Архивы: по дате | по разделам | по авторам

Убей себя сам

АрхивКолумнисты
автор : Михаил Ваннах   15.04.2009

Охота - занятие куда более древнее, чем война. Для охоты достаточно голода, дичи и некоторых навыков. И один из них - изготовление и установка ловушек. Позволяющих объекту охоты убить себя самому.

Охота - занятие куда более древнее, чем война. Война-то требует развития общества, возникновения политики, которую в тот или иной момент приходится проводить насильственно. А для охоты достаточно голода, дичи и некоторых навыков. И один из них - изготовление и установка ловушек. Позволяющих объекту охоты убить себя самому.

Если полистать писанные в позапрошлом столетии книги классика охотничьей литературы Леонида Павловича Сабанеева, мы поразимся обилию простых и эффективных приспособлений, которые в различных местах Российской империи применялись при зверином и птичьем промысле. Забытые имена - слопцы, давушки, пасти, вентеля, пружки, короба, силки... Всё из подручного материала - дерева, лозы, волоса. Всё приводимое в действие самой птицей, затягивающей петлю на своей шейке, или зверем, высвобождающим потенциальную энергию, запасенную в ловушке. Первая автоматика в истории! Но уже тогда Сабанеев сокрушался о слабой изученности этого пласта народной культуры и призывал к организации экспедиций, которые могли бы собрать эти ловушки или хотя бы их изображения. Но у правительства, как всегда, нашлись иные способы потратить деньги.

Ну а в совсем уж седой древности, когда немногочисленные люди бродили среди стад мамонтов, громадную роль сыграли ловчие ямы, позволившие при некоторых способностях к коллективному труду запастись большим количеством мяса. Возможно, это было первым случаем горных работ, закладкой основ технологической цивилизации. Ее прогресс привел к развитию общества и войне, а ловушки на человека, применяемые в военном деле, зовутся минами (кажется, от кельтского слова mwyn). Когда-то мины были всего лишь подкопами под стенами крепостей, потом превратились в набитые черным порохом фугасы. Поджигали их огнепроводными шнурами; а после изобретения академиком Б.С. Якоби электрического замыкателя - током от гальванических батарей. К примеру, в 1848 году на Кавказе перед фортами Головинским и Навагинским были установлены противопехотные фугасы. Но и в случае применения электричества речь идет об управлении в ручном режиме, о телемеханике. А автоматика в инженерные боеприпасы пришли позже: в Русско-турецкой войне 1877–78 гг. использовались самовзрывные фугасы конструкции профессора Инженерной академии Александра Федоровича Плюцинского.

А к Первой мировой развитие технологий металлообработки и взрывчатых веществ породило мины сухопутные - коробочки со взрывателем, нажатие на который сапогом солдата приводило к взрыву. Появление танков и бронемашин породило мины более мощные, с менее чувствительным (не тратить же на отдельного бойца полпуда взрывчатки) взрывателем - противотанковые/противотранспортные. (В СССР первую промышленную противотанковую мину разработал в 1924 году военный инженер Д. М. Карбышев.) Потом стали появляться мины прыгающие. Это, по сути, была одноразовая пушчонка, стреляющая (но низэхонько-низэхонько, метра на полтора) разрывным зарядом, набитым стальными шариками, аналогом артиллерийской шрапнели, рвущимся через полсекунды. Германская SpringMine, прыгающая мина, официально и называлась Schrapnellmine.35, то есть шрапнельная мина образца 1935 года. В действие её приводила (как и многие охотничьи ловушки) растяжка. Эти боеприпасы и до сих пор представляют немалую опасность на местах былых боев, о чем МЧСовские сапёры регулярно предупреждают юных поисковиков. Ну а сейчас военные технологии находятся на этапе объединения мин противотанковых и мин прыгающих.

Началось это не вчера. Как артиллерийская шрапнель, изобретенная в начале XIX века, навеяла идею шрапнельных мин, так и появление фаустпатронов, пехотного противотанкового оружия с кумулятивным, направленного взрыва, боеприпасом, не могло остаться незамеченным создателями инженерных боеприпасов. Появившийся во время Корейской войны американский гранатомет M20 "Super Bazooka" (просто Bazooka с Т34 справиться не могла) породил противотанковые мины M24 и M66, стоявшие на вооружении янки до конца холодной войны, да и поныне хранящиеся на складах. M20 представлял собой стальную трубу, откуда с помощью электрического воспламенения выстреливалась 88,9 мм граната M28. Мина же M24 имела одноразовую пластмассовую трубу с той же гранатой М28, которую планировалось устанавливать по обочинам дорог и в узких местах. Приводить ловушку в действие должна была не растяжка, как у Schrapnellmine, а замыкание пары проводов проходящим танком. (Тот же замыкатель академика Якоби...)

Позже появилась более высокотехнологичная мина M66. В отличие от M24, она оснащалась устройством управления M619, включавшим в себя геофон и инфракрасный блок. Геофон представлял собой заглубленный микрофон с усилителем, частотным фильтром и реле. Платой за простоту и надежность Т-34 был чудовищный шум, производимый этой машиной. Такие-то шумы и слушал и выделял геофон, взводя при нарастании звукового давления ИК-блок. Ну а тот представлял собой ИК-фонарь (до светодиодов были ещё десятилетия) с фотоэлементом. Пересечет танк лучик "черного" света - и в борт ему летит граната. Но вот справился бы боеприпас, созданный для борьбы с Т-34, с броней Т-64 - сказать трудно. А тут еще и активные элементы защиты появились!

Видно, сомнения терзали и военных планировщиков НАТО. К концу холодной войны появлялось все больше и больше боеприпасов, поражавших танки в наиболее уязвимые места - в том числе и с верхних ракурсов. Это были и противотанковые управляемые ракеты, и суббоеприпасы для авиационных бомб и артиллерийских снарядов. Одна из применяемых в них технологий - технология кумулятивного ударного ядра.

Боеприпас с кумулятивным ядром - это, как и прыгающая мина, одноразовая пушка. Но пушка совсем иная, появление которой стало возможным после десятилетий развития технологий, в том числе и вычислительных. У обычной пушки есть прочный корпус и есть заряд метательного взрывчатого вещества (чаще всего - пороха), продукты горения которого выталкивают снаряд. А в кумулятивном боеприпасе с ударным ядром высокобризантное, то бишь с высокой скоростью детонации, взрывчатое вещество образует и корпус пушки и заряд. Снарядом же становится облицовка "короткофокусной", с углом раствора больше 100 угловых градусов, кумулятивной воронки. Сжатая взрывом, она летит со скоростью более 2500 м/с, которую, правда, быстро теряет. И формируется ударное ядро на некотором расстоянии от взорвавшегося заряда (мертвая зона). Так что боеприпас с ударным ядром надо навести на цель и взорвать на расстоянии в несколько десятков метров. С этим успешно справляются подаренные современной электроникой датчики.

Мина M93 Hornet ждет гостей

Мина Hornet M93 в действии

На основе таких боеприпасов разработано новое поколение мин, накрывающих широкую площадь, - Family of Wide Area Munitions (WAM). Создала его по заказу Пентагона фирма Textron Defense Systems. Пока доступна мина M93 Hornet, каждая стоит больше 50 тысяч долларов, планируется поставить армии более 15 тысяч комплектов. В транспортном состоянии это пудовая шестигранная призма с ручкой. Раскрывшись, она превращается в высокотехнологическое оружие.

Блок управления у M93 Hornet куда разумнее, чем у М66. В нём есть коммуникационный модуль, обеспечивающий связь мины с другими системами оружия, создаваемыми по программе Future Combat Systems - Боевых систем будущего. Через него мина может быть приведена в боевую готовность или обезврежена; через него данные от нашего старого знакомца - геофона - становятся доступными системам управления боем. Геофон, конечно, куда избирательнее, чем раньше. И ИК-датчики стали пассивными. Найдя и классифицировав бронецель в радиусе ста метров вокруг себя, Hornet наводит (ещё больше сходства с пушкой) и выстреливает порохом разумный суббоеприпас с кумулятивным ударным ядром. Тот, опускаясь к цели, спирально сканирует местность ИК-датчиком и, найдя мишень, подрывает себя, выпуская на волю четырехсотграммовую танталовую пулю. Она бьет танк сверху, в тонкую крышу. На рисунке мы видим момент поражения танка Т-72 таким боеприпасом.

К плюсам нового оружия следует отнести то, что это не просто мина, а еще и сетевой акустический и ИК-датчик, элемент большой системы. Ну а к минусам то, что она не работает при минусовых температурах... Впрочем, китайские танки Type 99 несут активную броню даже на крышах.

Из еженедельника "Компьютерра" № 15 (779)

© ООО "Компьютерра-Онлайн", 1997-2019
При цитировании и использовании любых материалов ссылка на "Компьютерру" обязательна.