Архивы: по дате | по разделам | по авторам

А работаешь-то кем?

АрхивКолумнисты
автор : Владимир Гуриев   01.06.2009

Вполне возможно, что лет через десять-двадцать знаменитый анекдот ("Ну что поёшь, понятно, - сказал ямщик Шаляпину. - Я тоже, как выпью, пою. А работаешь-то кем?") можно будет рассказать про фотографа, журналиста, программиста...

Многих волнует возможная девальвация рубля (доллара, евро, золота - кому что ближе), но почти никто не беспокоится о собственной девальвации. По крайней мере, вслух. Это довольно странно, потому что исчезновение главного источника дохода, вообще говоря, куда важнее и опаснее, чем похудевший кошелек. С тем же успехом кролик, попавший в объятья питона, мог переживать о том, что у него завернулось правое ухо и теперь он выглядит смешно.

Впрочем, проблема ненужности избранной профессии не нова. И хотя профессии ещё никогда не уходили в небытие так часто, как в последние двадцать лет, в истории есть успешные примеры того, как ремесленники перепозиционировали собственные умения под изменившиеся потребности.

Взять, например, художников. Когда-то это были очень важные и нужные люди. В эпоху палеолита на узких художественных плечах лежал тяжкий груз ответственности. Художник отвечал за успешную охоту. Чуть ли не каждый вечер он рисовал на стене пещеры сценарий операции "Быки и коровы", возможно, отвечая за успешность операции головой, - ведь как нарисовал, так и поохотились. Иногда художник занимался изображением духов или тотемных животных, совмещая, таким образом, в одном лице должность министра животноводства и министра иностранных дел.

Потом это стало никому не нужно, но художники успели перековаться в хроникеров. Они иллюстрировали исторические летописи, рисовали портреты на заказ и, как прежде, вплотную работали с религиозными институтами, поскольку религиозные институты понимали, как важны красивые картинки. Такое положение дел, если не обращать внимания на незначительные флуктуации, сохранялось до XIX века включительно. А в XIX веке появилась фотография, которая с функцией фиксации момента справлялась лучше, чем живопись. Тогда же заметно снизилась и роль церкви в общественной жизни. Художники вдруг обнаружили, что заказчика у них больше нет. Любая приличная (не гениальная, но приличная) картина проигрывала и шедеврам прошлого (с художественной и инвестиционной точки зрения), и блёклой фотокарточке (с точки зрения простоты и дешевизны достижения результата).

И художники снова переизобрели себя, отказавшись, по сути, от реализма. У этого решения, разумеется, были свои подводные камни: в новой, ещё не исследованной системе координат на поверхность всплыли люди, которым пару сотен лет назад даже вывеску нарисовать бы не доверили. Однако изобразительное искусство выжило. Во многом благодаря тому, что сразу отказалось от соревнования с "демпингующими" фотографами и предложило миру иной, уникальный и трудно копируемый продукт. Он очень непохож на то, что художники делали столетиями. Иногда непохож настолько, что и искусством его не назовешь. Но у безумной инсталляции какого-нибудь нью-йоркского художника и картины, скажем, Питера Брейгеля Старшего есть одно важное общее свойство - штучность. Художники отказались от формы в пользу содержания, и это их спасло: у современного искусства сформировалась своя внутренняя иерархия, и сегодня изобретательному и общительному автору инсталляций голод не грозит, хотя вопрос о его месте в истории, конечно, остается открытым.

По закону кармы схожий процесс вытеснения дорогого и качественного продукта дешёвым и разным добрался и до фотографии. Профессиональные камеры с каждым днем всё доступнее, процесс изготовления снимка упростился до предела. Мастерство любителей тоже растёт. Разумеется, они не всегда оказываются в нужном месте в нужное время - в конце концов, им приходится зарабатывать на жизнь. Но их миллиарды, а если вас миллиарды, то рано или поздно вы возьмете количеством. Поэтому млекопитающие пережили динозавров - впрочем, поговаривают, что нашим мохнатым предкам слегка помог какой-то астероид. Я не удивлюсь, если лет через десять-двадцать знаменитый шаляпинский анекдот ("Ну что поёшь, понятно, - сказал ямщик Шаляпину. - Я тоже, как выпью, пою. А работаешь-то кем?") можно будет, не слишком кривя душой, рассказать про фотографа, журналиста, программиста, дизайнера или даже офис-менеджера.

В связи с этим интересно, что придумают фотографы. В том, что офис-менеджеры выкрутятся, у меня сомнений нет.

Из еженедельника "Компьютерра" № 19 (783)

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.