Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кафедра Ваннаха: Тайна индийской ИТ-индустрии

АрхивКолонка Ваннаха
автор : Михаил Ваннах   01.04.2010

Успехи индийской ИТ-индустрии хорошо известны. В чём же состоит "военная тайна" индийских программистов? Может ли их опыт быть полезен России?

То, что производить софт похвально и прибыльно, в наше время знают все. Очень многие догадываются и о том, что его очень неплохо и экспортировать. Тут-то всё ясно – в области программного обеспечения расходы на тиражирование продукции минимальны, и чем большую долю глобального рынка ты захватил и удержал, тем большую отдачу принесут тебе и твоим инвесторам. Знаете, тут без всяких преступлений (ну, если не считать вслед за Прудоном что "собственность есть кража") можно получать куда больше марксовых 300%. Ну, прикиньте, состоялся бы феномен Билла Гейтса без всемирных продаж? Итак, взглянем на сухую цифирь.

Вот объёмы годового экспорта программного обеспечения, названные осенью прошлого года на мероприятиях российской инновационной недели в Санкт-Петербурге. Относятся они к 2008 году. Вот группа быстрорастущих стран, так называемая БРИК. Бразилия – 2,2 миллиарда долларов, Россия – 2,6 миллиарда долларов, Китай – 4-6 миллиарда долларов, Индия – 40 миллиардов долларов. Ну что же, на фоне Бразилии, превосходящей нас по населению, и ещё сильней – по населению трудоспособному, Россия выглядит не совсем плохо, хоть и несколько обидно для бывшей сверхдержавы. Но и Китай, превосходящий нас по людским ресурсам больше, чем на порядок, тоже не выглядит ушедшим в глобальный отрыв.

Другое дело – Индия. Пусть она и включает в свою статистику результаты IPO, то есть прикладывает к чистой выручке ещё и инвестиции. Но даже если ограничиться голым экспортом, он все равно составит 20 гигабаксов. Много! Много больше, чем у нас. В чём тут дело?

Может дело в том, что Индия – страна древней культуры, претендующая на авторство множества открытий, в том числе и математического нуля? Увы, цена былым заслугам в мире хайтека близка к нулю бухгалтерскому, тут надо бежать со всех ног, даже чтобы просто оставаться на месте.

Специфическая, в духе "Протестантской этики и духа капитализма", духовность? (Представительница отечественных сумчатых, челноков начала 1990-х, потёршись в тамошнем храме, в экстазе рассуждала потом об о@#$%ной духовности...) Ну да, с духовностью на Индостане всё в порядке, при выходе из небоскреба из нержавейки и зеркального стекла в лицо бьёт дух столь густой, что сравнить его можно лишь с последствиями забрасывания пачки дрожжей... Так что давайте ограничиваться явлениями имманентного мира.

Образование? Ну да, тут уже горячее. Из высокого уровня образования нашего населения исходят и представители власти, провозглашающие модернизацию, и левые публицисты, мечтающие о Советской революции. Вроде бы оно так и есть – вот близлежащая харчевня с подачей бизнес-ланчей. У барменши – высшее юридическое, коллега Цицерона и Кони, но простой "русский флаг", слоистый коктейль из водки, голубого кюрасо и гренадина, сделать не умеет. А подавальщицы – дипломированные экономисты (их с законниками в городе осьмнадцать тыщ на бирже труда). По словам владельца заведения в анкетах профессию пишут гордо – "афициант"... Ну а в ИТ как? Вот бывший техникум бытового обслуживания. В нём учат программистов (sic!). Вот практика – паяльниками разбирают старинный телевизор на припой. На вопрос, почему не подставить лоток и не взять промышленный фен преподаватель растерянно молчит...

А в Бхарате ситуация получше-то будет. Прежде всего, из-за языкового многообразия этой страны. Родной, "племенной" язык, для индийцев скорее второй. "Язык межнационального общения" – было в советские времена такое понятие - там английский. Тяжелое наследие британского колониализма, знаете ли. И в результате любой сколько-нибудь прилежный школьник знает его на очень приличном уровне. Нет, переоценивать их процент к миллиарду индийцев не стоит – но в губернском городе аналогичными языковыми знаниями располагают в этих возрастах несколько десятков, вряд ли несколько сотен, детей. Родители которых вложили немелкие по провинциальным меркам деньги и потратили ещё больше интеллектуальных ресурсов для выбора преподавателей. (Без последнего условия деньги будут истрачены впустую.) А теперь давайте вспомним – на каком языке выдаются задания на аутсорсинг софта? На каком языке ведутся рабочие переговоры, устные и письменные... Вот-вот. И при одном и том же знании проблем технических, математики и алгоритмических языков, конкурентное преимущество будет иметь тот, кто лучше лопочет по-аглицки...

Ещё одна деталь. Ну, все знают, что мировые фармаконцерны закрывают глаза на производство дженериков в Индии. И создается впечатление, что нечто подобное имеет место и в издании специальных книг. Купить их можно много-много дешевле, чем в Калифорнии (Не говоря уже, чем у нас...). Практически сразу после выхода в свет. (Нечто подобное имело место у нас в 1950-е, но в нашем случае требовался съедающий время перевод...)

Наличие у нас в стране нескольких факультетов точных наук, выпускающих специалистов на уровне первых трех дюжин мировых университетов, равно как и многочисленные победы наших ребят на соревнованиях по программированию, ситуацию в значительном масштабе изменить не могут. Ну, самые большие деньги выпускникам в сфере точных наук, по наблюдениям автора предлагают не за работу по специальности, а в отечественной финансовой сфере. Несколько ниже по доходности стоит работа в международных корпорациях. И вот если алгоритм и сделал русский парень, воплощать его массовым кодированием будут, скорее всего, индусы. Почему же?

Обратимся к сборнику интервью Станислава Лема "Так говорил... Лем". Пан Станислав возмущался дороговизной XXI века, вспоминая, что перед Второй мировой на армейских сборах покупал у крестьянок котелок лесных ягод за мелкую монетку. Почему? Да потому, что большая часть населения Польши жило практически натуральным хозяйством, где совсем другая цена времени (низкая) и деньгам (высокая)... Так вот, 70% населения Индии, а это где-то 1,2 миллиарда человек, живет в сельских районах. В этом причина поражающей всех гостей этой страны дешевизны товаров – манго и креветок – да услуг. А индийский ИТ-специалист – разрабатывая софт на экспорт или занимаясь аутсорсинговым администрированием баз данных – за смешные по американским или отечественным масштабам деньги может обеспечить себе вполне приличный уровень жизни. Вот переписка других писателей, Стругацких. В 1966 году Борис Натанович с удивлением пишет брату, что в стране есть первый космонавт и первая АЭС, но нет возможности найти няньку. Так блюминги с домнами и оказались построены за счет того, что сельское население, поставлявшее нянек, оказалось безвозвратно втянутым в сферу индустриального производства. А в Индии няньки в изобилии! Именно это – вкупе с лучшей, чем в России интеграцией в мировой рынок, ведь кроме языка у британцев были унаследованы и коммерческие связи – и дает этой стране те преимущества, которых у нас не будет никогда. Российской ИТ-индустрии предстоит искать свои, совсем оригинальные пути. Для захвата своей доли на мировом рынке.

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.