Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кафедра Ваннаха: Твен как пророк

АрхивКолонка Ваннаха
автор : Михаил Ваннах   26.08.2011

"Республики и демократии не годятся для человека: они не могут удовлетворить его потребностей", "огромное материальное благосостояние влечёт за собой условия, которые развращают народ и лишают его мужества".

После недавних англосаксонских погромов - массовых в Великобритании, единичных в Соединённых Штатах – были сразу же найдены виновные. Ими оказались – кто бы мог подумать! - информационные технологии. Да-да, социальные сети, методы рассылки сообщений широкому кругу абонентов были провозглашены виновниками беспорядков и грабежей.

Неусыпно и неотлучно радеющие об общественном благе отцы наций тут же озаботились взятием под контроль цифровых коммуникаций. Рассматриваются различные формы фильтрации контента, вплоть до отключения мобильной связи и Сети в целых районах, а то и регионах.

Логика у разработчиков запретов простая: по обычному телефону, голосом, многих ли обзвонишь… А вот сообщение через социальную сеть или через сервисы Blackberry о том, что предлагается "поставить на рога" тот или иной гипермаркет, на халяву разжившись барахлишком, могут сразу получить очень многие, собравшись после чего флэш-мобной толпой и ломанувшись за материальными благами и потехой.

Поэтому-то и предлагается пресечь подстрекательскую деятельность ИТ. Логика изумительная: вырвать глазик, дабы не вводил он во искушение.

Вообще крайне забавно смотреть, как из сложного явления, в угоду предрассудкам политкорректности, выдёргивается один-единственный фактор – наличие и деятельность информационных технологий. Всё же остальное старательно так вуалируется…

Ну, прежде всего старательно не упоминается тот фактор, что погромы прошли там, где владение гражданами огнестрельным оружием фактически запрещено. Британцы нынешние аж охоту на лис запретили… Ну а квакеры Восточного побережья были исстари известны тем, что даже во времена индейских набегов пытались защищаться от них молитвой и добрым словом, в результате чего им надолго было запрещено занятие магистратур.

В нормальных, соблюдающих Вторую поправку штатах Среднего Запада, где у владельца плотницкого магазина полдюжины автоматических стволов (хотя ныне лицензии на автоматическое оружие в США не выдаются, но старые действовать продолжают…), а седовласая жена регулярно берёт кубок на организованных местным женским церковным (sic!) клубом соревнованиях, попытка погрома приведёт лишь к некоторому увеличению сбыта дешёвых гробов…

Кстати, уважаемые читатели, не ворчите на российские законы. Гладкоствольным огнестрельным оружием обзавестись может каждый, кто не поленится зайти, взяв те же, что и на права, справки, в разрешительную систему полиции. А через пять лет беспорочного хранения его в сейфе можете смело подавать заявку и на нарезное…

Но и это – следствие. Главное не соблазн, не наличие его, а готовность человека ему последовать. И вот эту-то готовность старательно обходят те, кто пишет о британских погромах. Неполиткорректно это, попрекать людей тем, что они делают. Лучше свалить всё на технологии, они ведь железные, что им будет…

А ведь проницательный, знающий жизнь и неоднократно битый ею Марк Твен давным-давно, ещё в 1899 году написал рассказ The Man that Corrupted Hadleyburg ("Человек, который совратил Гедлиберг") - о том, как при виде иллюзии денег, виртуальной наживы сходит с пути праведного самый честный и самый безупречный город во всей округе, в котором "с пути подрастающей молодёжи были убраны все соблазны, чтоб честность молодых людей могла окрепнуть, закалиться и войти в их плоть и кровь". (Перевод Н. Дарузес.)

Вот те, кто пытается поставить под контроль цифровые коммуникации и социальные сети, и хотят уподобиться отцам марктвеновского города Гедлиберга, которые сами в первых рядах устремились в подставленную ими остроумным шутником ловушку, попались на самую дешёвую провокацию.

Ах, да! Непонятно, почему полиция норовит покуситься на свободу слова – пожалуй, единственный достойный уважения институт, признаваемый либералами западного образца, – и не склонна воспользоваться своим традиционным приёмом – провокацией. Ведь со времён Видока все правоохранительные службы проводили профилактику преступлений, сами организуя таковые и отлавливая позарившихся на чужое. (Такие же игры вели и чекисты с эмигрантами, создавая организации "Трест" и ЛД…)

Так что никто не мешает, набив полицией и оцепив водомётами хорошо застрахованный (нюансы всегда возможны…) гипермаркет, собрать перед ним толпу охотников до халявы, быстро распихать её по "воронкам" и с помощью деловитого судьи надолго избавить общество от общения с этими персонажами…

Единственное объяснение, которое приходит в голову: борьба с охотой вырастила уже поколение западных политкорректных ментов, которые ни разу не использовали ни подсадную утку, ни манок… А ведь социальные сети куда эффективнее не отключать, а использовать подобным, гибким образом. Кстати, архетипичным (охотой занимались задолго до неолитической революции) для здорового человеческого мышления.

Но это тоже – частности. Тактика полицейской работы. И, в конце концов, лично-интимное дело англичан. Но есть и вопрос стратегический. Касающийся всего нынешнего мироустройства, который мистер Клеменс предвидел более чем век назад. 15 января 1907 года Марк Твен задиктовал фрагмент своей автобиографии, названный "Купля-продажа гражданской добродетели". В нём он предсказал падение демократии в привычной ему форме.

Дело в том, что в то время политическая машина США начала практиковать очень полезные сделки – покупку голосов избирателей за места в пенсионном списке. Список этот тогда был весьма ограничен: под раздачу попадали "ветераны Великой Армии Республики", бывшие солдаты армии Севера, сражавшиеся против рабства.

Твен поражался, что "из сотен тысяч физически бесстрашных людей, которые, не дрогнув, тысячи раз встречались лицом к лицу со смертью на кровавых полях сражений, не нашлось ни одного человека, у которого хватило бы смелости открыто предать анафеме законодателей, которые низвели его до уровня жалкого прихлебателя, выпрашивающего подачки, а также изданные ими ублюдочные законы".

Впрочем, против изданного президентом Тедди Рузвельтом Приказа (Executive Order) №78, установившего нелепые дополнения к пенсионному списку, и сам Твен смеялся "в стол" (ну прям как диссидентствующие литераторы советской поры), его "Автобиография" увидела свет лишь в 1940-м году…

А логика, которой он руководствовался, была крайне пессимистична, хоть и весьма правдоподобна. "…Республики и демократии не годятся для человека: они не могут удовлетворить его потребностей", "огромное материальное благосостояние влечёт за собой условия, которые развращают народ и лишают его мужества. Вслед за этим гражданские свободы выносят на рынок; их продают, покупают, расточают и выбрасывают вон".

Дальше Твен описывал, как благое желание помочь беднейшим согражданам, выдать им немного зерна и масла оборачивается тем, что зерно и масло за казённый счет получают те, кто послушно голосует за благодетелей, и таковых становится больше и больше… Кто бесился в Британии? Преимущественно получатели социальных пособий, не работавшие ни дня в жизни и не собирающиеся делать этого впредь.

Гангстер, с отстрела которого "бобби" и началась потеха, был гангстер так, для души. Жил-то он на социальные пособия, выплачиваемые на четырёх детей (нельзя же, чтобы дети нуждались, зря что ли сын турецкого подданного так любил заботиться о таковых…). И так же, паразитируя на добросовестных членах общества, жили и прочие участники бунтов.

Так что сложился порочный круг. Технология дала социуму огромное количество благ. Политики из своих шкурных интересов кинулись подкармливать за счёт добросовестных и работящих граждан халявщиков, обладающих лишь правом голоса. Дьявол, как знали все старые капитаны, легко нашёл, чем занять незанятые руки. Полыхнули погромы… И политики кидаются брать под контроль информационные технологии, отключать нервную систему общества.

И бессмысленно советовать либералам западного образца, любящим кормить с рук бездельников (при этом неизбежно прилипает что-то к рукам), советовать читать Гиббона: они всё понимают, но свой интерес для них важнее. (Точно так же, как отечественным реформаторам, лишившим население честно заработанных сбережений, бесполезно было советовать обратиться к лорду Кейнсу – свой интерес им был ближе…)

Нам же надо запомнить одно: некомпетентность и шкурность политиков будут пытаться скомпенсировать давлением на рынки ИТ устройств и сервисов (любая регуляция есть давление…). А это – прямая угроза всей технологической цивилизации.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.