Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кафедра Ваннаха: Сдавайте валюту!

АрхивКолонка Ваннаха
автор : Михаил Ваннах   18.05.2012

Дети добры. Детей заботят не только их детские дела, но и проблемы взрослого мира, а мир нынче глобализирован. Вот одиннадцатилетний голландский мальчик Юрре Херман предложил рецепт спасения экономики зоны евро.

Зону евро лихорадит - об этом всем известно, а нидерландский ребёнок узнал о проблемах политиков и предпринимателей из детского новостного Jeugdjournaal. Принял их близко к сердцу, не спал несколько ночей, а потом взял и придумал, как осчастливить греков в частности и европейцев вообще.

Для описания своей идеи талантливый ребёнок воспользовался метафорой любимого жителями Нижних Земель кекса или же привнесённой глобализацией пиццы. Пиццаномика, так сказать. Пиццу он уподобил массе денег, имеющихся в Греции, а ломтик пиццы - тому их объёму, который греческие мытари собирают с населения и из которых выплачивают добры.

Зрящее в корень молодое дарование предложило проблему решать кардинально. Отобрать у греков в пользу правительства всю пиццу, то есть всю денежную массу евро. Грекам раздать драхмы, а собранные полноценные деньги использовать на погашение долгов. Тогда греки станут, по мнению доброго мальчика, счастливы. Они ведь расплатятся с долгами и со временем смогут опять вернуться в вожделенную зону евро.

Причём некоторое представление о человеческой природе у одиннадцатилетки есть. Он догадывается, что греки не станут безропотно вручать свои нажитые непосильным трудом евро тому самому правительству, которое и наделало долги. Поэтому мудрый ребёнок предлагает (из самых лучших побуждений, конечно же) для тех греков, кто будет иметь наглость уклониться от движения к счастью и сохранить на руках евро, длительные тюремные сроки и огромные штрафы. А те, кто не сможет эти штрафы выплатить, будут обречены работать принудительно до тех пор, пока не погасят задолженность. Такой вот грекам предлагается путь к счастью.

Интересно, что жюри престижной экономической премии Wolfson Economics Prize (второй по размеру после Нобелевской - четверть миллиона фунтов) альтруистичного мальчика поощрило ваучером в сотню евро. И если ребёнок по малолетству не обязан знать о существовании статей Всеобщей декларации прав человека, запрещающих произвольное лишение имущества и содержание в подневольном состоянии, то британские экономисты должны бы были о них слышать, но, видимо, позабыли. Это только в девятнадцатом веке, когда Британия уже стала Мастерской мира, королевские фрегаты ловили работорговцев (впрочем, и до Гражданской войны активно торгуя с рабовладельческим Югом). Но когда Англия только выходила на арену Большой Игры, хорошо помня времена, когда голландские адмиралы вводили свой флот в Темзу, работорговля была делом вполне респектабельным. Мораль - это так, слова. Всегда надо смотреть на интересы.

Забавно, как повлияло на читаемость "Мастера и Маргариты" включение его в школьную программу. Автор этих строк, будь он сейчас школьником, книжку эту читать бы в этом случае не стал принципиально. Но поскольку проклятые большевики из наробраза некогда его от этой участи уберегли (книжка журнала, где его опубликовал Симонов, читалась под партой), вспомним один из эпизодов неоконченного романа, а именно - сдачу валюты.

Председатель домового комитета и заведующий диетической столовой Никанор Иванович Босой был обречён на эту потеху четырьмя сотнями оказавшихся у него долларов США. Сергея Герардовича Дунчиля (и восемнадцать тысяч его баксов) сдавала государству его харьковская любовница Ида Геркулановна Ворс. То есть за всей этой описанной Михаилом Афанасьевичем сценой стоит неявная, но абсолютно понятная всем жителям СССР дихотомия. Противопоставление "плохих" денег "хорошим". Советского "деревянного" рубля "твёрдому" доллару. Причём, как ни пропагандировали местные гимнописцы крепнущий год от года, назло врагам, рубль, все знали, какая денежная единица хорошая.

Увы, потеха состоит в том, что "твёрдой" валютой доллар был только относительно. Относительно "замкнутого" советского рубля, с которым мучился ещё сын турецкоподданного. Кстати, сделаем небольшое отступление на тему того, откуда же в Российской империи брались подданные Турции. Всё просто: поскольку университетское образование не освобождало от воинской повинности, а давало лишь статус вольноопределяющегося, то было популярным купить документы соседнего государства.

Настоящей валютой в тридцатые годы прошлого века было золото, а с золотом и в США были проблемы. Президент Франклин Делано Рузвельт 5 апреля 1933 года подписал Executive Order 6102 - этим своим приказом он отпраздновал Первомай. В сугубо капиталистических Соединённых Штатах (отнюдь не в отечестве рабочих и крестьян) с 1 мая 1933 года все золотые монеты и золотые слитки были объявлены собственностью Федерального резервного банка. Сыны Свободы, дочери американской Революции и прочие потомки Отцов-основателей были обязаны сдать их в обмен на зелёные бумажки. Уклонившимся - штраф размером в десять тысяч долларов и (или) тюремное наказание в десяток лет; то есть и в крупнейшей экономике мира настоящие деньги были вытеснены суррогатом. И вытеснены они были насильственно. Это не автоматически действующий закон Грэшема-Коперника, это сознательный акт государства, акт, легче всего описываемый с точки зрения теории информации.

Ахейцы, как известно, оценивали огонный треножник в двенадцать волов, а рукодельницу юную - в четыре вола. Волы в данном случае были некоей абстракцией, физически они не появлялись. Волы были чистой информацией, и золото тоже играло веками и тысячелетиями роль средства передачи информации, причём средства измеряемого куда удобнее, чем бык (разберись, костлявый он или больной чем). Это средство передачи информации было хорошо защищено от искажения - вес золота можно проверить легко, проверка лигатуры тоже проста со времён легенды об Архимеде-нудисте. Даже с современными технологиями искусственное золото несопоставимо дороже натурального.

И вот самое богатое государство планеты берёт и запрещает хождение золота, тем самым устанавливая для себя абсолютную возможность искажать все процессы передачи информации, сопровождающие сделки купли-продажи. Да, доллар довольно долго был весьма крепкой валютой (да и сейчас, как правый угол дисплея мне показывает, растёт к евро), но это свидетельство военно-политических процессов. Свидетельство разразившейся в Европе войны, помогшей рузвельтовской Америке выйти из Депрессии. Свидетельство выигрыша у Мидуэя - гуляй Объединённый Флот вдоль Тихоокеанского побережья, сжигая нефтепромыслы Калифорнии, у экономики США были бы очень серьёзные проблемы (см.: Ф.К. Дик. "Человек в высоком замке").

Но это прошлое, а в настоящем происходят интереснейшие процессы. Скажем в Греции, где всё есть, внезапно появился бартер. Та часть населения, которая производит реальный продукт, меняет его без превращения в евро, которые мытари будут норовить отнять для погашения государственных долгов. Прямо как в России девяностых! Подробнее рассказать сложно - надо б выбить грант, совершить полевое исследование, основательно попить ракии под рыбу, зажаренную с крупной солью, да под ягнёнка, с аборигенами. Но это - индивидуальная игра в крысу.

Есть вещи и посерьёзнее. Вот нынешняя Мастерская Мира - Китай и вот изобильный углеводородами Иран. Китайцы начали закупать нефть за юани, без промежуточного превращения труда китайских рабочих и персидских углеводородов в зелёные бумажки. Это может быть более серьёзным вызовом для заокеанской экономики, чем способные топить авианосцы баллистические ракеты и прочие новинки НОАК, да и эвентуальная ядерная энергетика иранцев. Из глобальной экономики выпадает глобальный посредник, способный изменением объёма денежной массы искажать стоимость всего на свете.

Тут мы подходим к самому интересному. Перейдя на расчёты в "замкнутых" национальных валютах, мы сталкиваемся с задачей определения их курса, а это уже проходит по ведомству информационных технологий. Чем больше факторов может быть учтено, тем точнее этот курс будет отображать экономическую ситуацию. Чем точнее курс будет соответствовать реальности, тем больше выгод получат те, кто откажется от валюты-посредника, но это в "большой" экономике.

В малой же остаётся задача удобного обслуживания "бартерных операций" - тех, в которые играют греки. Только дело это может оказаться небезопасным, ведь некая твёрдая компьютерная валюта может оказаться эквивалентом если не золота, то золотых сертификатов.

В своём E.O.6102 Рузвельт запретил и золотые сертификаты, подробно разъяснив, как их отличать от менее надёжных и лучше регулируемых финансовых инструментов. Дело далёкого прошлого? Отнюдь, уважаемые читатели. Вот отчёт ФБР о цифровой валюте Bitcoin. Американские правопринудители пометили его "только для официального использования", но девятого мая он всё же оказался в Сети. Он не может не восхищать последовательностью государства в том, чтобы наложить свою лапу на имущество граждан (скажем, расширить игру греков в бартер), какой бы строй государство это ни провозглашало.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.