Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кафедра Ваннаха: Сеть, физкультура, наркотики

АрхивКолонка Ваннаха
автор : Михаил Ваннах   21.04.2011

Количество наркоманов в России составляет не менее 2,5 миллионов человек. И вот тут тестирование в школах может помочь отделить здоровых детей от наркозависимых.

Есть в нашей стране забавнейшая тенденция. Как только начинается разговор о сколь-нибудь серьёзной проблеме, возникает разговор о том, что надо бы придушить или, как паллиатив, ограничить свободу информации в Сети. Ну, вот последний случай - заседание президиума Госсовета в Иркутске 18 апреля 2011 года. Посвящено оно было проблемам борьбы с употреблением наркотиков. Поговорить, кстати, действительно есть о чём.

По словам Президента Д.А. Медведева, количество наркоманов в России составляет не менее 2,5 миллионов человек. (Ну да, именно "не менее" - по количеству шприцов, валяющихся по дворам и подъездам, это хорошо видно.) При этом 70 процентов из них – молодёжь до 30 лет. (А еще говорят, что медицина у нас плохая – треть всё же живёт дольше тридцати.) "В последние пять лет нижняя планка возраста, с которого наркотики начинают пробовать, опустилась до 11-12 лет. Это катастрофический уровень. А ведь это совсем дети, учащиеся пятых-шестых классов", – продолжил Дмитрий Анатольевич. (Ну, с тем, что это произошло в последние пять лет, позволим себе не согласиться: ещё в девяностые десятилетки стайками нюхали клей с ацетоном. И дилеры – "первая ширка бесплатно" – начали толкаться в школах как минимум в начале нулевых.)

Было названо число преступлений, связанных с нелегальным оборотом наркотиков, – 200 тысяч в год (но куда интересней была бы цифра деяний, совершённых наркоманами в поисках дозы, учитывая и нелюбовь граждан к обращению в органы правопорядка, и любовь последних к нерегистрации "терпил"). Экономические потери, вызванные тем, что наркопотребители не трудятся, не менее 2 процентов (цифра явно заниженная – в ней не учтена генерируемая наркоманами преступность и расходы на защиту от неё, сейфные двери там, носимые барышнями травматические пистолеты, усиленная охрана на любом складе.

В качестве одной из мер решения данной проблемы предлагается введение на федеральном уровне обязательного тестирования школьников на употребление наркотиков. Ну, несмотря на сильные эмоции, которые эта мера вызывает в обществе, с её полезностью спорить трудно. Эмоции эти, кстати, вызывают в памяти давнейший сюжет советского телевидения. Была в СССР такая забава – Борьба за Мир. Мир в стране в те годы обеспечивался бомбами Андрея Дмитриевича Сахарова и боевыми ракетами Михаила Кузьмича Янгеля. Но было принято считать, что Мир – это достижение Социального Прогресса. И поэтому после очередного раунда переговоров между СССР и США опрашивали прогрессивную общественность за рубежом.

Ну а кто мог быть прогрессивней, чем негры в нью-йоркском метро? И когда их спрашивали про запрет ядерных испытаний, они сильно возбуждались, полагая, что наконец-то запретят испытания на наркотики в госучреждениях. Ну, методика анализов - дело специалистов по биохимии. Организация – тут можно и математику применить, подобно тому, как криптоанализ используется для анализа стойкости механических замков. Вообще тестирование – это как проверка файла антивирусом, проще говоря. Столь же полезная процедура.

А результаты тестирования? Да, правильно было бы использовать их для отделения наркозависимых от здоровых, подобно тому, как заражённый файл отправляется антивирусом в карантин. Хотя бы на уровне учебного заведения. Наркомания – болезнь заразная. Наркобизнес построен так, что потребитель для удовлетворения своей пламенной страсти вынужден вовлекать в своё хобби новых жертв, сбывая им дурь.

И не надо говорить, что такие меры будут жестокими по отношению к наркопотребителям. Здоровые дети тоже имеют право на заботу; на то, чтобы их изолировали от источника угрозы. И их – больше. И не выгонять из класса выявленных наркоманов, нарушая их права, а создавать ЧИСТЫЕ классы/школы, где родители ДОБРОВОЛЬНО согласятся на обнародование результатов тестов в интересах безопасности своих чад. Решится ли власть на серьёзные и неоднозначные меры для их блага – покажет время.

Ну, об излечивании наркозависимых автор слушает с интересом. Как и про НЛО, про снежного человека. Про то, что не видел собственными глазами, хотя и не знает закона природы, согласно которому такое не могло бы происходить.

Но вот с чем очень не хочется соглашаться, так это с предложением закрывать сайты, на которых можно найти рецепты производства наркотических средств. Дело в том, что, заглянув прямо с заседания президиума Госсовета в Сеть, Дмитрий Анатольевич, набравший "Дезоморфин", обнаружил в подсказках "Яндекса": "дезоморфин, способ изготовления".

В Google мы видим нечто иное: "Дезоморфин – последствия", "Дезоморфин – гарантированная смерть за 100 рублей", "Дезоморфин – угроза!", "Дезоморфин – гниение заживо". Но тем не менее и рецепт изготовления наркотика, и список рекомендуемого сырья там можно найти. Может, действительно , стоит закрыть сайты с рекомендациями для химиков-самоучек? Стоит изъять из аптек препараты, используемые в качестве сырья?

Ну, прежде всего, самым страшным вредом наркомании автор считает затруднение медицинского оборота наркотических средств. Стоит усложнить их оборот (даже предположим отсутствие злоупотреблений – когда получающая четыре тысячи медсестра толкает налево ампулы, вместо того чтобы вколоть их умирающей в страшных болях одинокой старушке) – и больные, страждущие их недополучат. Чисто в силу законов документооборота. Так что изъятие микстур от кашля будет гнусным наказанием нормальным людям за проделки отщепенцев.

А вот сайты с рецептами – как, закрыть их? Как, скажем, с рецептами самодельной взрывчатки? В таком суждении произойдёт подмена тезиса. Те, кого взорвали в минском метро, не хотели быть взорванными. Решение приняли за них. А рецепт дезоморфина – доступен любому химику. Запретим его – надо запрещать или секретить учебники химии. Абсурд! И, кроме того, описать негативные воздействия этой гадости на организм без описания химических структур нельзя. А Google выдает такой информации - отвращающей от дури – много больше! И – с картинками. И решение – варить или не варить дезоморфин – человек принимает сам. Подростки прыгают с верхних этажей – так мы же не сносим многоэтажки. Срываются с электричек, на которых катаются снаружи (автор сам некогда любил проехаться на трамвайной "колбасе"), – так поезда ходят по-прежнему.

Ну не при чём тут свобода распространения информации в Сети. Расскажу пару случаев. Ну, вот негативный герой нашего времени. Мальчонка, которому для откоса от армии купили инвалидность за 35 тысяч рэ. Это же позволило поступить без конкурса в техникум и получать там две стипендии – обычную и социальную. И спортом ребёнок занимается, в мячик играет (времени до хрена, ну кто поставит плохую оценку "инвалиду"). Аж до первого разряда.

Но вот выясняется, что мальчик подсел на наркоту. На метамфетамин. Он же – первитин. Этот стимулятор когда-то сварили германские химики. Солдаты армии Венка, озверело прорывавшиеся к Эльбе (сдаться янки, избежав ответа за содеянное в России), по воспоминаниям ветеранов, держали его в карманах. А сейчас он прижился в игровых видах спорта. Делают из вполне легальных препаратов. Варят сами. Дают товарищи по команде – попробуй откажись. Это я к девизу "Спорт против наркотиков"… Но нельзя же запрещать спортивные игры. И микстуры от кашля тоже. И интернет тут не нужен – всё из уст в уста. А вот тут тестирование может помочь, отделив агнцев от козлищ!

Второй случай с тем же препаратом связан с абсолютно положительным персонажем рыночной экономики. Девочка, выросшая в бедной семье. Хорошо училась, честно поступила в институт. Параллельно – работала. В большом таком сарае с бытовой техникой. И – подсела на тот же первитин. Думаете, легко подскакивать к каждому, кто чуть задержит взгляд на каком-нибудь приборе, и пытаться впарить ему не то, что он хочет, а что есть на полках? Опять – варят сами, бригадой, сами подсаживают новичков. Шустрей бегать. Без всякой Сети. И тестирование (студентов) могло бы пресечь эту заразу. Но никто же не станет закрывать сараи с потребительской электроникой!

Но вот любое, самое малейшее, покушение на свободу Сети должно вызывать самое пристальное внимание общества. Какими бы благими намерениями оно не обставлялось. Дело в том, что Сеть даёт нам возможность дёшево купить некоторые товары – но это ж невыгодно представителям менее эффективных форм дистрибуции! Дело в том, что Сеть даёт нам возможность получить информацию о негативных свойствах самых легальных товаров (скажем, тех, что удушали бедняг в "Хромой лошади") – какой ущерб их продавцам! И ограничить право на поиск даже той информации, которой кто-то может попользоваться во вред себе (именно себе, а не пассажирам метро, как в случае с ВВ!), вряд ли правильно.

Человек должен иметь право на выбор, а социум должен обеспечивать, чтобы за этот выбор он расплачивался сам, а не ближние.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.