Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Петлички и выпушки для кибергренадёров

АрхивКолумнисты
автор : Михаил Ваннах   17.06.2009

Властям, которые вряд ли откажутся от использования в грядущих войнах дешёвого и эффективного сетевого ополчения, стоило бы задуматься о его введении в военно-юридические рамки.

Бывший редактор "КТ" Леонид Левкович-Маслюк взял интервью у хорошо известного нашим читателям Рафала Рогозинского - директора группы компаний SecDev, специализирующейся на сетевой контрразведке и изучении политических конфликтов (www.svobodanews.ru/content/article/1733865.html). Господин Рогозинский привел несколько любопытных фактов, имеющих прямое отношение к наиновейшей истории нашей страны.

Согласно сведениям г-на Рогозинского (по его словам, на государственные спецслужбы он не работает и в августе прошлого года оказался в Грузии случайно), российские хакеры в ходе прошлогодней войны осуществили ряд высокоэффективных кибератак, в результате которых "Была закрыта вся грузинская сеть, три-четыре дня не было возможности в неё войти. Не работали серверы госорганов, серверы грузинских СМИ, "Скайп". 13 августа, когда никто не знал, будут ли российские войска входить в Тбилиси, вообще не было информации, и началась легкая паника. Телевидение не работало, радио не работало, "грузинский Интернет" не работал, а доступ к "русскому Интернету" грузины сами заблокировали". То есть, если верить сведениям г-на Рогозинского, - а оснований сомневаться в них нет, - отечественные хакеры внесли значительный вклад в операцию "понуждения к миру". Ведь еще фон Клаузевиц учил, что "военная деятельность никогда не бывает направлена против одной лишь материи, а всегда в то же время и против моральных сил, одухотворяющих эту материю; отделить их друг от друга невозможно"1. Подрыв морального духа противника, его психологической готовности к сопротивлению, путем воздействия на Интернет, из которого черпают сведения все традиционные СМИ, - безусловно в войнах XXI века будет одним из самых эффективных методом борьбы. Kiberkampf, сказал бы фон Клаузевиц. (В русских изданиях Kampf чаще переводится как бой.) Он же говорил о том, что "...цель боя не всегда заключается в уничтожении участвующих в нём вооруженных сил и может быть достигнута без действительного столкновения, посредством одной постановки вопроса о бое и складывающихся вследствие этого отношений. Отсюда становится понятным, почему оказывались возможными целые компании, ведшиеся с большим напряжением, в которых фактические бои не играли существенной роли"1.

А дальше г-н Рогозинский сказал, что атаками этими российские госструктуры не занимались! То есть киберборьба против противника велась, но вели её добровольцы, сетевое ополчение! И тут мы обращаемся - правда, сугубо опосредованно - к наследию другого классика, Гуго Гроция. В книге "De jure belli ac pacis" ("О праве войны и мира", 1625) он пытался ввести военные действия в рамки закона. В результате в международном праве было выработано понятие комбатантов - сражающихся. Этим термином обозначают лиц, входящих в состав регулярных вооруженных сил воюющих сторон и непосредственно участвующих в боевых действиях. Комбатантами являются также партизаны, ополченцы и население, стихийно взявшееся за оружие. Но для такого признания существует однозначное условие: ополченцев должен возглавлять командир, несущий ответственность за подчинённых; они должны иметь определённый, явственно видимый издали отличительный знак; открыто носить оружие и соблюдать законы и обычаи войны. Вот тогда, в соответствии с 4-й Гаагской конвенцией (1907) и Женевскими конвенциями (1949), на комбатантов распространяются законы и обычаи войны. В противном случае их действия рассматриваются как та или иная форма преступлений, что в условиях военного времени в случае поимки противной стороной влечет за собой недолгую прогулку в компании выводящих и автоматчика... В мирное же время такие действия могут быть подвергнуты преследованию с помощью международных полицейских организаций. На первый взгляд нестрашно, но учитывая, что погреть пузо на нездешнем песке много дешевле, чем с тем же комфортом в Сочи, это тоже стоит иметь в виду... Ибо, по словам того же г-на Рогозинского, хакеры сами рассказывали на форумах, что проделали!

А еще в ходе конфликта "Были атаки украинских хакеров на российские серверы". Тут еще интереснее - авторитетный г-н Рогозинский признает, что в конфликте участвовала третья сторона, правда, работавшая с малым эффектом. Очень интересно, как квалифицирует такие действия международное право. И как квалифицирует действия, принятые в ответ. Ну вот, скажем, известный прием террористов - развернуть ракеты в детсаде, выпустить их по соседям, а потом лить слезы над результатами ответного огня... Есть штука такая, не к ночи будь помянута, casus belli.

Так что властям, которые вряд ли откажутся от использования в грядущих войнах дешёвого и эффективного сетевого ополчения, стоило бы задуматься о его введении в военно-юридические рамки. Штатное расписание, командование, звания, флэшки форменного образца и явственно видимые мундиры, в которых обязательно сидеть перед дисплеем...


Из еженедельника "Компьютерра" №22 (786)

1. Фон Клаузевиц, К., О войне. М., 2002, с.140. [назад]

2. Там же, с. 6667. [назад]

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.