Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кафедра Ваннаха: Одиннадцатые

АрхивКолонка Ваннаха
автор : Михаил Ваннах   04.04.2011

Разговоры о переходе нашей экономики на инновационный путь являются сотрясанием воздуха. В сфере знаний тоже есть аналоги второго начала Термодинамики, своя стрела энтропии.

Хотя по древности Королевское общество и уступает другим академиям - скажем, учреждённой в 1603 году в Риме Академии Рысьеглазых, но зато работает, в отличие от "итальянки", без перерывов с 1660 года. А уж по авторитету оно, безусловно, лидирует на планете. Поэтому к выпущенным им в свет материалам отнестись стоит со всем вниманием. В конце марта 2011 года увидел свет доклад "Знание, cтруктуры и нации: глобальное сотрудничество в XXI столетии". В этом документе приведена масса интереснейших фактов о мировой науке и организации научной деятельности в различных государствах планеты.

Прежде всего, назовём глобальные цифры. Человечество и в 2002 году, и в 2007 году тратило на науку 1,7 процента своих доходов. В абсолютном исчислении сумма эта возросла с 790,3 до 1145,7 миллиардов долларов США. Развивающиеся экономики Китая, Индии и Бразилии за этот период более чем удвоили свои траты на исследования и разработки и теперь оплачивают 24 процента счетов за планетарный научный пирог (в 2002 г. на их долю приходилось только 17 процентов). Число научных работников за этот период возросло с 5,7 млн человек до 7,1 млн. Количество публикаций - с 1,09 млн до 1,58 млн.

Больше всех на исследования и разработки тратили США - в 2010 году были названы затраты в 400 миллиардов долларов. Им принадлежит авторство 20 процентов научных работ. 59 процентов исследований оплачивают пять стран - Америка, Англия, Япония, Германия, Франция, но их доля в мировых научных публикациях сокращается. С 1996 по 2008 год доля американских исследований сократилась на пятую часть. Ещё больше падения процента публикаций у Японии - 22 процента и, - увы - у России - целых 24 процента!

Да, назовём цифры, которые должны были бы стать первейшим предметом обсуждения и во всех ветвях власти, и во всех структурах общества. По числу публикаций Россия уже не входит в десятку ведущих научных держав. С почётного десятого места её вытеснила Индия, поднявшаяся с 13-го в 1996 на 10-е в 2008 году. На Индию в период с 2004 по 2008 годы пришлось 3 процента научных публикаций. На нас, грешных, хоть и вовсю в этот период "поднимавшихся с колен", - только 2 процента. В 1999-2003 годах Россия, хоть и жила бедней, но обеспечивала наряду с Испанией и Канадой по 3 процента объёма мировой научной продукции.


Президиум РАН. В СССР шутили, что, дескать, в Монголии есть Министерство морского флота

Далее за период с 2004 по 2008 годы по возрастающей доле мировых научных публикаций идут Испания (3%), Канада (4%), Франция (4%), Германия (6%), Британия (6%), КНР (10%) и США (21%). Вместе с нами, Третьим Римом, из десятки, как видно из диаграммы, вылетел и Рим Первый, Италия... И это, кстати, не самый плохой исход. Ведь Второго Рима, Византии, давненько не наблюдается даже на политической карте. Что, теперь обязательно сравнивать себя с США с их 320 тысячами, КНР со 163 тысячами и Соединённым Королевством с 98 тысячами научных публикаций? По сравнению с Тувалу, с её единственной научной работой, всё не так уж и плохо!

Рекордсменом по объёму ВНП, направляемого на науку, является Швеция - 3,7 процента; у Канады - 2; у Индии - 0,8. По темпам роста лидирует Китай. Поднебесная с 1999 года ежегодно увеличивала финансирование исследований и разработок на 20 процентов, и в результате в 2007 году эта сумма составила 100 миллиардов долларов, или 1,44 процента от ВНП. А в 2020-м предполагается увеличить расходы на эти цели до 2,5 процента ВНП, который к тому времени изрядно возрастёт. В 2006 году естественнонаучные и инженерные факультеты в этой стране закончили полтора миллиона выпускников. У Индии ещё круче. Суммарное производство учёных и инженеров - 2,5 миллиона душ в год. Страны с самым большим числом жителей на планете могут позволить себе такие абсолютные численности специалистов, хотя о дефиците рабочих в КНР уже поговаривают.


Несмотря на древность Академии Рысьеглазых, Италия из "десятки" тоже вылетела

Бразилия, без лишнего шума превзошедшая нашу страну по объёмам ВНП, таких численностей себе позволить не может, однако намерена увеличить финансирование науки с 1,4 в 2007 году до 2,5 процента ВНП в 2011 году. Южная Корея, о степени развития хайтека которой напоминать излишне уже не только аудитории "Компьютерры", но и просто потребителям, планирует с 2007 по 2012 год увеличить финансирование науки с 3,2 до 5 процентов ВНП (это они, наверняка, с огорчения, что Олимпиады не досталось).

Кстати, взрывными темпами растёт объём научных исследований в древней Персии. Иран увеличил объём публикаций с 736 работ в 1996 году до 13 238 в 2008. Расходы на науку и образование в этой стране предполагается наращивать ударными темпами. Если в 2007 году на эти цели выделялось по 0,59 и 5,49 процента ВНП соответственно, то в 2030 запланировано 4 и 7 процентов. (Вот всё забываю, с какой же страной Персия граничит через Хвалынское море и с кем будет делить запасы нафты.)

И Турция. По темпам роста числа научных публикаций страна эта уступает лишь Китаю, наращивая их, наряду с Южной Кореей, более чем на 12 процентов в год. Рост расходов на науку - с 0,03 процента ВНП в 1996 до 1,25 процента в 2009. Ныне османы тратят на исследования больше, чем датчане, финны или норвежцы, так почитаемые поклонниками открытых обществ.

Кстати, Россия в 1996-2007 годах слегка увеличила долю ВВП, выделяемого на науку, и даже большими темпами, чем США, Италия и Германия, не говоря уж об Англии и Франции, где этот процент сократился. Но "завал" финансирования в начале девяностых был столь велик, что прирост числа научных публикаций у нашей страны был минимальным из всех стран Большой восьмёрки.

Да, безусловно, говорить о закате Запада в сфере науки оснований нет. Из цитированных с 2004 по 2008 г. научных работ 30 процентов принадлежит американцам, 8 - англичанам и 7 - немцам. На китайцев приходится только 4 процента. Но это говорит, скорее, об экспоненциальном развитии науки за пределами Первого мира, нежели о качестве работ учёных Поднебесной. Что касается нашей страны, то её в списке десяти наиболее цитируемых не было и тогда, когда она обгоняла Индию.

Из всего вышеизложенного следуют в высшей степени невесёлые выводы. Все разговоры о переходе нашей экономики на инновационный путь являются пустым сотрясанием воздуха. Дело в том, что в сфере знаний, вероятно, тоже есть аналоги второго начала Термодинамики, своя стрела энтропии. Фундаментальная наука может быть конвертирована в прикладную. Та - конечно, при наличии прочих условий - в продукцию хай-тек. Но просто деньги в хай-тек перегнать нельзя.

За ядерно-космическими успехами нашей страны стоял фундамент в виде академии и университета, учреждённых Петром да Екатериной; Леденцовского общества, дававшего работу исследователям, вышибленным из университетов царскими бюрократами; земских школ; переводов Гельмгольца и Фламмариона.

Вот, кстати, поучительный пример: недавно вышла в свет книга писателя Александра Громова и астрофизика Александра Малиновского "Вселенная. Полная биография". Работа эта в увлекательной форме знакомит подростков (да и более взрослую аудиторию) с современной картиной Мироздания. Но обратим внимание на её тираж (будем надеяться, что только начальный) - 3000 экземпляров. А в 1899 году переводчик Фламмариона Предтеченский в предисловии к "Звёздному небу" отмечал, что предыдущая книга французского популяризатора астрономии, "Живописная астрономия" (1897), разошлась тиражом в три тысячи экземпляров. То есть в результате реформ общество, полвека назад первым вышедшее в космос, оказалось заброшенным в конец позапрошлого века... И из этой ямы нам предстоит выбираться!

Ещё жутковатый факт: гуляющая по СМИ история молоденькой учительницы, умершей от туберкулёза. Не в туманном Санкт-Петербурге, а на благодатной Кубани. Правда, журналисты, привычно подменяя тезисы, говорят о том, чего нет: что, мол, детишки могли заразиться... И упускают то, что есть, - что зарплата у молоденькой школьной работницы в провинции скорее подобает микроорганизму. Что юные барышни устроены так, что эпиляцию предпочтут чулкам без дырки на пятке (которые ловко ухитряются снимать вместе с сапогами в прихожей), а яркую тряпочку - нормальному обеду. А туберкулёз - прежде всего, болезнь социальная... Обратите внимание: у Ирана расходы на образование предшествуют расходам на науку. Про состояние же образования нашего мы рассказывали. Так что явно есть над чем задуматься стране, золотой запас которой перевалил за половину терабакса.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.