Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кафедра Ваннаха: Факторизация войны

АрхивКолонка Ваннаха
автор : Михаил Ваннах   04.10.2010

Если предположения об успешной работе червя Stuxnet против Ирана верны, значит мы вошли  эпоху криптовойн, "факторизация" которых до крайности затруднена.

Была когда-то в школах такая дисциплина - арифметика. А у арифметики была основная теорема, гласящая, что большее единицы натуральное число можно единственным образом представить в виде произведения простых чисел. Операция разложения натурального числа в произведение простых множителей зовется факторизаций.

Аудитории "Компьютерры" излишне напоминать о той роли, которую задача факторизации играет во взломе и оценке стойкости шифров с открытым ключом, к примеру. И о возможных применениях полуми(ст/ф?)ических квантовых компьютеров для факторизации с полиномиальной сложностью тоже многие наслышаны. Сейчас, похоже, на повестке дня оказывается задача "факторизации" такого старого и доброго явления, как война.

В древности все было просто - "Иду на вы!". И даже если формального объявления войны не было, то определить с кем воюешь было нетрудно. И тайные операции были тайными только до определенной черты. Вот одна из самых известных - инцидент в Гляйвице, ознаменовавший начало Второй мировой. Не успели лихие ребята из RSHA переодеть десяток дюжин эсэсманов в польскую форму, и приготовить "консервы" из трупов переодетых в ту же форму зеков, не менее лихие конкуренты из Abwehr "слили", - в духе старой доброй розни между спецслужбами, а не из-за любви к человечеству информацию журналюгам из AP. Началу глобальной бойни это, впрочем, не помешало - у войн причины не случайные, а экономические...

Вот еще забавный инцидент с американским летуном-шпионом Гарри Пауэрсом. 1 мая 1960 года в 8:53 по московскому времени его сбили над Свердловском, в 15:00 того же дня привезли во Внуково. Следователи, ведшие дело, найдя у Пауэрса отравленную булавку для самоликвидации, полагали, что хозяева сбитого пилота хотят спрятать концы в воду. Даже экспонировавшиеся на специальной выставке бесшумный пистолет, 48 золотых монет, двое золотых часов и листовка на русском о том, что Пауэрс не имеет злых намерений, их не насторожила... А дело-то было в провокации спецслужб США против курса Эйзенхауэра на нормализацию отношений с СССР. Хрущев, действительно, возмутился. Потом были Кеннеди, Карибский кризис, курс на экономической изматывание СССР. (История и этой, успешной, провокации подробно описана отечественным историком Н. Н. Яковлевым.)

Но сейчас все становится действительно тайным. Про вирус Stuxnet читатели "Компьютерры" тоже знают. Штука по сложности и добротности явно государственного выпуска. Западная пресса уже разродилась по этому поводу многочисленным выводком гипотез. Кто-то, соотнося греческое и еврейское названия мирта, находит указания на ветхозаветную книгу Есфири. В связи с этим поминают полулегендарное израильское подразделение 8200, специализирующееся на информвойне. Авторитетная The New York Times вообще полагает, что Stuxnet уже успешно сработал прошлым летом, поразив системы управления иранских центрифуг, выполненных на контроллерах Simatic S-7 фирмы Siemens. Это привело к снижению числа работоспособных устройств по обогащению урана на 23%, в результате чего разведка Израиля сдвинула сроки ожидаемого появления у персов ядерной бомбы на 2014 год.

Если это так, прецедент интересный. Получается, что мы впервые сталкиваемся с действительно тайной, - и уже не операцией, а войной! Войны индустриальной эпохи оставляли материальные следы. Это отображалось даже в массовой культуре - в пьесе "Посол Советского Союза" фигурировал осколок с клеймом "Сделано в Германии", с помощью которого разоблачали замыслы наци втянуть Швецию в войну против СССР (будто у вермахта было мало трофейных боеприпасов...). У Тома Клэнси в The Sum of All Fears Третью мировую останавливают, выяснив что бомба, испепелившая стадион в Денвере, сделана из плутония, подаренного янки израильтянам. А вот в мире информационных технологий такие трюки уже не пройдут. Бит, "сделанный" американским или израильским программистом, невозможно отличить от бита "произведенного" индусом или россиянином. Война становится по-настоящему анонимной. Ее средства, - как и во время оно, - насильственны. Именно ими продолжают политику. Но кто?

Понятно, что тот, кому выгодно. Но выгоды в нашем сложном мире многообразны. Одна - у государства. Вторая - у политиков, рвущихся к власти в этом самом государстве, или желающих сохранить ее. Третья - у бюрократов, которые еще делятся на карьерных дипломатов и рыцарей плаща и кинжала. А есть и бизнесмены, играющие и на понижение, и на повышение... И смастерить боевой вирус по силу каждой из перечисленных групп влияния (большой бизнес настолько тесно связан с государством, что Stuxnet может обслуживать и его интересы.

Значит, если предположения об успешной работе червя против Ирана верны, - мы вошли в новую эпоху. Эпоху криптовойн, "факторизация" которых если и не невозможна в принципе, то до крайности затруднена. И все это происходит не в провидческих текстах Лема (прежде всего - "Мир на земле"), а в самой что ни на есть реальной политике. И политика эта может коснуться всех нас. Даже в связи с Ираном. Участие российских госкомпаний в строительстве АЭС в Бушере хорошо известно. А теперь представим себе, что червь атакует не только центрифуги, но и силовые котлы. В худшем случае - новый Чернобыль. Толпы беженцев, претензии и на межгосударственном и на межконфессиональном и на бытовом уровнях. В лучшем - парализация работы весьма дорогой технологической системы. И кто будет за это отвечать - генподрядчик, подрядчики, поставщики контроллеров? Спишут ли ущерб на форс-мажор, на обстоятельства непреодолимой силы? Не придется ли отвечать за ущерб бюджету государства, из которого происходит фирма-генподрядчик? Забавные вопросы...

И джинна уже не загнать в бутылку. Кибернетическая криптовойна (даже если оценки ущерба, нанесенного ядерной программе Ирана червем Stuxnet и преувеличены) стала реальностью. Это - заслуга технологии. Если есть возможность нанести противнику или просто конкуренту весьма значительный ущерб, оставив свои деяния в тайне - то кто то этим обязательно, - хоть на государственном, хоть на частном уровне, - воспользуется. И если обществу захочется знать, откуда на него обрушатся новые беды, ему придется создавать методики факторизации войны, некоей междисциплинарной науки, объединяющей ИТ с геополитикой, экономикой, стратегией и чем-то там еще...

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.