Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кафедра Ваннаха: Мемристоры и приемные дети

АрхивКолонка Ваннаха
автор : Михаил Ваннах   07.09.2010

Наука в Персии ассоциируется, главным образом, с попытками страны обзавестись собственной атомной бомбой. Но это не так.

Учёные из Технологического университета имени Шарифа установили, что пара мемристоров очень неплохо моделирует синапс. Мемристор – это пассивное нелинейное устройство. Падение напряжение на нём зависит от интеграла по времени от пробежавшего по нему тока. Всего лишь пару лет назад научились делать их из тонкой пленки диоксида титана, а сейчас выясняется, что пара мемристоров весьма подходит для того, чтобы воспроизвести объединяющий пару нейронов синапс. Ну а уменьшение падения напряжения на нём в результате прохождения по нему тока может быть уподоблено изменению синаптического веса у нейронной системы, повышению связности мельчайших нейрочастичек. И значит, пассивный и миниатюрный элемент может быть одним из перспективных элементов из которых, возможно, окажется целесообразным сплести нейросеть, сначала повторяющую, а потом и превосходящую человеческий мозг.

Ну, гипотезу Пенроуза о квантовом характере сознания (с ней можно познакомиться в книге Р.Пенроуз "Новый разум императора") пока рассматривать не будем. Предположим, что мозг это "обычная", – в смысле не квантовая, – асинхронная нейросеть. Обучаемая система, накапливающая "жизненный опыт" в вышеупомянутых синаптических весах. Ну, почти как память, адресуемая по содержимому. И теперь её стало возможно воспроизвести на пассивных элементах. В принципе пассивные элементы - это не новость. Старшие из читателей помнят, наверное, ферритовую память ранних СМ-4 (отечественных пиратских клонов миниЭВМ PDP-11 покойной фирмы DEC). И ныне большая часть данных хранится в сугубо пассивных магнитных поверхностях жестких дисков. Мемристор (окажись он перспективным) будет всего лишь одним из многих технологических достижений, которые, слившись воедино в системах проектирования ("вручную" такие проблемы не решишь) могут, причём не в таком уж и далёком будущем, привести к появлению искусственного разума.

Знаете, по мере того, как решаются задачи, традиционно проходившие по ведомству протезного интеллекта, те, кто решил их, – или хотя бы пользуется готовыми решениями, – с удивлением отмечают, что никакого разума в распознавателе образов нет. Так знаете, и в эвентуальном ИР не будет ничего, кроме софта и сплетений активных и пассивных элементов. И человек не содержит в голове ничего кроме серого вещества... ("Холистическую квантовую волну", единую и неделимую, будто бы описывающую суть человека вместе с его разумом, и прочно прижившуюся в англоязычной околонаучной беллетристике, тоже оставим за скобками...)

И вот тут мы сталкиваемся с системой взглядов, которую принято называть трансгуманизмом. Кратко говоря, это мнение о том, что человек вовсе не является венцом творения. О том, что эволюция будет листать свою книгу и дальше (evolutio – у латинян обозначало раскручивание свитка, хранившегося намотанным на две палки, а позже стало синонимом чтения). Ну, с последним нетрудно согласиться: новые ядерные страны (не только Пакистан с Ираном, но и Индия, удивительно изобретательно прессующая собственных христиан) запросто учинят ядерную войну, в которую сползут и великие державы, – и будут следующей страничкой книги жизни крысы, а то и вовсе тараканы. Эволюция то не по Ламарку, а по Дарвину, выживут не лучшие, но – приспособленные. (Поскольку отечественная стомегатонная "Кузькина мать" осталась непревзойденной до царствования сине-зелёных вряд ли дойдёт...)

А технологический вариант трансгуманизма реализуется, если появятся рукотворные (относя к рукам САПРы и фабы) интеллектуальные системы, потенциально более мощные, чем человек. Но человек всё же куда больше описывается культурой, нежели биологией. Детей, "кровинушек" – как выражаются разорившаяся продавщица и грузчик, можно настругать по пьяни, получить на второго "материнский капитал" (путём фиктивной покупки комнаты в бараке и у родни), раздать долги, – которые в преддверии обрушивающейся халявы, дают охотно, на оставшееся купить много-много привлекательной бормотухи, и дальше предаваться своему хобби – пока не кончатся нефтедоллары... (В более зажиточных слоях у гордой мамы аналогичным путем появляется колесный аквариум с автоматической коробкой – зря державные мужи считают, что материнский капитал на авто не истратить!) Вот так порой работает биология. А есть и те, кто заботится о приемных детях, формируя их разум. Чтением сказок, играми, разговорами, формированием навыков рукоделия, решения первых головоломок и математических задач. Очень часто такая забота превозмогает генетическое наследие родителей-алкоголиков (Наркомания в Нечерноземье в заметных масштабах появилась поздно, и сказать можно ли превозмочь наследие пап и мам "наркуш" сказать можно будет лишь по прошествии времени.

И вот человек в ситуации появления достаточно мощных нейросетей окажется в роли приемного родителя. Перед ним появится шанс воспитать приемных детей, эдаких пиноккио (книжка Коллоди существует на русском в прекрасном переводе Эммануила Казакевича, хотя издавалась мало – злые языки утверждали, что это был подарок Сталина графу Толстому, который не только сочинил Буратино, но и воспел "Оборону Царицына") но не из полена, а из кремния, оксида титана и чего там ещё... И человечность будет зависеть не от аппаратного, а от программного обеспечения – не от материала нейросети, а от её содержания... Ну, кто задумывается, на каком харде работает его сознание – многие ли вспоминают про нейроны и синапсы, сдав школьный экзамен по биологии? (В конце концов вскрыть свою черепушку и посмотреть экспериментально как работает серое вещество сохранив сознание затруднительно – только ради Бога, не надо приплетать к этой выдуманной ситуации теорему Гёделя!)

Возможно ли будет вышеизложенное – ну, пока не проверим экспериментально, мы этого не узнаем. Тут всё зависит от мировоззрения говорящего о проблеме. Автор, например, полагает, что к такому ходу событий, – пестованию ИР в духе человеческой культуры, – стоит готовиться, поскольку исходит из своих вероисповедных взглядов. Поясним на примере. Вот вышла новая книга Стивена Хокинга – "The Grand Design". Британские, – нет, не учёные, журналисты, – радостно оценили её доказательством отсутствия Бога. Дело в том, что Хокинг, дискутируя с взглядами Ньютона (да-да, сэра Исаака, современника Петра Великого) написал, что возникновение Вселенной описывается естественными науками (Ньютон предполагал Божественный Толчок в начале). Правда, есть маленькое "но". Где то с начала XIX века серьёзные теологи отбросили Theology naturalis, Естественное богословие. Согласно взглядам аврамических религий Творец создал мир так, чтобы связкой между Ним и людьми могла быть Вера, но не Знание. Следовательно в мире не может быть никаких однозначно фальсифицируемых доказательств бытия Божьего. Так что дискутировать с естественным богословием – примерно то же, что опровергать некогда вполне научную систему Птолемея.

И вот именно из этих соображений, – что следы Творения сокрыты, пока существует этот мир, ибо иначе Вера схлопнулась бы в Знание – для верующих вытекает то, что человек не может оказаться венцом творения. Сделать нейроны и синапсы невоспроизводимыми в "железе" было бы покушением на Свободу веры. Хокинг, кстати, весьма близок к трансгуманизму, правда по совсем иным соображениям...

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.