Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кафедра Ваннаха: Правда пана Броучека

АрхивКолонка Ваннаха
автор : Михаил Ваннах   28.05.2012

Да, информация является высшей ценностью современной эпохи. Но ценна она только в "крупных купюрах". И знания эти должны быть не книжными текстами, а практическими навыками.

То, что мы живём в информационную эру, знают нынче все. Вот только что отыграла-отшумела первичная публичная эмиссия Фэйсбука. В ходе IPO Facebook разошлись по 38 долларов за штуку. И акций этих было много, не сотня и не тысяча. Четыреста двадцать один миллион двести тысяч ценных бумаг крупнейшей социальной сети планеты нашли своих счастливых владельцев. Которые могут надеяться на рост стоимости своих активов на 30 процентов, как уверяют их эксперты. Или, наоборот, терзать себя мыслью, что больше и больше потребителей влезает в социальную сеть с коммуникатора (производители нынче интеграцию с Facebook упоминают прежде разрешения экрана и мощности процессора), лишая себя возможности усладить взор рекламой, на которой Мордокнига и зарабатывает…

Но это – частности. Обычные игры рынка. Важно то, что простая идея о том, что огромное число потребителей жаждет использовать мир цифровых технологий для общения, такого же, как на завалинке под семечки или у колодца в кишлаке, породила бизнес ценой в 104,2 миллиарда долларов, если считать по первичному размещению, взлетавший позже аж до 124-х миллиардов. И неважно, кому из персонажей социальных сетей принадлежала изначальная идея – или молодому мультимиллиардеру, вошедшему в планетарную тридцатку богачей, или "обиженным" гребцам. Результат налицо. Была идея – появился бизнес ценой больше сотни гигабаксов! И поэтому в головы несчётного числа людей бьётся противная мыслишка: "А на его месте мог быть и я!" Ведь действительно, задним умом мы все крепки. А возьми и угадай вовремя – всё же кажется таким простфм. Вот взять бы да и вернуться назад… Да не с пустыми руками, а с идеями, имеющими рыночное хождение в современной цивилизации!

В уходящей от нас технологической цивилизации советского периода отечественной истории культовый статус (хотя термина такого и не было) имела книга Марка Твена "Янки из Коннектикута при дворе короля Артура". Прекрасно переведённая Николаем Чуковским история Хэнка Моргана, мастера-оружейника из Хартфорда, Коннектикут, в прошлом – ветеринара и кузнеца, после удара по голове "провалившегося" из Америки 1879 года в Англию шестого века. Во времена легендарного короля Артура.

И вот там-то янки и развернулся. Он ни больше, ни меньше "знал, что единственное полное солнечное затмение в первой половине шестого века произошло 21 июня 528 года". Это позволило зарекомендовать себя первоклассным чародеем, способным зажигать и гасить дневное светило, и принесло должность первого министра. Потом пошли чудеса более серьёзные. Несколько бушелей первосортного пороха и электровзрыватели, срабатывающие от громоотвода, снесли башню колдуна Мерлина. Англию покрыли мыловарни, мастерские и заводы. Рыцарь Саграмор Желанный убедился, что револьвер заметно лучше меча. Возникли школы и множество колледжей. Появилось несколько хороших газет и даже писатели. Телеграф, телефон, фонограф, пишущая машинка, швейная машина, пар и электричество. Мерлин ничего не мог противопоставить Хэнку Моргану. "Всякий раз, когда чернокнижное волшебство сталкивалось с волшебством науки, чернокнижное волшебство терпело поражение".

Не будем обращать внимания на то, что янки путешествовал не по исторической Англии шестого века, а по вымышленной реальности "Смерти Артура" сэра Томаса Мэлори (гипертрофированный интерес к которой в литературной среде того времени, собственно, и пародировал Марк Твен). Оставим детали "прогрессорской" миссии Хэнка Моргана, перипетии его борьбы с Господствующим Анахронизмом (ещё во времена Твена в свободной Англии лицам, не принадлежащим к господствующей церкви, запрещалось занимать государственные должности) для тех, кто решит прочесть книгу. Сосредоточимся на её технологических аспектах.

Сюжет построен на переносе информации поперёк Стрелы Времени. Причём на переносе в голове человека. И обратим внимание, насколько обширна эта информация. Точная дата солнечного затмения. Увенчанная Французской Академией Astronomie Populaire Фламмариона, образцовая научно-популярная работа того времени, содержала данные о полных солнечных затмениях за сорок шесть лет и самых интересных для Европы затмениях вплоть до XXII века включительно. (Её русский перевод Е. Предтеченского "Живописная астрономия", благодаря учёному-самоучке Фёдору Семёнову, был дополнен сведениями о затмениях, видимых в России с 1840 по 2000 год.) То есть Хэнку надлежало держать в голове более подробную и более специальную работу. А ещё – нечто вроде одиннадцатого, 1877 года издания, немецкого справочника "HÜTTE - Des Ingenieurs Taschenbuch".

Эта "Справочная книга для инженеров, архитекторов, механиков и студентов" шестнадцать раз издавалась в нашей стране и до Великой Отечественной была самым распространённым техническим справочником. Математика, механика, техническая физика, сопромат, детали машин, металлорежущие и деревообделочные станки, паровые машины, допуски и посадки… Нет, янки, конечно, мог пользоваться и англоязычным аналогом. Но – не меньшего объёма!

А нужны были ещё книги по химии и химической технологии (порох, динами, мыло, анилиновые краски). По сильно- и слаботочной электротехнике. По минералогии, геологоразведке, рудничному делу. По текстильному производству. Как оценить требующийся объём знаний? По количеству знаков в тексте? Хм… Некоторые вузовские преподаватели на экзаменах разрешают пользоваться и справочниками, и учебниками. Только это помогает не всем…

А кроме декларативных, письменных, нужны были ещё знания и процедурные. Навыки ручной работы. В шахтах и рудниках. У домен и бессемеровских печей. Навыки станочника и слесаря. Стеклодува и мыловара. Телеграфиста и наборщика. Короче говоря, всей технологической цивилизации девятнадцатого столетия. Не больше и не меньше…

А в том же 1889-м, в котором приключения янки увидели свет в Новом Свете, в Свете Старом, в бывшей столице Священной Римской Империи увидела свет очень примечательная, но куда менее известная книга…

Есть на Пражском Граде, рядом с монументальным собором св. Вита, ресторанчик Vikarka, вполне пригодный для того, чтобы испить там кофе со штруделем или унаследованным от Австро-Венгрии тортом "Захер". (Более капитальную и дорогостоящую еду рентабельнее вкусить там, куда ходят аборигены…) Ресторан этот вписан в мировую литературу. Именно из него пражский домовладелец пан Матей Броучек совершил два путешествия. В 1886-м – на Луну.

Но Луна – это не новость. Там бывали герои Лукиана и Кеплера, Годвина и де Бержерака… А вот в 1889-м году пан Броучек, пройдя подземным тоннелем, переместился в пятнадцатое столетие. Сейчас бы любой сказал - "кротовая дыра", "мост Эйнштейна-Розена", связывающий различные области пространства-времени, но в 1889-м таких слов не знали, и, значит, похождения пана Броучека, записанные Сватоплуком Чехом, который известен ещё как выдающийся чешский поэт, есть истинная правда.

Но чего же добился среди гуситов пан Матей? А ничего… Точнее – ничего хорошего: героические предки сожгли его, как человека, богом которого была утроба, а святыней – полная бочка. Сожгли в бочке, нравы были простые… Выходец из просвещённого девятнадцатого столетия абсолютно бесполезен в веке пятнадцатом. Правда, он не мастер-оружейник, а рантье. Хотя так восхищавший Чеха национализм пятнадцатого столетия сейчас, после проделок националистов века двадцатого, как-то не представляется тем, что должно было увлечь и вдохновить пана Броучека. Важно другое: и ему не удаётся передать предкам свою "гуманитарную технологию" выживания буржуа, принадлежащего к национальному меньшинству. Так что ограничимся замечанием, что Чех достоин прочтения не меньше Твена.

Для ровного счёта возьмём ещё "Сына своего века" ироничного венгра Фридеша Каринти. Безымянный рассказчик из эпохи Первой мировой попадает в 1487 год и готов помочь королю Матиашу в войне с турками. Славному монарху помогли бы и ружья-автоматы, и аэропланы для метания бомб, и телеграф для управления войсками. Но как всё это делается, рассказчик не знал и был повешен.

Так что возьмём да и сформулируем два очень простых постулата. Да, информация является высшей ценностью современной эпохи. Но ценна она только в "крупных купюрах". Простая идея, положенная в основу социальной сети, требует для своей реализации знания цифровых технологий. Требует для своей коммерциализации знания "технологий бизнеса". Для защиты возникших прав собственности требует знания технологий юридических и лоббистских… И знания эти должны быть не книжными текстами, а практическими навыками.

Ну а возможен ли "культурный герой", такой, как Хэнк Морган из Коннектикута? Ну, в архетип человеческого сознания он, бесспорно, заложен – пусть желающие пороются в монументальном двухтомнике "Мифы народов мира". А на практике может ли один человек во всеоружии наисовременнейшего знания приехать к другим и дать им счастье?

Ну, вероятность этого сравнима с вероятностью того, что десятикилобайтный самораспаковывающийся архив, присланный вам доброхотом, содержит четырёхчасовую киноэпопею в BD-качестве, а не новомодный вирус…

И группе людей это не под силу. Такая задача решаема только социумом в целом. (Ведь Фэйсбуки где попало не родятся…) И это надо понимать и тому, кто хотел бы капитализировать пришедшею в голову идею, и тому, кто за счёт притока новых идей намерен изменить жизнь страны, но не хочет кончить так, как пан Броучек…

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.