Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кафедра Ваннаха: Об образовании и деньгах

АрхивКолонка Ваннаха
автор : Михаил Ваннах   27.05.2010

Перспектива коммерциализации среднего образования ужасает. Но в природе нет ничего бесплатного. Не стоит ли начать смотреть, как и сколько обществу стоит тратить на образование.

Недавний теракт в столичном метро очень сильно ударил по нервам и в нечерноземных губерниях – у кого-то в Москве учатся дети, кто-то гастарбайстерствует, кто-то был в командировке... Но прохождение через Федеральное собрание Закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений" заставило тех же людей нервничать ещё сильнее. Ведь в общественном мнении введение этого Закона в действие связывается с переходом среднего образования на платную основу. Не будем разбирать – насколько это мнение обосновано, об этом написано уже немало, да и обсуждать то, чего пока нет – занятие не самое продуктивное. Ограничимся же простейшими наблюдениями – такая перспектива повергает в ужас самых разных людей. Мысль о бесплатности среднего образования кажется им абсолютно естественной. Заметим ехидно, что связь налогов с бесплатностью образования столь же очевидной не представляется. И продавщица, работающая по 10 часов в день с одним выходным в месяц, числится безработной. И владелец маленькой монтажной фирмы показывает мытарям среднюю зарплату персонала не выше пяти тысяч рублей, хотя платит им где-то тринадцать. И даже научный сотрудник академического института не предъявляет доходов от репетиторства... Не верят они, – и здраво, – что казна распорядится их деньгами на их благо. Но картинка характерная – бесплатные блага всегда должен обеспечить некто другой.

И, кстати, бесплатным школьное образование не является довольно давно. Вот в сезон 2009/10 годов опрошенные автором родители первоклашек платят в губернском городе школам от 600 до 2000 рублей в месяц. Вполне официально и через банк. На охрану, на дополнительные уроки иностранного... А ещё есть "вступительные" взносы, есть необходимость покупки форм и учебников у рекомендованных фирм. Правда, отметим, что в некоторые школы можно и не платить, а самые решительные не платят просто – и ничего с их детьми плохого не происходит. Но большинство безропотно платит; даже те, кому эти анекдотические по столичным меркам суммы вполне натужны. Инстинкт заботы о потомстве смыкается тут с представлениями о хорошем образовании, как о средстве достижения благосостояния. Давайте посмотрим, насколько такое представление верно.

Ну, у научного сотрудника все ясно – он подыскивает дочери образовательный грант и работу за рубежом. (Скорее всего – найдет.) Нет проблем и у продавщицы – показывая на охранников бывшего цеха, ныне зовущегося торговым центром, она со вздохом говорит, что на эти посты без диплома не берут. (Не будем упрекать её за подмену образования дипломом...) А вот для общества как – образование выгодно? Сделает оно его в целом богаче? (Экзистенциальную ценность образования для личности оставим за скобками...)

Для простоты рассуждений ограничимся теми специалистами, которые добывают сырьё и перерабатывают его в материалы, которые строят машины, в том числе и почти мыслящие – инженерами. Именно труд инженеров создал индустриальный мир, а теперь, – уже при минимальном участии пролетариата, замененного массовыми технологиями и автоматизированными производствами, – порождает мир информационный. Сколько же нужно инженеров для успеха в постиндустриальную эпоху?

Давайте посмотрим на страны, как на чёрные ящики в терминах кибернетики. Оценим их по тому, что у них на входе и на выходе. Россия экспортирует сырье и продукцию первого-второго передела (металл и прокат). Из хайтека – оружие, да кое-что энергетическое, связанное генетически с оборонкой. Ну а если поскрести самые что ни на есть передовые технологии, – цифровую электронику, производство софта, биотехнологию, – мы очень часто обнаружим там американские корни. По инженерному влиянию на мировую экономику разница колоссальная. А давайте посмотрим, в чьей экономике инженеров больше?

Вот свежий отчёт Bureau of Labor Statistics США. Согласно ему в 2008 году в народном хозяйстве США был один миллион шестьсот тысяч инженерных рабочих мест. Это при том, что в этой стране живет 309 миллионов человек, ее доля в мировой экономике – четверть, а ВВП – 14,2 трлн. долларов. Наше население – 142 миллиона, а ВВП в 2009 году оценивается в 39 трлн. рублей, или в 1,23 трлн. долларов. На порядок меньше... (По паритету покупательной способности разрыв, вроде, меньше, но очень интересно, какой же именно товар, кроме пресловутой котлеты в булке, у нас дешевле...) Но зато, как в 2003 году озвучивали на Первом съезде инженеров России, в экономике России занято 10 миллионов инженеров. А с 1917 года, как говорилось там же, было подготовлено аж 15 миллионов инженеров... Вот такие цифры...

А теперь посмотрим на цифры, которые всех тоже интересуют – на среднюю зарплату американского инженера. В мае 2008 года средняя получка инженера была $88570 в год. Больше всех загребли, несмотря на разговоры о зеленой энергетике, нефтяники – $108020. Но дальше более утешительно – инженеры-компьютерщики (их тогда было 74700 человек) получили в среднем 97400 баксов в год, обойдя на 320 монет даже ядерщиков. Некомпьютерные электронщики получили $86370, уступив аэрокосмическим (читай – оружейным) специалистам, с их $92520. Отечественные цифры зарплат с позволения уважаемых читателей приводить не будем...

Ну а как пополняются эти армии специалистов? В США в середине нулевых в год готовили около 70000 тысяч специалистов инженерного профиля. А в нашей стране по аналогичным специальностям в 2006 году государственными вузами выпущено было около двухсот тысяч инженеров. Это для экономики в десяток раз меньшей, преимущественно сырьевой, и для меньшего более чем в половину населения... Не кажется ли, что это – перебор?

Инновационную экономику может делать только высококвалифицированный и высокомотивированный специалист. Мотивировка – это в значительной степени та самая зарплата, и абсолютная, и соотнесенная со средним уровнем доходов по стране. Изобилие унаследованных от СССР инженеров и факультетов по их подготовке сыграла с российской экономикой злую шутку. Работодатель может нанять специалиста за мелкие деньги. Которые не мотивируют не квалификацию, ни добросовестность. Это при том, что работа инженера крайне ответственна – вон какой визг поднимается, стоит мосту затанцевать под ветром, или ракете не пойти в цель. А ведь сложность задач, которые должен решит инженер, и в России и в США одинакова. И, начиная разбираться с проблемами образования, не стоило бы обществу для начала определить, сколько стоит за счёт налогоплательщика содержать инженерных факультетов. Так, что бы на рынке труда формировалась зарплата инженера, мотивирующая его в процессе учёбы получать, а в процессе работы поддерживать квалификацию, соответствующую мировому уровню. В ИТ, кстати, даже в провинции, ситуация с оплатой несколько лучше, чем в унаследованных от СССР отраслях индустрии. Даже в провинции есть платежеспособный спрос от финансовых структур (на банк со сбоем системы очень забавно смотреть...), от приходящих на российский рынок инофирм, даже импортозамещающих, производящих туалетную бумагу... И, что очень важно, поскольку отрасль с формирования была завязана на мировые (а не собственные!) стандарты и терминологию, на технический аглицкий, то есть возможность очного или оффшорного трудоустройства за рубежом. Но все равно – тем, кто обдумывает перспективы образования, для себя или детей, стоит начать с того, что бы прикинуть – а где и сколько за это платят?

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.