Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кафедра Ваннаха: Кибернетика и российская преступность

АрхивКолонка Ваннаха
автор : Михаил Ваннах   07.12.2010

Наказание - это система обратных связей, обеспечивающая функционирование общества при помощи регулирующего воздействия на граждан.

Когда вместе с преступностью поминаются компьютерные технологии (хакерство и борьбу с ним оставим за скобками), то речь обычно идёт об отдельных устройствах, ну максимум об отдельных системах. Устройство - это какой-либо дактилоскопический датчик, камера для считывания рисунка сетчатки глаз, GPS-браслет для контроля положения домашнего арестанта. Система - то, в чем хранятся данные о государственных и заводских номерах автомобилей; данные о прописке и имуществе. Примерно тот набор, базы данных с которым вы, уважаемый читатель, не раз видели на компьютерной барахолке. Но все науки - это не только порождённые ими устройства, но еще и методы, и понятия. Термодинамика - не только двигатель Отто, но и понятие энтропии. Ну а прежде нынешнего рассвета компьютерных технологий была кибернетика Винера, наука об управлении и связи. В кибернетике было разработано несколько очень общих понятий, которыми люди пользовались задолго до появления самой науки, не подозревая об этом, - как мольеровский господин Журден не знал, что говорит прозой.

Давайте же попробуем в самом первом и самом приближённом виде применить эти понятия к описанию ситуации с российской преступностью. Обычно представляются две точки зрения: казённая, согласно которой всё хорошо, а будет ещё лучше, и либеральная, согласно которой российская правоохранительная система имеет сугубо карательный уклон; в узилищах томится рекордно большое количество заключённых, оставленных без медицинской помощи. Ну если сравнивать, скажем, с тем уровнем зубопротезирования, который получают за счёт казны американские завсегдатаи тюрем, то да, конечно! Но вот если взять медобслуживание в российской глубинке… Конкретный пример. Городок вокруг закрывшихся шахт и завода пассивных радиоэлементов. (У завода последний заказ был на статические конденсаторы для осветительной арматуры МКАДа.) Был в городке рентгенолог, а теперь нету. Собрал он свои ставки-полставки да перешёл на постоянную работу в тамошнюю зону. Выигрыш в зарплате, оборудование лучше, начальство и пациенты уважительней… (В городке рентгенолога не будет - знаете, какая на вакантной ставке зарплата?) Но это так. Отвлечение. А мы поговорим о том, что такое наказание с точки зрения кибернетики или теории автоматического управления.

Так вот, отбросив юридическую терминологию и совсем смутные суждения о морали и справедливости, давайте возьмём и определим наказание как систему обратных связей, обеспечивающую функционирование такой системы, как человеческое общество. И связь эта должна удерживать элементы системы, каковыми являются граждане и подданные, в определённых рамках. Выходит кто-то из этих рамок - на него оказывается регулирующее воздействие.

Элементарное знакомство с курсом теории автоматического управления показывает, что обратная связь в данном случае должна быть отрицательной. Связь положительная приведёт к тому, что система пойдёт вразнос. Пример отрицательной обратной связи - это розга. Пример положительной - слова Атаманши из сказки Шварца: "Детей надо баловать - тогда из них вырастают настоящие разбойники".

Самыми ранними наказаниями, ещё со времён охоты-собирательства, вероятно, были казнь и изгнание. Изгнание (из племени) являлось эквивалентом казни, только казнь эта была более длительная. О казнённом никто (во всяком случае с экономической точки зрения) не жалел: количество производимого и потребляемого продукта было сходным. Потом появились новые технологии - животноводство, земледелие. Увеличилось количество прибавочного продукта. Усложнилась структура общества, и усложнились наказания. Оформился закон талиона. За выбитый глаз не убивали, а выбивали глаз обидчику; это косвенно свидетельствует о том, что мог выжить и одноглазый. Оформилась вира: за увечье и даже смерть можно было откупиться деньгами. (Смешно, но и в сегодняшней России бытует практика виры под видом примирения сторон. Особенно занятно это при ДТП со смертельным исходом. Огромный профессиональный интерес: как же выясняют мнение о примирении жертвы - стол крутят, блюдечко двигают?)

Потом функцию наказания взяло на себя государство, объявив традиционный самосуд преступлением. Но суть наказания оставалась одинаковой: отрицательная обратная связь. Это своеобразный эквивалент боли, заставляющий человека оставаться в рамках, как боль заставляет человека не совать руку в огонь. Причем этот эквивалент должен быть заметно ощутимым, выходить из зоны нечувствительности, пользуясь жаргоном нелинейной ТАУ. Эффект этот мы наблюдаем после очередного повышения штрафов: население начинает на какое-то время соблюдать ПДД.

Ну а теперь возьмём да и зададим риторический вопрос: каким образом борьбу с преступностью можно совместить с либерализацией системы наказаний? Либеральная мантра о том, что важна не строгость, а неотвратимость наказания, убедительной не представляется. Наказание должно обеспечивать такое "болевое" воздействие, чтобы потенциальный правонарушитель исключал для себя возможность подобного поведения.

А вот пример. Вымершая деревня между двумя полузаброшенными шахтёрскими посёлками на границе двух нечернозёмных губерний. Топчущийся у заглохшей "копейки" опер. Он приезжал, чтобы изъять обрез курковки (не смейтесь, на близкой дистанции эта штука не оставляет жертве шансов на выживание) и арестовать владельца. Последнее не удалось. Клиента, спившегося механизатора, убили. Убил другой спившийся механизатор. Семнадцать ножевых ударов. Не поделили пачку роллтона, лапша такая быстрорастворимая… А теперь зададим неполиткорректный вопрос: каким должен быть уровень "болезности" наказания, чтобы он способен был удержать людей от таких поступков, в таких ситуациях? Думается, что камера европейского образца с европейской кормёжкой тут наказанием выглядеть не будет - так же, как не выглядит таковым она для сомалийских пиратов; для них она эквивалентна курорту.

А вот ещё штрафы, к которым прогрессивная общественность стремится свести наказание для предпринимателей. Такой пример: фирма, одновременно продававшая компьютеры в кредит и собиравшая (до кризиса) деньги под 21% годовых. Сильно разрекламированная (очень смешно было спрашивать у девчушек-рекламщиц, а можно ли будет взять назад эти деньги?). А вот дед с бабкой купились. Отнесли сбережения. Фирма лопнула. Бабку хватил летальный инфаркт; дед после инсульта бродит, приволакивая ногу, и жалуется. Будет ли впредь штраф удерживать лихих финансистов от того, чтобы убить такую вот (не слишком умную) бабку? Или штраф в качестве наказание окажется ПОЛОЖИТЕЛЬНОЙ обратной связью…

Вот ещё одно кибернетическое понятие: насыщение системы массового обслуживания. Сегодня не надо приводить пример с парикмахерской. Все знакомы с DDoS-атаками, эксплуатирующими этот эффект, состоящий в том, что при достаточно большом числе запросов на обслуживание система перестает на них реагировать. Так вот, российская преступность успешно эксплуатирует его. Успешно, хотя вряд ли знакома с этим понятием. Вот ещё пример: откинувшийся с восьмой отсидки преступник в один день убивает продавщицу, забрав у нее двести рублей зарплаты, а на следующий день - школьницу (тут добыча больше - мобильник, стоивший новым 1400 рублей). Ходка за убийство у него уже была… Так почему же произошли эти трагедии и кто в них виноват?

А виноват в них вышеупомянутый эффект. В России много сидят не из-за какого-то особого садизма судей и прокуроров (обычно - милые дамы),а из-за большого объёма преступлений. Ну вот в предкризисном 2007 году было выявлено около 3,7 миллиона лиц, совершивших преступления. (Об экономических механизмах, заложенных в 90-е и обусловливающих такой уровень, сейчас умолчим.) Убийств в России - 15 на 100 тысяч населения, это втрое превышает американский уровень, и в 15 раз больше европейского. (А есть ещё и латентная преступность: записанные по "падению с высоты собственного роста", дабы не плодить "глухарей".) А смертная казнь - запрещена. А принудительный труд в колониях - запрещён. И система отбытия наказания для казны (и общества в целом) - убыточна. Если давать полноценные, предусмотренные УК сроки, то не хватит тюрем и не хватит средств на их содержание. Вот и оказываются рецидивисты на воле через несколько лет после убийства (и с убийцами из Кущёвской, от дел которых "содрогается общественность", то же будет…). Ничего личного - просто эффект насыщения СМО. Убивший упомянутых продавщицу и школьницу. Ну вот выступают порой казённые журналисты за сокращение сроков наказания как противоречащих российским традициям и гуманности - опять же ничего личного, только из соображений экономии расходов казны.

А какое решение? Не знаю! Принудительный труд в ГУЛАГе чреват массовыми облавами (возникнет положительная обратная связь). Правда, её можно уравновесить отрицательной со стороны общества, "сдержек и противовесов". Но бесспорно одно: социальные механизмы надо обсуждать и конструировать не просто с использованием Сети и блогов, но с применением хотя бы минимума понятий теории управления как точной дисциплины.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.