает, уничтожая врага на аэродромах, а потом громя колонны, дороги, базы.

Мир увидел это в 1939-м, в ходе Блицкрига, ну а потом – в ходе "Бури в пустыне". Кибервойна же в принципе может дать еще более фантастические преимущества нападающему – представим себе результат воздействия вредоносного кода на развитую постиндустриальную инфраструктуру, почище Ковентри может быть…

Еще ниже Дуэ обосновывал необходимость наступательного способа действий в воздушной войне. Он исходил из малой эффективности зенитной артиллерии Первой мировой, пассивно ждущей налета, и приводил пример с крестьянами, не ждущими нападения бешеной собаки у ворот с палкой, а устраивающих на нее облаву. (Впрочем, нацисты, несмотря на всю любовь к книге Дуэ, не сумели в 1940-м году в ходе "Битвы за Британию" нанести серьезный ущерб английским авиазаводам; да и усилия RAF и 8-й воздушной армии янки смертельного удара заводам Хейнкеля и Мессершмитта не нанесли – лучшим средством ПВО оказались русские танки на аэродромах…)

Но сегодня кибербезопасность похожа именно на этих крестьян – вон, Компьюлента рассказывает, что прошлогодний ущерб от киберкраж мог достигнуть 2,5 миллиардов долларов (в обнародовании точных цифр банкиры, по понятным причинам, не заинтересованы). А киберкража – это только то, что кто-то сумел отнять у другого в ходе своего преступного бизнеса. Ну а война – бизнес на разрушении и убийстве (приставка кибер- ничего в этом не меняет), ущерб тут может быть несопоставимо выше.

Генерал Дуэ знал лишь одно эффективное средство защиты от воздушного нападения, подобное борьбе с хищными птицами – уничтожение их гнездовий и яиц, то бишь, "уничтожения их баз, их запасов и центров их производства". Ну, в сегодняшней Европе с ее повсеместным помешательством на "экологии" (к которой наука Геккеля не имеет никакого отношения), об истреблении хищных птиц вряд ли рискнет говорить хоть один автор (а лет тридцать назад одним из самых веселых, – куда занятней заготовки сена и укладки в кормушки кристаллов соли, – способов зарабатывания "трудодней" в охотхозяйствах, без которых не выдавали путевок на промысел дичи, был отстрел ворон, плавно переходящий в стрельбу по опорожняемым бутылкам…).

Но вот с тем, что все меры кибербезопасности сегодня Дуэ расценил бы как оборонительные, и, следовательно, малоэффективные, спорить трудно. Многочисленные комментарии на предупреждения Касперского характерны тем, что остроту проблемы признают все; а вот делать с ней что-то решительное и серьезное – не готов практически никто. Ну что же – поживем и посмотрим, как будет осознаваться ситуация; какие пути ее разрешения будут предлагаться национальными политиками и международным сообществом (то, что она давно переросла рамки технологии, как и авиация девяносто лет назад, вряд ли стоит спорить…).

Хотя впадать в излишний пессимизм от аналогий со старой книжкой вряд ли стоит. Вон, был такой ленинский наркомвоенмор, победитель местной Гражданской товарищ Троцкий. Тоже очень серьезно к авиации относился. В 1925-м утверждал, что "Если мы хотим жить, дышать, мы должны иметь сильную авиацию". А наличие у Гитлера и Сталина гигантских воздушных армад ну никак на его судьбу не повлиял – хватило одного Меркадера и одного ледоруба…

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.