Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кафедра Ваннаха: Ирландия – виски и прочее

АрхивКолонка Ваннаха
автор : Михаил Ваннах   24.12.2010

Автор  хорошо (время летит страшно быстро!) помнит, где впервые прочитал про феномен персонального компьютера не только как техническое, но и социально-экономическое явление.

Недавно в Москве шумела молодёжь, недовольная крайне гуманной по отношению к преступникам правопринудительной системой. "Гуманитарные киски", подобно подраненному косому, верещали, в Сети и оффлайне, о мифическом русском фашизме (мифическом для них, так как заглянуть в коминтерновское, образца 1933 года, определение этого явление, или же в книги германского историка Э. Нольте им недосуг – надо ужасаться…). А вот на массовые выступления населения в Европе внимание у нас мало кто обратил. И – зря. Потому что там было – пострашней. Куда более тесно связаннее с глобальным трендом развития технологий и влияния их на общество. Наши проблемы – это когда карманница, из числа сугубо коренного населения, получает условный срок и идёт на предрождественский лов кошельков; когда родителей, отправивших пятерых чад в детдом, осуждают на десять месяцев принудработ с вычетом 10 процентов зарплаты в пользу государства, что не покроет издержек казны даже по процессу (это пара случайно взятых дел знакомого судьи). И они могут быть решены при условии политической воли – сбил же маршал Жуков в свое время волну уголовщины в Одессе! (Правда, умиляет Верховный суд, гуманизирующий наказания несовершеннолетним на фоне роста молодёжной преступности.) А вот то, с чем столкнулась Европа, носит куда более сложный характер.

Есть у нас мнение, что все проблемы и российской экономики, и отечественного общества связаны с сырьевой структурой экономики. А вот возьмем денежек, бюджетных или выдоенных добровольно-принудительных из олигарха, вложим их в нанопроизводство, и наступит счастье. Звуки заводских гудков; массы трудящихся, вливающиеся в проходные; стабильная и предсказуемая жизнь. Сочетающая нынешний ассортимент лавок со стабильностью советской эпохи или благоустроенных, почти социалистических, государств Европы. Так вот: можно с уверенностью сказать, что такого не будет. Этому противоречат объективные законы технологии и экономики, которые, в конце концов, и определяют происходящее в обществе. Посмотрим на них на конкретных примерах.

Автор удивительно хорошо (время летит страшно быстро!) помнит, где впервые прочитал про феномен персонального компьютера не только как техническое, но и социально-экономическое явление. Это было в 1980-м году. Материал содержался в 53-м, юбилейном номере журнала Electronics (памятного, наверное, многим старшим читателям КТ по русскому переводу – "Электроника"). Electronics была изданием культовым. Само английское слово "электроника" ввел в оборот этот журнал, стартовавший в апреле 1930 года. Там описывались классические ламповые схемы; транзисторы и первые интегральные кристаллы. Сам Закон Мура был описан в апреле 1965-го именно в этом журнале – сорок лет спустя Intel купил этот номер за десять килобаксов. Случалось "Электронике" делать и ошибки: скажем, феномен CD и грядущую вселенную легко и без потерь копируемого контента – журнал проворонил. Но об ушедших плохо не говорят, а журнал исчез в 1995-м. И вот там-то (и в смежных изданиях) в восьмидесятые стали публиковаться материалы, частью рекламные, описывающие прелести Ирландии. Нищая (несмотря на мягкий климат и близость к океанским коммуникациям – это я уважаемым сторонникам "географического детерминизма Паршева") страна. До нитки обобранная многовековым британским владычеством, против лишь самых крайних злоупотреблений которого лишь в форме менипповых сатир выступали лишь лучшие люди, вроде декана Свифта. Долго и упорно – от "Объединенных ирландцев" до фениев – боровшаяся за независимость. Обретшая её, но потерявшая при этом американские рынки виски и пива – из-за лояльности к США и их "сухому закону" (в начале ХХ века 90 процентов мирового рынка виски принадлежало ирландскому – вспомним потомка винокура Jameson‘а Маркони, ещё 8 процентов - скотчу, 2 процента - бурбону). В годы Второй Мировой Ирландия оказалась единственной страной Британского Содружества, сохранявшей нейтралитет. Правда, сделать на этом такой гешефт, который провернули швейцарцы со шведами, Зелёному острову не удалось. Британия, владея морями, баловства (и экспорта виски!) не допускала, и уже в 1941 году встал вопрос о выживании Ирландии. (Ирландская Республиканская Армия работала на стороне Гитлера, так что суровость Уайт-холла была объяснимой.) И после войны Ирландии пришлось расплачиваться за нейтралитет…

И вдруг на Эйре пролился "золотой дождь" инвестиций. И не в какие-нибудь сырьевые отрасли, а в самый что ни на есть хайтек. В электронику, особенно цифровую. Аудиторию Electronics, инженеров и предпринимателей от слабых токов и вычислительных машин, привлекла европейская страна, где говорят на английском (есть такой термин "ирландизация" – народ есть, а свой язык потерял…). А ещё – изобильное в условиях традиционной католической культуры и запрета абортов население. Работящее и неприхотливое, хотя и традиционно любящее выпить и подраться. И – льготные, весьма привлекательные условия, созданные для инвесторов правительством страны Святого Патрика. Ирландская экономика рванула вверх! Да так, что бывший колониальный хозяин, несмотря на наличие у них на территории планетарного финансового центра Сити, мог им обзавидоваться. В ХХI веке "другой остров…" стабильно обгонял былую метрополию. В 2005 году ВВП на душу населения у ирландцев - $40232, а у англичан - $37632… Это хорошо почувствовали освободившиеся от советского империализма молодые жители Прибалтики и Восточной Европы. Бросив университеты, они устремились к зажиточным ирландцам, трудиться барменами и нянями, в свободное время тусуясь в клубах и занимаясь шопингом. (Для отсталых родителей такая карьерная траектория деточек, правда, стала жизненной трагедией – автор, как заполярный оленевод, поёт о том, что видел.) А бывшие рабочие и колхозники трудились на ирландских свинофермах и паромах… Благорастворение воздухов! И никто не читал Компьютерру и не обращал внимания на звучавшие похоронным колоколом новости из Ирландии. А – зря! Вот еще в 2003 году Сергей Баричев поведал, что 3Com сбрасывает вес; уходит из ставшей слишком дорогой Ирландии.

Ну не может рабочий из страны с таким ВВП конкурировать с работником из ЮВА (тем более что сельское население Ирландии было исчерпано)! И нет смысла держать в Ирландии центры разработки. А для логистических центров (у многих хайтек-фирм, работающих на Россию, они там) можно дешёво подвезти продукцию с Юга Азии, воспользовавшись тем самым океанским транспортом.

И наступила – расплата. В кризис доходы Ирландии пошли вниз. Прибалты и ляхи вернулись к родным пенатам. Но – экономику Ирландии Объединённой Европе пришлось спасать. Финансовым институтам этой страны пришлось выделить 723 миллиарда евро. Это превышает валовой национальный продукт ВЧЕТВЕРО! Забавно, не правда ли?

А еще более забавны общие цифры помощи, оказанной Европейской комиссией с осени 2008 по осень 2010 года. Это – 4589 миллиарда евро. Цифры запредельные. Даже у славящейся своей бережливостью и бюджетной дисциплиной Германии госдолг уже к концу 2009 года превысил 1,7 триллиона евро и составил по 20773 евро на голову бундесбюргера. И это в стране, являющейся локомотивом экономики ЕС. Рачительно сохранившей у себя начальные (проектирование и подготовка производства) и конечные (сборка, наладка) этапы технологических цепочек традиционных продуктов – автомобилей, станков, химического и энергетического оборудования. Долги Греции - $51483 на душу населения, производимый которой продукт без Сети припомнить не удаётся, но в которой чиновник может уйти на неплохую пенсию в 40 лет, - возвращены не будут никогда. То есть всё здание благополучного европейского социума построено на зыбучем песке неподъёмных долгов.

Эти долги - свидетельство того, что благополучные страны потребили, скажем, невозобновляемые ресурсы России и живой труд китайских рабочих, расплатившись ничем не обеспеченными (но высоко в данный момент котирующимися в финансовой сфере) бумажками. Эмиссией которых обеспечен высокий уровень потребления европейского населения. Большая часть которого – скажем жестокие вещи – современной экономике не нужна. Неконкурентоспособна по отношению и к проектировщикам хайтека в англосакской Новой Европе (кроме США – Канада, Австралия, хоббитанская Новая Зеландия) и к работягам из Азии. Но – демократически избранные власти этих стран обеспечивают избирателям высокие уровни потребления. Хотя значительная часть населения уже потеряла реальный смысл жизни…

А ситуацию такую создали прежде всего технологии. Убравшие из техпроцесса целые слои работников и целые регионы. И это – реальность. Абсолютно объективная, которую упорно не замечают те, кто ответственен за формирование социальных структур завтрашнего дня.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.