Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кафедра Ваннаха: Пираты в Берлине

АрхивКолонка Ваннаха
автор : Михаил Ваннах   29.09.2011

Так что мир, пронизанный информацией, становится куда более прозрачным… И общение в Сети - вполне приемлемая замена традиционной свободе, за которую ратовали диссиденты былых времён.

Столица Федеративной Республики Германии на море, как известно, не стоит. И только у самых лихих авторов "про войну" субмарины поднимались по Хафелю и Шпрее, почти до Рейхсканцелярии. Но тем не менее осенью 2011 года Берлин был взят пиратами. 18 сентября там проходили земельные выборы. (Подобно тому, как Москва не только город, но и субъект федерации, Берлин является ещё и Федеральной землёй и имеет земельный парламент-ландтаг.) И вот на выборах этих состоялось пришествие пиратов…

Ну, тут мы малость гиперболизируем. Нет, на первом месте в прусской столице социал-демократы. И традиция – писано же некогда Освальдом Шпенглером "Пруссачество и социализм". И обилие населеньица, и местного и пришлого, живущего на налоги, собираемые с традиционно усердных бундесбюргеров, и имеющего при этом право голоса… Но это неудивительно и неинтересно. Второе место Христианско-демократического союза канцлера Меркель тоже неудивительно – Германия на фоне глобального кризиса сохраняет эффективность своей экономики.

Неудивительно третье место "зелёных", хотя отказ от ядерной энергетики и повальное строительство ветряков кажутся вещами с инженерной точки зрения довольно смутными, но то, как за несколько десятилетий были очищены воды Рейна, не может не впечатлять. (Ну, правда параллельно этому прошёл вывод самых грязных производств в Азию, о чём свидетельствуют струи Амура, но что и в какой пропорции тут смешано, разговор отдельный…) И 11,6 процента голосов берлинцев, отданных за "левых", тоже объяснимы: о временах Германской Демократической Республики грустит много "осси", бывших восточных немцев. Всё это – традиция. А вот дальше – новое.

8,9 процента голосов берлинцев отдано за Piratenpartei Deutschland, Пиратскую партию Германии. Она же известна под более лаконичным прозвищем – PIRATEN, "Пираты".

Основана она в 2006 году по образу и подобию шведской Piratpartiet. Многочисленной партию сию не назовёшь, членов в ней на 23 сентября 2011 года - 12 568 человек. И вот – прорыв, получение пятнадцати мандатов в формируемом по партийным спискам ландтаге Берлина. Причём мандатов могло бы быть больше на пару или тройку. Дело в том, что в свой список пираты включили всего пятнадцать кандидатов, на порядок меньше, чем более оптимистичные и более старые партии, а добавить их postfactum по прусским законам невозможно…

И очень важно, что среди молодёжи за пиратов голосовало 20 процентов избирателей. И среди электората с высшим образованием их результаты выше средней по больничке температуры. Так что событие, произошедшее в прусской столице, весьма важно. Впервые в большую политику вышла партия, само существование которой основано проблемами, порождёнными информационными технологиями. Любопытно, что дебют пиратов совпал с тем, что старые, вольтеровской традиции либералы, Свободная демократическая партия, пятипроцентного барьера не пробили и в земельный парламент не прошли.

И действительно. Многие проблемы, традиционно ставящиеся традиционными либералами, практически сняты технологией. Что там свобода слова, собраний… Да с появлением сетевых технологий свободы слова стало немерено! И объясняется это не смягчением нравов власть предержащих, а всего лишь развитием технологий. Увеличение широты каналов связи. Разделением их между пользователями, обуславливающим фантастически низкую, падающую почти к нулю стоимость информационной транзакции. Проникновением информационных технологий во все стороны жизни, переплетением их с традиционной инфраструктурой.

Вот, даже у могущественного и щедро финансируемого разведывательного сообщества США наметились проблемы с "легендированием" своих тихушников. Слишком уж много информации остаётся о любом человеке в различных информационных системах и сетях. Ну, вот задаёт слишком уж любознательная журналистка на провинциальной пресс-конференции несогласованный вопрос – так тут же по смартфонам начинает гулять ссылка на картинку в социальной сети, где оная барышня привольно раскинулась на простынях, заставляющих вспомнить об отбеливателе и стиральной машине, в одеянии, заставляющем рекомендовать ей в целях эстетики ношение популярных в странах Ближнего Востока чёрных простынок до пят… Причём забавно, что картинку эту красна девица выложила сама. И тут всё ограничивается смехом, скрашивающим скучное мероприятие.

А вот агент вдруг приходит на внедрение, говоря, что всю молодость торговал наркотой в гетто, а выясняется, что он кончил частную школу и плющевый университет, а после со стаканом диетической колы и соевым бифштексом отмечен на всех барбекю трёхбуквенного агентства. Эдак стукача-то и пристрелить могут, ибо Вторую поправку никто не отменял и патроны там стоят куда дешевле, чем в наших палестинах. А изъять свои изображения из всех альбомов всех знакомых агента, даже самых случайных, не под силам даже суперкомпьютерам АНБ.

Так что мир, пронизанный информацией, становится куда более прозрачным… И общение в Сети, как показали арабские революции, - вполне приемлемая замена традиционной свободе собраний, митингов и шествий, за которые ратовали диссиденты былых времён. Так что проблемы либерализма технологией решены…

Но счастья самого по себе технология не приносит, всего лишь порождая новые вызовы. Скажем, известные проблемы, связанные с расширением авторских, а точнее издательских, прав за все мыслимые пределы. И вот пираты предприняли попытку если и не решения, то хотя бы осмысления этих проблем. Неверно сводить их деятельность к легализации файлообменников. Свобода информации, за которую они ратуют, - понятие куда более широкое. В него входит политическая институализация тех технологических возможностей, которые даёт современная технология.

Прежде всего пираты намерены использовать ИТ для обеспечения куда большего контроля граждан над государством. Если Германию периодически сотрясают скандалы, связанные с использованием политиком парламентской машины для частной поездки, то тут, похоже, дело уже может дойти до учёта каждого листика бумаги (на почве чего можно будет объединиться с "зелёными", озабоченными дождевыми лесами…).

А цель – минимизация государства, максимизация свобод личности. Эдакий информационный анархизм. Вплоть до легализации ряда наркотиков… Правда, противоречия в пиратской программе видны невооружённым взглядом. Пираты, скажем, выступают за предоставление каждому гражданину некоего минимума средств к существованию (сходясь с социал-демократами). А вот тут уже противоречие с минимизацией государства – ведь для любителей халявы деньги надо забрать, а точнее, отнять у тех, кто работает. Что немыслимо без государства с его карательной машиной – много б наколлективизировали комбеды без войск ОГПУ-НКВД; много б наариизировали еврейской собственности в Kristallnacht без гестапо…

Бюрократия, созданная во имя заботы о бедных и с самыми лучшими намерениями, мгновенно начнёт заботиться о самосохранении. Серьёзных способов снятия этого противоречия у пиратов нет. Компьютерная прямая демократия проблемы не решит. Были ж пиратские республики – аккурат до той поры, пока не подходили корабли Королевского Флота, вскоре обзаводившиеся временными украшениями стоячего такелажа…

Но пираты и их лидер Себастьян Нерц сами честно подчёркивают свою неопытность в вопросах реальной политики. А очередная попытка перестройки общества с учётом реальных вызовов обществу, порождённых динамикой развития, и реальных путей их решения, предоставляемых технологиями, – скажем, насыщения государства обратными связями, сугубо по теории автоматического управления, – заслуживает самое меньшее пристального внимания.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.