Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Кафедра Ваннаха: Свобода и буржуазия

АрхивКолонка Ваннаха
автор : Михаил Ваннах   24.03.2010

Стало привычным, что за права человека радеют полублаженные чудаки, да охотники за грантами. Но вот контрпример – реальные шаги в области защиты свобод делает одна из крупнейших корпораций ИТ-отрасли.

Среднерусский (cредне – это и географическое, и матстатистическое понятие в данном случае…) буржуа – обычно существо довольно малосимпатичное. Отбыв тот или иной срок в комсомоле (старшее поколение) или мелких мытарях (генерация более молодая); избежав отбытия срока той или иной длины по обвинению в той или иной форме коррупции, наш купчина становится владельцем рынка, «бизнес-центра» или сети магазинов. Порой даже фрондёрствует, проходя в местную легислатуру по списку партии той или иной оппозиционности, напрягая при этом отношения с провинциальным чиновничеством. Но, поскольку оппозиционность его - именно лёгкая фронда, при голосованиях по сколько-нибудь важным для чиновного люда вопросам буржуа наш ведёт себя так, как скажут, в результате удостаиваясь пламенного презрения от оппозиционного электората (подогретого к тому же, как керосин в ракетном движке, завистью к дорогим авто и квартирам наших персонажей). В результате они, со всей своей прагматичностью, оказываются в положении двух ковбоев, которые последовательно в обмен за Eagle, золотой червонец, ели известный продукт, и, как выяснилось, совсем задаром. Нет, возможно, встречаются у нас буржуа и совсем иные, наделённые моральными достоинствами и занятые чем-то кроме мелкого гешефтсмахерства. Наверняка даже есть – просто автор не видел их. Как некогда пел Владимир Семёныч «Хороших знаю хуже я,/ У них, наверно, крылья…».

А ведь буржуа выходил на историческую арену, отнюдь не трясясь от страха. От чего происходит это слово? Буржуа, бюргер, ситуайен – в основе всех этих слов лежит бург или сити. Проще говоря – укрепленный град. Вовлечённость в капиталистический процесс появилась куда позднее, а в начале – способность отстаивать свой город от супостата. Именно это лежит в основе гражданского общества. И об этом часто забывают. Даже такой крупный учёный как Вернер Зомбарт противопоставлял достойных рыцарей и мерзких буржуев в книге «Торгаши и герои», 1916. Вот только он забывал, что когда городские ополчения сходились с рыцарскими отрядами, хреновато бывало последним. Начиная с Куртре, с De Guldensporenslag, Битвы золотых шпор, когда фламандское ополчение, цеховые мастера с подмастерьями, разгромило французских рыцарей, сняв с их тел семь сотен пар золотых шпор. Технологические преимущества арбалетов, а затем и огнестрельного оружия; синергические, обусловленные совместным действием, преимущества слаженного строя городского ополчения – всё это давало преимущества перед тренированным с детства для боя феодалом. А мотивировало горожан желание сохранить свои привилегии – как говорилось «городской воздух делает свободным», выводит из-под власти землевладельца.

И вот сейчас мы встречаемся с поведением предпринимателей, заставляющим вспомнить те времена, когда городские сословия вызревали в недрах феодальной системы. Казалось бы все мы привыкли, что бизнес трепетно норовит прижаться к государству. Просят помощи банкиры, слишком жирные, что бы заняться честным трудом. Автомобильные производители (и не только у нас, кстати) шантажируют правительства, стеная о горькой участи своих работников. В общем, всё описывает пародийный парафраз известной песни – «Не надо прогибаться под изменчивый мир,/ Достаточно прогнуться под власть…»

И вот событие, абсолютно выбивающееся из этого ряда. И повёл себя по другому, совсем в духе граждан зари Нового Времени, хайтековый гигант Google. Наплевав на требования властей Поднебесной фильтровать базар, ой, виноват, контент, он отказался цензурировать информацию для китайских пользователей. Вероятно, решение далось хозяевам мегапоисковика не слишком легко. Ведь только за прошлый год он, по различным оценкам, поимел на рынке КНР от четверти до двух третей гигабакса. Немало! Но, тем не менее, трудное решение было принято. Знаете, фламандским ткачам и кузнецам тоже, наверное, не хотелось выходить с алебардой в поле навстречу рыцарям в блестящих доспехах. Был соблазн отстегнуть увеличенные подати, выдать ученика только недавно давшего дёру из деревни, его законному хозяину. Но было и более глубокое и дальновидное, если и не понимание, то предчувствие. Того, что с сильным невозможны союзы. Отдаешь ему требуемое – и завтра он потребует ещё. И так, пока не отберет всё! Это потом Макиавелли сформулирует правило, что союзы и коалиции составляются против самого сильного игрока, и лишь в ХХ веке теория игр докажет это математически… (Местные буржуа похоже не знакомы с этой дисциплиной даже в пределах классических книг, переведённых в 1950-е Издательством иностранной литературы, по котором её штудировали поколения оборонщиков.) Но фламандские бюргеры да английские йомены это видно предчувствовали, вели себя экономически рационально в длительной перспективе. Сопротивление оказалось эффективным.

И похоже, что Google руководствуется столь же рациональными мотивами, которые могут оказаться эффективными в длительной перспективе. Не будем обольщаться – в какой-то период времени поисковик согласился с цензурой, и, похоже, дал письменные обязательства, в нарушении которых власти КНР обвиняют теперь Google. Но вот цену договорам с Поднебесной, традиционно считающей себя центром мира, и делающей только то, что ей выгодно, Google почувствовал в начале этого года, когда была предпринята серия кибератак на Gmail и некоторые другие сервисы. А ИТ-бизнес, бизнес на информации, на сообщениях – это, как долгие годы пишет "Компьютерра", и бизнес на приватности, на умении молчать. А вот этого то права и пытаются лишить его власти КНР. Сначала в отношении китайских правозащитников, до которых в сущности всем очень мало дела. Но кто знает, кто попадет дальше в сферу интересов державы, чьё положение в XXI веке может быть сопоставлено с Германией, в ХХ веке претендовавшем на мировое господство. И очень показательно, что первыми на эту угрозу прореагировали частные корпорации из ИТ-отрасли, подлинный авангард человечества. И то, что они руководствуются не абстрактными моральными соображениями, а долгосрочными ожиданиями прибыли, даёт надежду на то, что сопротивление этой угрозе будет действительно упорным!

Кстати, посмотрим на американских чиновников, разглагольствований которых о правах человека и повсеместном привнесении демократии побаиваются чиновники наши, и на кого с надеждой взирают те наши земляки, что любят «шакалить у иностранных посольств». Что же они, руководствуясь интересами свободы, поддержали перенос серверов поисковика в Гонконг, пообещали прогуляться в Конгресс и намекнуть там на целесообразность налогового вычета за эти расходы, или хотя бы награждения какой-либо грамоткой или иным блестящим предметом?

Отнюдь! Представитель Совета национальной безопасности Майк Хаммер высказал сожаление, что Google и Китай не смогли договориться. Старая добрая традиция времен Мюнхенского сговора! Знаете, если вы довольно адекватно оцениваете власти свои, наивно приписывать некие достоинства политиканам заморским...

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.