Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Копирайтный пир

АрхивКолумнисты
автор : Александр Милицкий   02.06.2009

Зачем тратить время и силы на поиск в торрентах и скачивание нового фильма, когда в рамках уже оплаченного месячного абонемента его можно получить по скоростному каналу буквально одним нажатием кнопки?

Цифровые технологии с их дешевизной копирования и передачи информации давно поставили весь институт копирайта на уши. Реалии гутенберговой эпохи канули в прошлое безвозвратно. Лейблы подсчитывают убытки и тщетно взывают к совести потребителей, нагло пользующихся халявой. Потребители же считают, что лейблы зажрались и обнаглели и что лицензионные требования правообладателей переходят все разумные границы. Короче говоря, налицо классическая революционная ситуация: "низы" не хотят жить по-старому, а "верхи" не могут править по-старому. Эпизодические судебные процессы ситуацию не лечат, а только подливают масла в огонь.

То, что революция рано или поздно произойдет, - очевидно, пожалуй, уже для всех. В том, что случится это скоро, - уверено большинство (для краткого ознакомления с позицией противников нынешней системы рекомендую ознакомиться с циклом статей Андрея Столярова, www.provider.net.ru/article.69.php). Вот только никто не знает, как будет выглядеть мир после этой революции, какие обычаи и законы будут действовать там вместо устаревших сегодняшних.

На фоне общего разброда и шатания довольно интересной, если не сказать революционной, выглядит концепция, предложенная Алексеем Кравецким

(lex-kravetski.livejournal.com/223400.html). Суть ее заключается в следующем.

Каждый потребитель того или иного защищенного копирайтом контента - кинофильмов, музыкальных произведений, литературных текстов и т.п. - в состоянии "освоить" лишь ограниченное количество продукции. Человек не может посмотреть больше фильмов, чем у него есть свободного времени, которое он готов потратить на это занятие. Объём прочитанных книг ограничивается свободным временем же и скоростью чтения. И даже если слушать музыку не переставая, - в сутках всего 24 часа, часть которых так или иначе тратится на сон.

С другой стороны, ресурсы - в первую очередь финансовые, которые потребитель готов потратить на те или иные виды потребления, - тоже ограничены, как и любая другая статья личного бюджета. Конечно, в зависимости от личных пристрастий и уровня доходов эти цифры будут иметь заметный разброс, - но в целом для той или иной местности вполне реально вывести (например, путем социологического исследования) некую среднюю сумму, которая устроит подавляющее большинство потребителей. Ту самую ежемесячную сумму, с которой он вполне готов расстаться, - а вот больше которой вряд ли потратит.

И если за эту сумму потребителю легально предложить неограниченный объём контента - "анлим", - проблема интеллектуального пиратства будет практически решена. Зачем тратить время и силы на поиск в торрентах и скачивание нового фильма, когда в рамках уже оплаченного месячного абонемента его можно получить по скоростному каналу буквально одним нажатием кнопки? Зачем переводить DVD-болванки, копируя у друга понравившуюся музыку, когда её можно получить без дополнительных затрат и с максимальным комфортом? И уж тем более нет никакого смысла тратить сто рублей на пиратский диск, продающийся с лотка.

В принципе, эта идея не нова и много где уже реализована. Подписавшись у оператора спутникового или кабельного телевидения на пакет платных киноканалов, вы за свою абонентскую плату посмотрите столько фильмов, сколько сможете. Многие интернет-магазины, торгующие музыкой в цифровых форматах, за фиксированную плату предоставляют доступ ко всем своим огромным архивам. И даже древние как мир платные библиотеки позволяют вам за оплаченный взносами месяц прочитать столько книг, сколько успеете. Казалось бы, в чем тут новизна идеи? А новизна - в биллинге.

Кравецкий предлагает фиксировать содержимое, потреблённое каждым пользователем, - отслеживая скачиваемые файлы и просмотренные по кабелю фильмы, - и полученную от него сумму распределять среди правообладателей пропорционально их "заслугам". Условно говоря, если плата за контент составляет 1000 рублей с человека в год, и за этот год он посмотрел всего один фильм, - значит, этот фильм представляет для него столь высокую ценность, что его создатели вполне справедливо получат всю сумму. А если просмотренных фильмов оказалась тысяча, то каждому из правообладателей достанется по рублю. По замыслу автора идеи, подобный механизм распределения не только решит проблему пиратства, но и сыграет рыночную роль, поощрив авторов востребованных произведений.

Несмотря на, казалось бы, мизерность взятой нами (вслед за автором идеи) суммы в тысячу рублей в год с одного россиянина, итоги получаются совсем не шуточные. Тысяча рублей - это около 30 долларов. Если помножить эту сумму на 70 млн. потенциальных абонентов (половина населения России), получится $2,1 млрд. в год. Иначе говоря, утверждает Кравецкий, на эти деньги можно снять и окупить с двадцатипроцентной прибылью 42 таких блокбастера, как "Обитаемый остров" с его бюджетом около $40 млн.

Если рассмотреть американский рынок, то, по расчетам Кравецкого, получается ещё интереснее. Установив годовую таксу в $100 (что довольно скромно для среднего годового дохода около $30 тысяч) и приняв аудиторию за 200 млн. человек, получим суммарный доход правообладателей $20 млрд. в год, - больше, чем вся американская киноиндустрия получает со всего мира. При таком раскладе с одних только США набежит столько, что хватит на съёмки двухсот фильмов с бюджетом по $100 млн. каждый.

Интересующихся подробностями идеи Кравецкого и её многочисленными достоинствами отошлём к оригинальной публикации, а сами попытаемся проанализировать возможные недостатки, автором недоучтенные.

Во-первых, весь этот проект неизбежно повлечет отделение платы за доступ к собственно контенту от взимания денег за услуги по его предоставлению. Грубо говоря, в магазинах диски с музыкой и фильмами будут продаваться по цене, близкой к себестоимости тиражирования, кинотеатры станут брать плату исключительно за предоставление удобного кресла, объёмного звука и широкого экрана и т.д. Это потребует радикального пересмотра множества сегодняшних бизнес-моделей, вызовет разорение множества бизнесов и наверняка породит могучее лобби, противящееся нововведениям.

Во-вторых, вся эта прекраснейшая схема является осмысленной и оправданной в том и только в том случае, если статистика потребления контента собирается в полном объёме и без существенных искажений, - только тогда правообладатели получат деньги пропорционально популярности своих произведений. Если отказаться от этого принципа, - затея выродится в подобие налога на телевизоры или на записывающие устройства, взимаемого в некоторых странах и направляемого "правообладателям вообще". А наладить такой учет можно только в жестко централизованной системе. Организовать взимание платежа со всех граждан, обеспечить каждого из оплативших специальным "билетом", дающим право на получение неограниченного количества контента, сделать так, чтобы эти "билеты" принимались всеми без исключения провайдерами, кабельными операторами, кинотеатрами и владельцами файл-серверов, - ещё полдела. А вот добиться того, чтобы каждый из них аккуратно и добросовестно вёл статистику потребления и своевременно передавал её куда следует, - это организационная задача посложнее плана ГОЭЛРО. Сам г-н Кравецкий, являющийся убежденным сторонником социализма, этим обстоятельством не смущается,- в каком-нибудь Китае ввести такую систему, вероятно, можно было бы хоть завтра, и она благополучно работала бы. Но в обществе со свободной рыночной экономикой - это прожектёрство, - кто не согласен, может поинтересоваться статистикой собираемости налогов, которым государство уделяет самое пристальное внимание.

В-третьих, такая система чудовищно уязвима с точки зрения коррупционности. Ведь достаточно на долю процента изменить цифры отчетности, как кто-то из правообладателей лишится многих миллионов, а кто-то, напротив, незаслуженно проснется мультимиллионером. Надеяться на чудеса криптографической защиты и государственного контроля я бы не стал, - как известно, существуют умельцы, благополучно "подкручивающие" машины для голосования, банкоматы, игровые автоматы и прочую технику, проходящую жесткие процедуры сертификации и находящуюся под неусыпным контролем. Наивно было бы ожидать, что именно устройства, занимающиеся регистрацией пользовательских предпочтений, окажутся неуязвимыми и незапятнанными. Тем более что единый биллинговый центр, находящийся между потребителями и правообладателями, как будто специально создан для реализации разнообразных атак по схеме "человек посередине". Отсутствие же полного доверия со стороны правообладателей делает всю затею нежизнеспособной.

Наконец, централизованный сбор информации о зрительских предпочтениях ставит под удар неприкосновенность частной жизни. Из сведений о том, какие фильмы смотрит тот или иной человек, можно почерпнуть массу информации о его политических взглядах, религиозной принадлежности, сексуальной ориентации и т.п., - а это порождает бездну возможностей для злоупотреблений и даже прямого шантажа. Найдите в базе учащегося ПТУ, активно смотревшего фильмы гомоэротической тематики, - и вы сможете вить из него веревки одной лишь угрозой показать распечатку его однокашникам.

В общем, предлагаемая Кравецким конструкция, несмотря на её красоту, вряд ли может быть реализована при современном социальном и экономическом устройстве общества. Однако она весьма интересна как концепт революционного преобразования сегодняшней копирайтной системы, которая, несомненно, свое уже отжила.

Из еженедельника "Компьютерра" № 19 (783)

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.